Короткие стихи бальмонта о любви

Печаль луны

Ты мне была сестрой, то нежною, то страстной,И я тебя любил, и я тебя люблю.Ты призрак дорогой… бледнеющий… неясный…О, в этот лунный час я о тебе скорблю!Мне хочется, чтоб ночь, раскинувшая крылья,Воздушной тишиной соединила нас.Мне хочется, чтоб я, исполненный бессилья,В твои глаза струил огонь влюбленных глаз.Мне хочется, чтоб ты, вся бледная от муки,Под лаской замерла, и целовал бы яТвое лицо, глаза и маленькие руки,И ты шепнула б мне: «Смотри, я вся — твоя!»Я знаю, все цветы для нас могли возникнуть,Во мне дрожит любовь, как лунный луч в волне.И я хочу стонать, безумствовать, воскликнуть:«Ты будешь навсегда любовной пыткой мне!»

Список стихов Бальмонта К.Д. для детей:

    • Завет бытия
    • Россия
    • Весь — весна
    • Узник
    • В синем храме
    • Уйти туда
    • Я русский
    • Судьба
    • Прощание с древом

Лучшие стихи Константина Бальмонта для детей

Завет бытия


Я спросил у свободного Ветра,Что мне сделать, чтоб быть молодым.Мне ответил играющий Ветер«Будь воздушным, как ветер, как дым!»Я спросил у могучего Моря,В чем великий завет бытия.Мне ответило звучное Море«Будь всегда полнозвучным, как я!»Я спросил у высокого Солнца,Как мне вспыхнуть светлее зариНичего не ответило Солнце,Но душа услыхала: «Гори!»

Россия

Есть слово — и оно едино.Россия. Этот звук — свирель.В нем воркованье голубино.Я чую поле, в сердце хмель,Позвавший птиц к весне апрель.На иве распустились почки,Береза слабые листочкиРаскрыла — больше снег не враг,Трава взошла на каждой кочке,Заизумрудился овраг.Тоска ли в сердце медлит злая?Гони. Свой дух утихомирь.Вновь с нами ласточка живая,Заморского отвергшись края,В родимую влюбилась ширь.И сердце, ничего не зная,Вновь знает нежно, как она,Что луговая и леснаяЗовет к раскрытости весна.От солнца — ласка властелина,Весь мир — одно окно лучу.Светла в предчувствии долина.О чем томлюсь? Чего хочу?Всегда родимого взыскую,Люблю разбег родных полей,Вхожу в прогалину лесную —Нет в мире ничего милей.Ручьи, луга, болота, склоны,В кустах для зайца уголок.В пастушью дудку вдунул звоны,Качнув подснежник, ветерок.Весенним дождиком омочен,Весенним солнцем разогрет,Мой край в покров весны одет,Нерукотворно беспорочен.Другого в мире счастья нет.

Весь — весна

«Мой милый! — ты сказала мне.Зачем в душевной глубинеТы будишь бурные желанья?Всё, что в тебе, влечет меня.И вот в душе моей, звеня,Растет, растет очарованье!»

Тебя люблю я столько лет,И нежен я, и я поэт.Так как же это, совершенство,Что я тебя своей не звал,Что я тебя не целовал,Не задыхался от блаженства?

Скажи мне, счастье, почему?Пойми: никак я не пойму,Зачем мы стали у предела?Зачем не хочешь ты любить,Себя в восторге позабыть,Отдать и душу мне и тело?

Пойми, о нежная мечта:Я жизнь, я солнце, красота,Я время сказкой зачарую,Я в страсти звезды создаю,Я весь — весна, когда пою,Я — светлый бог, когда целую!


Узник

В соседнем домеТакой же узник,Как я, утратившийРодимый край,Крылатый в клетке,Сердитый, громкий,Весь изумрудный,Попугай.

Он был далёко,В просторном царствеЛесов тропических,Среди лиан,Любил, качался,Летал, резвился,Зелёный жительЗелёных стран.

Он был уловлен,Свершил дорогу —От мест сияющихК чужой стране.В Париже дымномСвой клюв острит онВ железной клеткеНа окне.

И о себе ли,И обо мне лиОн в размышлении, —Зелёный знак.Но только резкоОт дома к домуДоходит возглас:«Дурак! Дурак!»

В синем храме

И снова осень с чарой листьев ржавых,Румяных, алых, жёлтых, золотых,Немая синь озёр, их вод густых,Проворный свист и взлёт синиц в дубравах.

Верблюжьи груды облак величавых,Увядшая лазурь небес литых,Весь кругоём, размерность черт крутых,Взнесённый свод, ночами в звёздных славах.

Кто грезой изумрудно-голубойУпился в летний час, тоскует ночью.Всё прошлое встаёт пред ним воочью.


В потоке Млечном тихий бьёт прибой.И стыну я, припавши к средоточью,Чрез мглу разлук, любимая, с тобой.

Уйти туда

Уйти туда, где бьются струи. В знакомый брег, Где знал впервые поцелуи И первый снег, Где в первый раз взошел подснежник На крутоем, Где, под ногой хрустя, валежник Пропел стихом. Где звук жужжанья первой мухи, В конце зимы, Как луч в дивующемся слухе, Разъял все тьмы. Где ярким сном былинной были Нам громы вдруг Молниеносно тучу взрыли, Как черный луг Из тучевого луга книзу, Решив: «Пора!», Метнули злата в Божью ризу И серебра. Уйти – уйти – уйти – в забвенье. В тот вспев святой, Уйти туда – хоть на мгновенье, Хотя мечтой. 

Я русский

Я русский, я русый, я рыжий.Под солнцем рождён и возрос.Не ночью. Не веришь? Гляди жеВ волну золотистых волос.

Я русский, я рыжий, я русый.От моря до моря ходил.Низал я янтарные бусы,Я звенья ковал для кадил.

Я рыжий, я русый, я русский.Я знаю и мудрость и бред.Иду я — тропинкою узкой,Приду — как широкий рассвет.

Прощание с древом 

Я любил вознесенное сказками древо,На котором звенели всегда соловьи,А под древом раскинулось море посева,И шумели колосья, и пели ручьи.


Я любил переклички, от ветки до ветки,Легкокрылых, цветистых, играющих птиц.Были древние горы ему однолетки,И ровесницы степи, и пряжа зарниц.

Я любил в этом древе тот говор вершинный,Что вещает пришествие близкой грозы,И шуршанье листвы перекатно-лавинной,И паденье заоблачной первой слезы.

Я любил в этом древе с ресницами Вия,Между мхами, старинного лешего взор.Это древо в веках называлось Россия,И на ствол его — острый наточен топор.

Я люблю тебя

Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение, Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления, Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах, ни во мгле.Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно, Я тебя увидал — как слепой вдруг расширит глазаИ, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна, Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами. Я спросил: «Хорошо, что в душе преломляется лед?»Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами. И люблю — и любовь — о любви — для любимой — поет.

Константин Бальмонт Читать

  • 100

Мои проклятия

Мои проклятия — обратный лик любви,В них тайно слышится восторг благословенья,И ненависть моя спешит, чрез утоленье,Опять, приняв любовь, зажечь пожар в крови.Я прокляну тебя за низость обмеленья,Но радостно мне знать, что мелкая река,Приняв мой снег и лед, вновь будет глубока,Когда огонь весны создаст лучи и пенье.Когда душа в цепях, в душе кричит тоска,И сердцу хочется к безбрежному приволью.Чтоб разбудить раба, его я раню болью,Хоть я душой нежней речного тростника.Чу, песня пронеслась по вольному раздолью,Безумный блеск волны, исполненной любви,Как будто слышен зов: «Живи! Живи! Живи!»То льды светло звенят, отдавшись водополью.

Анализ стихотворения «Камыши» Бальмонта

В конце XIX века начинающий поэт Константин Дмитриевич Бальмонт стал одним из основоположников символизма. Стихотворение «Камыши» — пример поиска поэтом новой стилистики, формы и глубины содержания.

Стихотворение написано в 1895 году. Его автору исполнилось 28 лет, он выпустил второй сборник стихов «В безбрежности», изучил несколько иностранных языков и занялся переводами.

Жанр произведения — пейзажная лирика с философским подтекстом, размер — четырехстопный амфибрахий со смежной рифмой (открытой и закрытой), состоит из 9 двухстиший с кольцевой композицией (конец возвращается к началу). Лирический герой — рассказчик, наблюдатель. Автор пытается создать у читателя определенное настроение. Для этого он пользуется приемом аллитерации, делая упор на звук «ш». Вопросительные фразы полны испуга и безнадежности: о чем шепчут? Зачем горят? Кого? Для чего? Сердце сжимается от тоскливых предчувствий. Автор дает понять, что эти вопросы бессмысленны и не получат ответов, как бессмысленна для него и сама жизнь. Между тем, камыши все шуршат, все беспокоятся. Здесь он проводит аналогию с людьми, которые вдруг замечают свою уязвимость, слабость, смертность. На всем лежит зловещий отсвет («месяц багровый, печальный»), печать страдания и разобщенности, нереальности этого мира. Болотные огоньки — по народным поверьям, души утопленников. Они невольно заманивают в топь других людей.

Лексика нейтральная. К. Бальмонт не избегает глагольных рифм: шелестят-свистят, ползет-засосет. Да и в целом стихотворение полно глаголами, создающими атмосферу чавканья, всхлипа, трепета: забрезжил, гнездятся, дрожит. Образы животных выбраны отталкивающие: жабы, гнездящиеся вместо птиц, змеи со свистящим дыханием. Даже месяц болен лихорадкой и трясется от страха: он тоже «не знает», что происходит и какова будет развязка. Повторы усиливают всплеск эмоций: бесшумно шуршат камыши, огоньки между нами (ними) горят, месяц печально (печальный) поник. Эпитеты: блуждающий, умирающий, погибшей. Олицетворения: сырость ползет, трясина заманит, камыши говорят. Дана даже прямая речь болотной растительности. Оксюмороном можно посчитать выражение «бесшумно шуршат». Метафора: вздох погибшей души.

На заре своего литературного успеха поэт К. Бальмонт создавал произведения, поражавшие всех своей музыкальностью и изяществом формы. Окрыленный первыми успехами, он размещает в сборнике «В безбрежности» стихотворение «Камыши».


С этим читают