Ягода, генрих григорьевич

Арест

5 апреля 1937 г. арестован НКВД «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

Опросом членов ЦК ВКП(б) от 31.03 — 01.04.37 года

О Ягоде. Утвердить следующее предложение Политбюро ЦК ВКП(б): Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений Наркома связи Г. Г. Ягоды, совершённых в бытность его Наркомом внутренних дел, считать необходимым исключение его из партии и ЦК и санкционировать на его арест. При обыске у Ягоды, согласно протоколу, были найдены фильмы, открытки, фотографии порнографического характера, резиновый искусственный половой член , троцкистская литература и др. Также две расплющенные пули, которыми были убиты Зиновьев и Каменев, с надписями. Всё это забрал к себе новый нарком НКВД Н. И. Ежов, оно было изъято при его аресте. Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др. В письме А. Х. Артузова к Н. И. Ежову в 1937 году дается оценка Ягоде, как человека ограниченного, не достойного по всем параметрам тех постов, которые он занимал в ОГПУ. По характеру, по интеллектуальной силе, по культуре, по образованию, по знанию марксизма Ягода — антипод В. Р. Менжинского.

Пытки и репрессии

Ежов познакомился со Сталиным в 1930 году. В это время «жуткий карлик» (так из-за маленького роста Ежова звали за глаза коллеги) дорос до должности заведующего Орграспредотделом, реализуя на практике кадровую политику Сталина. В феврале 1934 года он был избран членом ЦК и заместителем председателя Комиссии партийного контроля (КПК) при ЦК ВКП(б). С февраля 1935 года — председатель КПК, секретарь ЦК ВКП(б). В 1934-1935 годах вёл расследование убийства С.М. Кирова и, по мнению Сталина, проявил себя с самой лучшей стороны. Именно на него и пал выбор кремлёвского горца после смещения Ягоды. Потеря кресла для того стала полной неожиданностью. Ягоду отправили в двухмесячный отпуск, а сразу после возвращения исключили из партии и арестовали. Дело против него вёл Ежов, обладавший прямо-таки иезуитской фантазией. Ягоду обвинили в участии в троцкистско-зиновьевской организации, подготовке государственного переворота и убийства Сталина, шпионаже в пользу Германии, а также в патологической тяге к роскоши и амурным приключениям. Громкий процесс завершился расстрельным приговором. 15 марта 1938 года некогда могущественный повелитель НКВД получил свою пулю в Лубянской тюрьме. А Николай Ежов с первых дней пребывания в новой должности начал очищать НКВД СССР от ближайшего окружения Ягоды. Полетели головы начальников управлений, отделов, их родственников, друзей и знакомых. Каждый арестованный чекист после жесточайших пыток называл новые имена «подельников». Коса репрессий безжалостно прошлась по тысячам сотрудников. Были расстреляны такие видные деятели НКВД, как Яков Агранов, Павел Буланов, Александр Лурье, начальник охраны Сталина Карл Паукер. Получили порцию свинца и старые дзержинцы: Глеб Бокий, Иосиф Уншлихт, Яков Петерс. По оценкам экспертов, было уничтожено почти восемьдесят процентов начальников республиканских НКВД, УНКВД краёв» и областей и подразделений центрального аппарата.


Идейные враги

Инициировать массовые чистки Сталина заставил тот факт, что в середине 1920-х — по твёрдому убеждению вождя — в чекистские ряды проникли тысячи идейных сторонников Льва Троцкого, с которыми следовало вести непримиримую борьбу. После изгнания Троцкого из страны его сторонники продолжали занимать командные должности в органах, что было недопустимо с точки зрения Сталина. Он назначил главой могущественного ОГПУ в 1934 году своего верного соратника Генриха Ягоду. Генрих Григорьевич родился в 1891 году в Рыбинске в семье гравёра. Своим феноменальным (для человека с его биографией и отсутствием хотя бы начального образования и каких-либо талантов) восхождением Ягода был обязан родственным связям с семейством Свердловых. В 1915 году Генрих уехал в Петроград, где работал в кассе Путиловского завода. В партию большевиков вступил в 1917 году. Выдающимися способностями не отличался, что дало повод Троцкому назвать его «усердным ничтожеством». В 1918 году Яков Свердлов стал председателем ВЦИК. По своему влиянию тогда это был третий человек в стране после Ленина и Троцкого. Именно Свердлов способствовал карьерному взлёту своего родственника Ягоды. Сначала Генрих оказался в аппарате Петроградской ЧК, а вскоре занял пост управляющего делами особого отдела ВЧК. Ловкий и хитрый, после смерти Феликса Дзержинского он стал первым заместителем нового шефа ОГПУ Вячеслава Менжинского. Помимо этого, возглавлял ключевой секретно-политический отдел ОГПУ, занимавшийся борьбой с идейными врагами. Именно Ягода способствовал закладке гигантской системы лагерей в 1930 году. Он сблизился со Сталиным в конце двадцатых. Тот в борьбе за власть в партии после смерти Ленина искал соратников. Ягода поддержал Сталина в его борьбе против Троцкого и Зиновьева. В силу специфики должности, которую он занимал, Ягода отвечал за борьбу с политической оппозицией и в этом качестве оказался очень полезен Сталину.

Запойный Ежов

Николай Ежов, человек ростом 151 сантиметр,- главный исполнитель сталинских репрессий 1937 — 1938 годов. Его любимое развлечение — во время ночного обхода кабинетов на Лубянке застать следователя за ведением допроса и лично избить подследственного.

Но была у могущественного чекиста «ахиллесова пята» — слабая на передок жена Евгения (Суламифь) Соломоновна Фейгенберг. Ее любовниками числились летчик Валерий Чкалов, полярный исследователь Отто Шмидт, писатели Михаил Кольцов, Исаак Бабель и Михаил Шолохов. В руки Ежова регулярно попадали полные интимных подробностей стенографические записи измен жены. Прочтя их, он неизменно напивался и избивал ее, а свидетельства распутства супруги приказывал уничтожить.

Патологический антисемит Ежов по-настоящему ревновал ее только к Бабелю, единственному мужчине, кто доводил Евгению до оргазма. Следуя завету Сталина: «Нет человека — нет проблемы», Ежов велел расстрелять писателя, отравил любимую люминалом и ушел в многомесячный запой, который закончился арестом.

Следователь Эсаулов уличил бывшего наркома в том, что тот приукрасил свою биографию, указывая, что отец был рабочим. На самом же деле тот владел домом терпимости, замаскированным под чайную, где сам Ежов в 15-летнем возрасте пристрастился к мужеложству.

— После смерти жены он вернулся к своим юношеским привычкам, — говорит историк Иосиф Тельман.

Один из сожителей наркома, Иван Дементьев, заместитель начальника охраны фабрики «Светоч», впоследствии показал на следствии, что Ежов занимался с ним «самыми извращенными формами разврата». «Радовался, что я забыл в Ленинграде свою вставную челюсть, и неоднократно заставлял брать в рот его член».

Не менее омерзительны показания второго любовника Ежова — дивизионного комиссара Владимира Константинова. Однажды Ежов попросил Константинова прийти с женой Катериной и начал их спаивать. Напившись, Константинов заснул на диване. Когда он проснулся, прислуга сказала ему, что его жена в спальне с Ежовым. Вскоре она вышла из спальни вся растрепанная, и они уехали домой. Дома она плакала и сказала ему, что Ежов вел себя как свинья. Когда Константинов прилег, Ежов пошел танцевать с ней фокстрот; во время танца заставил ее держать в руке его член. Потом напоил ее и изнасиловал, порвав нижнее белье.

На следующий вечер Ежов опять позвал Константинова выпить и сказал ему: «Я с твоей Катюхой все-таки переночевал, и она хотя и старенькая, но неплохая женщина». В этот раз они после ужина легли спать вместе. Как рассказал Константинов: «Только я уснул, как что-то почувствовал во рту…».

На суде Ежов своей единственной ошибкой признал недостаточную борьбу с «врагами народа», засевшими в органах госбезопасности.

— Я почистил 14 000 чекистов, но я мало их почистил… — вот его последние слова.

Светлана АЛЛИЛУЕВА (в тюбетейке) после своего бегства в США одна из первых рассказала миру о сексуальных пристрастиях эффективного менеджера БЕРИЯ

ГУЛАГ прирастает новыми островами

В июле 1929 года правительство СССР приняло постановление «Об использовании труда уголовно-заключённых». ОГПУ предписывалось «расширить существующие и организовать новые исправительно-трудовые лагеря (на территории Ухты и других отдалённых районов) в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных богатств путём применения труда лишённых свободы». А в январе следующего года правительство СССР издало секретную инструкцию «о мероприятиях по выселению и раскулачиванию кулаков, конфискации их имущества». Согласно ей «вся организация доставки и сама доставка кулаков в отдалённые местности Союза ССР возлагается на ОГПУ». Теперь присущие Ягоде организаторские способности развернулись в полную силу. В 1930 году принято решение о строительстве Беломорско-Балтийского канала, соединяющего Белое море с Онежским озером и имеющего выходы в Балтийское море и к Волге. Идея канала зародилась ещё во времена Петра I. Но дальше проектов дело не пошло: российская казна не могла выдержать непомерных расходов на строительство. Когда же за колючей проволокой оказались сотни тысяч заключённых — практически бесплатная рабочая сила, идею стало возможным воплотить в жизнь. Строительство канала поручили ОГПУ, обязав построить его «быстро, качественно и дёшево». Курировал стройку Генрих Ягода. Был образован Беломорско-Балтийский лагерь (БелБалтЛаг), через него прошли за время сооружения канала и освоения прилегающих территорий 250 тысяч заключённых. Сколько из них погибло от непосильного труда, антисанитарии и недоедания, доподлинно неизвестно, считается, что порядка 12-13 тысяч человек — по 56 человек на каждый километр канала. «Нет в мире таких крепостей, которых большевики не могли бы взять», — сказал Сталин в 1 928 году. И Ягода делом подтвердил слова вождя, обеспечив в рекордные сроки — 1 год и 9 месяцев — строительство водного пути протяжённостью 227 километров с 19 шлюзами. Причём в местах безлюдных, бездорожных и без применения землеройной техники. Строители, которых называли каналоармейцами, вооружены были кирками, лопатами и тачками. Уже в мае 1933 года Ягода доложил Сталину о готовности Беломорско-Балтийского канала. Втайне Генрих Григорьевич надеялся, что каналу присвоят его имя. Но канал назвали именем вождя. А Ягоду увековечили (правда, лишь на 5 лет) бронзовым бюстом внутри огромной звезды, установленной на последнем шлюзе водной артерии. В июле того же года по каналу на пароходе «Анохин» проплыл Иосиф Сталин, и 2 августа это грандиозное сооружение было официально открыто. За досрочное завершение строительства Ягоду наградили высшим в стране орденом Ленина. А в 1934 году, после смерти Менжинского и реорганизации спецслужб, он был назначен народным комиссаром внутренних дел.

Отказ в реабилитации и мнение правозащитников

См. также: Показательный процесс

В апреле 2015 года Верховный суд России признал Генриха Ягоду не подлежащим реабилитации, сославшись на федеральный закон о реабилитации от 1991 года.

Глава правозащитного общества «Мемориал» Арсений Рогинский выразил согласие с решением суда. По его мнению, не может быть реабилитирован тот, кто сам совершил преступления против правосудия. При этом Рогинский отметил, что обвинения, предъявленные Ягоде на процессе, были фальшивыми, и указал на то, что у независимых исследователей нет доступа к уголовному делу, по которому был осуждён Ягода:

После осуждения Г. Г. Ягоды, 20 июня 1937 года его родители и сёстры были высланы сроком на 5 лет в Астрахань. 8 мая 1938 года они были приговорены в 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Отец умер в заключении в Воркуте, мать — в Северо-Восточном ИТЛ. Сёстры: Розалия Григорьевна Шохор-Ягода (1890, Симбирск — 1950), после отбытия срока заключения ещё 5 лет находилась в ссылке на Колыме; Таисия Григорьевна Ягода-Мордвинкина (1895—1988), после освобождения 29 октября 1949 года была выслана в Красноярский край; Эсфирь Григорьевна Ягода-Знаменская (1896, Симбирск — 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу; Фрида Григорьевна Фридлянд-Ягода (1899—?), после освобождения из лагеря (1949) была повторно осуждена на 10 лет ИТЛ; Лилия Григорьевна Ягода (1902, Нижний Новгород — 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу.

Начало террора

Уже весной 1937 года, вскоре после сталинского выступления, начинаются масштабные репрессии среди руководящего состава РККА. Одновременно, после ареста бывшего наркома внутренних дел Ягоды, начинается уничтожение его ставленников в аппарате НКВД. 


Простых трудящихся репрессии не касались до лета 1937 года. В этот промежуток времени сводились счёты на высоких постах и с высокопоставленными деятелями режима.

Но всё это было лишь прелюдией к началу массового террора. В конце июля 1937 года был подписан приказ № 00447, после которого террор и шагнул в массы.

Поскольку планировалось пропустить через судебный конвейер огромные массы населения, никакие суды не справились бы с возросшим в тысячи раз потоком дел и, если бы каждое дело рассматривалось как положено по закону, на их рассмотрение ушло бы несколько десятилетий.

Поэтому специально для упразднения судебных формальностей и ускорения процессов судебные полномочия передавались специальной созданным органам — тройкам. Эти тройки создавались на областном и республиканском уровнях. В их состав входили три человека, поэтому они и получили такое название. В обязательном порядке в состав тройки входил начальник областного\республиканского НКВД, прокурор области\республики и секретарь обкома\первый секретарь.

Механизм работы троек заранее был обкатан на т.н. милицейских тройках, появившихся за несколько лет до этого, чьей функцией было упрощённое рассмотрение дел о нарушениях паспортного режима.

Никакого суда тройки не проводили. Следствие велось НКВД, после чего с определённой периодичностью материалы со всей области\республики приходили в областной\республиканский центр, где рассматривались тройкой. В 99% случаев это были признательные показания.

Председателем тройки обычно был представитель НКВД, который после краткого ознакомления, занимавшего не более нескольких минут, выносил приговор, ставя на странице букву «Р», что означало расстрел. После этого прокурор и партийный секретарь ставили свои подписи в знак согласия. Рассмотрение дел, за редкими исключениями, проводилось даже без присутствия обвиняемого и, разумеется, без адвокатов, которые подсудимым не предоставлялись ни в ходе следствия, ни на импровизированном суде. Приговоры троек обжалованию не подлежали. 

Тройка имела в своём распоряжении только два вида наказания: расстрел и отправка в лагерь. Весьма часто случалось, что председатель тройки вскоре и сам оказывался в числе врагов народа. Так, были расстреляны председатель тройки Армянской ССР Мугдуси, Белорусской ССР — Берман, Казахской ССР — Залин и многие другие.

Помимо троек существовали и другие внесудебные органы. Например, особое совещание при НКВД (оно не имело права приговаривать к более тяжкому наказанию, чем восьмилетнее заключение (до 1941 года) и поэтому играло лишь вспомогательную роль( или Военная коллегия Верховного суда, которая также в упрощённом порядке рассматривала дела различных высокопоставленных деятелей партии, армии, видных учёных и деятелей культуры.

Козел отпущения

Что же произошло, почему Сталин разуверился в «оке яснее алмаза»? В 1941 году, через год после расстрела «железного наркома», «отец народов» скажет:

«Ежов мерзавец! Разложившийся человек. Звонишь ему в Наркомат – говорят: уехал в ЦК. Звонишь в ЦК – говорят: уехал на работу. Посылаешь к нему на дом – оказывается, лежит на кровати мертвецки пьяный. Многих невинных погубил. Мы его за это расстреляли».

Конечно, Сталин лукавил, и 850 часов его встреч с Ежовым за полтора года – тому верное свидетельство. Никакого внезапного разочарования в Ежове у Сталина не было. Николай Иванович изначально был выбран в качестве одноразового инструмента для самой грязной работы, для которой другие деятели того времени были малопригодны.

Обуреваемый комплексами, завидовавший всем мужчинам нормального роста, Ежов стал именно тем человеком, который был нужен Сталину, чтобы сперва провести репрессии, а потом переложить всю ответственность за них. Думается, уже в момент назначения Ежова Сталин знал, что после «острой фазы» репрессий его сменит Лаврентий Берия, который будет работать с усмиренным, покорным контингентом.

В ноябре 1938 года еще находившийся на свободе и даже возглавлявший два наркомата Николай Ежов сам написал в Политбюро донос на самого себя, где признался в ответственности за вредительскую деятельность в НКВД и прокуратуре, в неспособности помешать бегству «врагов народа» за границу. Через два дня это своеобразное прошение об отставке было принято: как Ежов подсидел Ягоду, так Берия организовал атаку на самого Ежова. Наркомом водного транспорта Ежов остался, но все уже было ясно: 10 апреля его арестовали в кабинете Георгия Маленкова – по интересному совпадению, самого добродушного, либерального члена сталинской гвардии.

В советской прессе появились разоблачения «перегибов» – Ежов был объявлен членом троцкистской группы, уничтожавшей старых большевиков и готовившей террористические акты.


Как и полагалось в то время, к обвинениям во вредительстве и шпионаже добавились сексуальные мотивы: у Ягоды нашли резиновый фаллос и порнографические карточки, а Ежов совершил, как теперь говорят, каминг-аут: признал свою нетрадиционную ориентацию.

И последние их слова на суде были в чем-то похожи. Когда прокурор Андрей Вышинский спросил: «О чем вы сожалеете, шпион и преступник Ягода?», тот ответил: «Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял». А Ежов с горечью констатировал: «Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил».

Николай Ежов

«Железный нарком», «кровавый карлик»

Wikimedia

Глава НКВД, один из главных исполнителей воли Сталина по организации массовых репрессий. Он хотел войти в историю как «русский Марат» (деятель Великой французской революции). Но, обладая ростом меньше 155 см и рахитичным телосложением, получил среди жертв режима прозвище «кровавый карлик».

Молотов, Орджоникидзе, Ежов и Микоян

Архив РИА Новости

По свидетельствам современников, часто присутствовал при казнях и якобы даже коллекционировал пули из голов высокопоставленных жертв. А еще любил превращать все действие в спектакль – сажать кого-то из приговоренных смотреть, как расстреливают остальных, и лишь затем убивать его или их последними.

Именно так он поступил в 1938-м со своим предшественником на посту наркома внутренних дел Генрихом Ягодой, учредителем ГУЛАГа, который был осужден как заговорщик против Сталина и Ежова. Его убили последним, а перед тем еще и избили по ежовскому приказу.

Wikimedia

Троякая цель

Во-первых, удар наносился по «ленинской гвардии», в глазах которой Сталин, несмотря на все славословия, оставался не богоподобным вождем, а первым среди равных.

Совершив ужасающие злодеяния против народа, эти люди в отношении себя привыкли к относительной свободе, неприкосновенности и праву на собственное мнение.

Владимирского князя Андрея Боголюбского, считающегося первым «самовластцем» на Руси, бояре осуждали (и впоследствии убили) за то, что он хотел сделать их «подручниками». Ту же задачу ставил перед собой Сталин, чтобы, по известному выражению Ивана Грозного, все были как трава, а он один как могучий дуб.

Если в 1930 году среди секретарей обкомов и республиканских ЦК 69% были с дореволюционным партстажем, то в 1939-м 80,5% из них вступили в партию после смерти Ленина.

XVII съезд ВКП(б), состоявшийся в 1934 году и официально названный «съездом победителей», оказался «съездом обреченных»: 1108 из 1956 делегатов и 97 из 139 избранных членов ЦК были казнены, еще пятеро покончили с собой.

Во-вторых, Сталин, по оценкам историков, решил «почистить страну» перед большой войной: после установления нелегитимной диктатуры, конфискации частной собственности, отмены всех политических и личных свобод, Голодомора и глумления над религией образовалось слишком много людей, жестоко обиженных советской властью.


«Необходимо было нанести упреждающий удар по потенциальной пятой колонне, застраховав существующий в стране режим от возможных потрясений в военное время», — пишет Алексей Павлюков.

«Это было своего рода подведение итогов. В число обиженных попала значительная часть населения страны. Их боялись. Сталин и его окружение хотели наперед обезопасить себя», — полагает историк Леонид Млечин.

«Страх перед надвигающейся войной был главным двигателем репрессий. Они считали, что надо убрать всех, кто вызывает сомнения», — заявил Млечину внук Молотова Вячеслав Никонов.

Ряд исследователей уверены, что Сталин войны не боялся, а целенаправленно и тщательно ее готовил, но в данном случае это неважно. Судя по результатам, террор цели не достиг

По минимальным оценкам, не менее 900 тысяч советских граждан в годы войны служили неприятелю с оружием в руках

Судя по результатам, террор цели не достиг. По минимальным оценкам, не менее 900 тысяч советских граждан в годы войны служили неприятелю с оружием в руках.

Наши современники видят эту ситуацию по-разному. Одни утверждают, что правильно Сталин устроил 37-й год, и еще проявил излишнюю мягкость, не всех врагов уничтожил. Другие полагают, что лучше бы ему было застрелиться самому, и с учетом природы режима изменников оказалось на удивление мало.

Третья задача состояла в том, чтобы спаять нацию железной дисциплиной и страхом, заставить всех усердно трудиться за гроши, делать не то, что выгодно или приятно, а то, что нужно государству.

В 1940 году в СССР было принято такое свирепое антирабочее законодательство, какого не знали самые одиозные правые диктатуры.

Указ Президиума Верховного Совета от 26 июня «О запрещении самовольного ухода с предприятий и учреждений» вслед за лишенными паспортов колхозниками превратил в крепостных большинство населения страны и ввел уголовную ответственность за опоздание на работу свыше 20 минут.

За семь предвоенных лет в лагеря и тюрьмы в СССР было отправлено около шести миллионов человек. «Врагов народа» и уголовников среди них было примерно по 25%, а 57% составляли посаженные за опоздания, «запоротую» деталь, невыполнение обязательной нормы трудодней и другие подобные «преступления».

Указ от 2 октября «О государственных трудовых резервах» сделал платным обучение в старших классах средней школы, а для детей малоимущих с 14 лет предусматривал «фабрично-заводское обучение» в сочетании с выполнением взрослых норм выработки. Направление в ФЗУ официально именовалось «призывом», и за побег оттуда отправляли в лагеря.

По словам историка Игоря Бунича, после 1937 года Сталин создал своего рода государство-шедевр: все находились при деле, и никто не смел пикнуть.

Круговая порука

В 1934 году вождь доверил Ягоде пост наркома внутренних дел. Тот сразу же ориентировал своё ведомство на непримиримую борьбу с троцкистами. Однако Сталин часто выражал недовольство медлительностью Ягоды, когда необходимо было принять меры в отношении идейных врагов. Политические процессы шли вяло, с многочисленными огрехами и нестыковками. Рядовые чекисты не понимали, как можно арестовывать и обвинять заслуженных людей — героев Гражданской войны и представителей старой ленинской гвардии. К тому же к середине 1930-х выяснилось, что около трети сотрудников ГПУ (а позже и НКВД) не имеют пролетарского происхождения. Сталин пришёл к выводу, что эти люди оказались в органах благодаря родственным и прочим связям. — Эта круговая порука тормозит процесс очищения органов государственной безопасности, — не раз повторял вождь на кремлёвских совещаниях. В августе 1936 года состоялся первый громкий судебный процесс, осуждавший «членов троцкистско-зиновьевского блока». Генрих Ягода, лично готовивший его, ликовал. Получив весной звание Генерального комиссара государственной безопасности, приравненное к маршальскому, Ягода полагал, что его положение существенно упрочилось и лично ему ничто не грозит. Однако он жестоко ошибался. 25 сентября 1936 года Иосиф Сталин направил в ЦК ВКП(б) шифротелеграмму, в которой прямо выражалось недовольство работой НКВД. 26 сентября 1936 года Генрих Ягода был снят с должности наркома внутренних дел, а его место занял Николай Ежов. В автобиографии Ежов указывал, что родился в 1895 году в Санкт-Петербурге в семье русского рабочего-литейщика, воевал на фронтах Первой мировой войны, был ранен, после излечения служил тыловым писарем. В партию вступил в августе 1917 года. Генрих Ягода стал одним из инициаторов создания гигантской системы лагерей (ГУЛАГ). Если в начале 1930-х

Источники[править]

  1. Стенографический протокол закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 9 марта 1938 года. Председательствующий армвоенюрист В. Ульрих. Секретарь: военный юрист 1 ранга Батнер.
  2. Акт об обыске у Ягоды. ЦА ФСБ. Ф. Н-13614. Т. 2. Л. 15-20
Предшественник:Вячеслав Рудольфович Менжинский Председатель ОГПУ Преемник:ОГПУ входит в НКВД
Предшественник:Наркомат вновь создан Нарком внутренних дел СССР Преемник:Николай Иванович Ежов

Руководители советских и российских органов гос. безопасности:ВЧК/КГБ—ФСБ

Ф.Э. Дзержинский | В.Р. Менжинский | Г.Г. Ягода | Н.И. Ежов | Л.П. Берия | В.Н. Меркулов | В.С. Абакумов | С.Д. Игнатьев | С.Н. Круглов | И.А. Серов | А.Н. Шелепин | В.Е. Семичастный | Ю.В. Андропов | В.В. Федорчук | В.М. Чебриков | В.А. Крючков | Л.В. Шебаршин | В.В. Иваненко | В.В. Бакатинпосле 1991:  В.П. Баранников | Н.М. Голушко | С.В. Степашин | М.И. Барсуков | Н.Д. Ковалёв | В.В. Путин | Н.П. Патрушев | А.В. Бортников

Судебный процесс

В марте 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил:

Приговор по делу Бухарина-Рыкова-Ягоды, март

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ. На процессе произошёл следующий диалог между прокурором А. Я. Вышинским и Ягодой:

Процесс примечателен также следующим диалогом:

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал:

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта 1938 года в Лубянской тюрьме НКВД.

2 апреля 2015 года Верховный Суд РФ отказал Г. Ягоде в реабилитации.

Отказ в реабилитации и мнение правозащитников

См. также: Показательный процесс

В апреле 2015 года Верховный суд России признал Генриха Ягоду не подлежащим реабилитации, сославшись на федеральный закон о реабилитации от 1991 года.

Глава правозащитного общества «Мемориал» Арсений Рогинский выразил согласие с решением суда. По его мнению, не может быть реабилитирован тот, кто сам совершил преступления против правосудия. При этом Рогинский отметил, что обвинения, предъявленные Ягоде на процессе, были фальшивыми, и указал на то, что у независимых исследователей нет доступа к уголовному делу, по которому был осуждён Ягода:

После осуждения Г. Г. Ягоды, 20 июня 1937 года его родители и сёстры были высланы сроком на 5 лет в Астрахань. 8 мая 1938 года они были приговорены в 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Отец умер в заключении в Воркуте, мать — в Северо-Восточном ИТЛ. Сёстры: Розалия Григорьевна Шохор-Ягода (1890, Симбирск — 1950), после отбытия срока заключения ещё 5 лет находилась в ссылке на Колыме; Таисия Григорьевна Ягода-Мордвинкина (1895—?), после освобождения 29 октября 1949 года была выслана в Красноярский край; Эсфирь Григорьевна Ягода-Знаменская (1896, Симбирск — 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу; Фрида Григорьевна Фридлянд-Ягода (1899—?), после освобождения из лагеря (1949) была повторно осуждена на 10 лет ИТЛ; Лилия Григорьевна Ягода (1902, Нижний Новгород — 1938), 16 июня 1938 года была приговорена к расстрелу.


С этим читают