Осип мандельштам

Основные образы

Акмеизм О.Э.Мандельштама основывается на понятии культурно-исторической вещи, на умении через ряд предметных образов изображать различные исторические эпохи. В стихотворении «За гремучую доблесть грядущих веков…» символами вещности поэтики Мандельштама стали шапка в рукаве шубы, голубые песцы, Енисей, сосны, колесо и звезда. Используя эти образы, поэт передаёт контрастность мира, который окружает лирического героя («хлипкая грязца» и «первобытная» красота природы). Автор подчёркивает, как сильно отличается лирический субъект от окружающей действительности – он «не волк по крови своей», он не сломлен и не стал предателем. В его благородии сосредоточена внутренняя сила.


Ритмика

Ритмическая организация текста строгая. Стихотворный размер анапест в соответствии с литературной традицией подчёркивает тяжесть внутренних переживаний лирического героя. Перекрёстная рифмовка и мужская рифма усиливают общее впечатление монотонности повествования.

Таким образом, стихотворение О.Э.Мандельштама – воплощение темы судьбы человека на фоне исторических событий. Идущая еще от времён «Гамлета» У.Шекспира, находящая своё продолжение у Ф.И.Тютчева («Цицерон») и у Б.Л.Пастернака («Гамлет»), эта идея внутренней силы человека реализуется и в творчестве Мандельштама.

Анализ стихотворения «Стихи о неизвестном солдате» Мандельштама

Произведение «Стихи о неизвестном солдате» Осипа Мандельштама – попытка развернуть свиток человеческой истории, обагренный кровью.

Стихотворение датируется мартом 1937 года. Поэту исполнилось 46 лет, он находится в ссылке в Воронеже. До ее окончания оставалось всего несколько месяцев, он даже успел вместе с женой вернуться в Москву. Впрочем, уже в 1938 году поэт был вновь арестован и отправлен в лагерь, откуда уже не вернулся. По жанру – фантасмагория, оратория, взгляд на земную историю с непривычной точки. Рифмовка смешанная, часто перекрестная. Первые строфы – воспоминание о Первой Мировой войне. Именно после нее и появились в мировых столицах (например, в Париже) могилы-памятники с прахом Неизвестного солдата. Когда счет жертвам шел на миллионы и уже неразличимы лица и имена. Только равнодушные звезды глядят из космоса на судороги человеческого мира. Эти сражения ведут не романтические герои былых эпох, рыцари, нелепый Дон-Кихот, нет, это «хилые люди» нынешнего века, которые «будут убивать, холодать, голодать». В этой удушающей атмосфере и птицы разучились летать

Воздушный океан, в те годы уже отважно покоряемый человеком, становится еще одной могилой. Здесь – невольная перекличка со страшными стихами Г

Иванова «Хорошо, что нет Царя» (1930 г.), где человек погребен «миллионами лет» под «ледяными звездами», которых умолять бесполезно. В следующих строфах – зловещий пролет «светопыльной вести» из будущего. Оказывается, впереди битвы с еще более мощным, невиданным доселе оружием: «от меня будет свету светло». Погибельное зарево приближается, уже приветствует людей. «Луч стоит на сетчатке моей»: прицел. Убитые (еще и в Гражданскую) отправились в звездную пустоту, охваченную тлением. Смерть их ничего не решила и никого не устрашила. Со страдальческой иронией герой желает им «всего хорошего». Небо становится окопом, смерть приобретает масштабы опта, где уже не торгуются за каждую человеческую жизнь. «Эй, шар земной!»: изувеченный, хрипящий о «товариществе», шагающий вперед. Свое «бытие» герой называет полуобморочным. В финальной строфе идет перекличка мертвых и живых, уходящих в небытие, где нет надежды. Поэт встает в их строй, называет себя, точную дату рождения на этой земле. Как это не похоже на его юношеские строки: «неужели я настоящий и действительно смерть придет?» Теперь он среди безымянных, как неизвестный солдат неизвестной войны. А вокруг столетия, пылающие апокалиптическим огнем. В стихах принято отмечать аллюзии на произведения Данте, Д. Байрона, У. Шекспира, М. Лермонтова, картин В. Верещагина и Ф. Гойи. Образ черепа, манны. Отстраненность, почти парение героя в невесомости и вместе с тем – вовлеченность в общую гибель. Индивидуально-авторские эпитеты (десятично-означенный, яворовая, опрозрачненный), нарочитая звукопись, каскад повторов, причудливые метафоры (океан без окна), неологизм (мглил), топонимы (Ватерлоо), имена, анафоры, инверсия (умирает пехота), прозаизмы (воздух прожиточный, аорты), вопросы, восклицания, прямая речь.

«Стихи о неизвестном солдате» О. Мандельштама – предсмертный цикл, в котором поэт предсказал и свою судьбу, и передал дыхание новой Мировой войны.

Анализ стихотворения «Сохрани мою речь навсегда» Мандельштама

Осип Эмильевич Мандельштам — русский поэт XX века. Свое знаменитое стихотворение «Сохрани мою речь навсегда» он написал в 1931 году. Но ему так и не удалось застать его публикации, которая впервые произошла спустя 30 лет в Нью-Йорке. В СССР стих был опубликован только в 1966 году.

По поводу того, кому же посвящалось это произведение, ходили споры. Анна Ахматова заявляла, что это она является адресатом. Но жена Мандельштама — Надежда Яковлевна, было полностью уверена, что стих посвящен ей. Ведь именно она на свой страх и риск сохранила все литературные творения мужа, заучив их и пронеся сквозь тяжелые десятилетия сталинщины.


Согласно мнению некоторых литературоведов, поэт в своем произведении обращается к власти. Он пытается с ней договориться. Другие же считают, что в тексте есть обращение к абстрактной судьбе и Всевышнему.

Автор по-прежнему верен своему акмеизму. В материальных образах стихотворения описывается собственное отношение к настоящему, а также собственное наследие. Метафора колодца — это акмеистическое описание поэзии.

По своему жанру стих относится к философской элегии. Заметно, что Осип продолжает тему мировых «Памятников» Горация, Пушкина и других.

В первой строфе произведения главный лирический герой перечисляет качества, за которые он достоин того, чтобы его творчество (речь) сохранилось.

В следующей строфе наблюдается обращение героя к отцу, товарищу, а также помощнику. Таким образом автор пытается идентифицировать себя в своей же «народной семье». Но есть и другая версия, согласно которой это метафора языка или же поэзии.

В третьей строфе Мандельштам рассказывает читателю о жертве, на которую он согласен пойти ради того, чтобы заслужить любовь и признание.

Главной темой стихотворения является наследие, которое останется после автора. Осип старается примириться с реальностью, пытается найти некий компромисс со временем, чтобы его «речь» сохранилась.

Если мнение, что колодец поэзии для главного героя — это не компромисс, а его готовность к бою со смертью. Он согласен пережить любое горе и справиться с различными трудностями только ради того, чтобы соединится с народом и тем самым обрести поэтическое бессмертие.

Синтаксически композиция произведения построена на дополнениях, которые начинаются предлогом «за». Таким методом поэт пытается указать на причину ценности поэзии, а также на жертву, которую готов принести главный герой этого прекрасного стихотворения.

Анализ стихотворения «Ленинград» Мандельштама


Осип Мандельштам – русский поэт, переводчик и критик. Является одним из крупнейших представителей 20 века. Его стихотворения публиковались в различных журналах и газетах, одним из которых было «Ленинград». В нем четко выражены все переживания лирического героя. Данное творчество изучается в одиннадцатом классе.

История создания: Стихотворение было написано в 1930 году. Автор как раз вернулся с Кавказа в родной город Санкт-Петербург (Ленинград). Мандельштам очень ждал этой поездки, поэтому и написал данное произведение.

Основная тема: возвращение в родной город и встреча с ним. В стихотворении герой с радостью сообщает о своем возвращении домой, но в тоже время у него есть легкая тревога. Связано это с тем, что в Петербурге появилась новая власть.

Автор сравнивает всю атмосферу города с дегтем, но все же старается найти во всем что-то светлое и приятное. Герой признает, что Ленинград остается для него самым родным местом, ведь там остались адреса его знакомых и близких. Мужчина очень сильно хочет увидеть своих близких, поэтому и живет на лестнице. Герой живет с надеждой. Каждый звонок в дверь напоминает ему удар в висок, а дверная цепочка похожа на тяжелые и неприятные кандалы.

Стихотворный размер: четырехстопный анапест.

Жанр: Элегия. Герой с печалью сообщает о том, как сильно изменилось его родное место.

Идея: Автор хочет показать то не лучшее время, когда в город приходит новая власть. Также раскрыть всю тревожность данного периода. Автор рассказывает о том, как сильно дорог ему родной город, но даже, несмотря на оставшиеся связи, он не может спокойно там находиться.

Средства выразительности: При помощи языковой выразительности, поэт более ярко воссоздает образ Петербурга. Например, эпитеты «лестница черная» и «декабрьский денек». В стихотворение есть и метафоры: «к зловещему дегтю подмешен желток», «кандалы цепочек дверных». В конце стихотворения представлены более жесткие высказывания. Это «вырванный с мясом» и «кандалы цепочек дверных». Они создают не самые приятные ощущения.

Ленинград – город, в котором поэт нашел свое призвание, обрел близких и родных ему людей. Между ними очень сильная связь. Главная мысль заключается в том, что на город и героя постепенно надвигается катастрофа. Петербург уже стал другим, но в нем еще осталась частичка старого и прошлого времени. В целом стихотворение показывает боль и отчаяние героя. Ощущается трагическая развязка всего.

Собачья склока


Перевод из Огюста Барбье

1

Когда тяжелый зной гранил большие плиты На гулких набережных здесь, Набатом вспаханный и пулями изрытый Изрешечен был воздух весь; Когда Париж кругом, как море роковое, Народной яростью серчал И на покашливанье старых пушек злое Марсельской песнеи отвечал, Там не маячила, как в нашем современьи, Мундиров золотых орда,- То было в рубище мужских сердец биенье, И пальцы грязные тогда Держали карабин тяжелый и граненый, А руганью набитый рот Сквозь зубы черные кричал, жуя патроны: «Умрем, сограждане! Вперед!

2

А вы, в льняном белье, с трехцветкою в петлице, В корсет затянутые львы, Женопобные, изнеженные лица, Бульварные герои, вы,- Где были вы в картечь, где вы скрывались молча В дни страшных сабельных потерь, Когда великий сброд и с ним святая сволочь В бессмертьи взламывали дверь? Когда Париж кругом давился чудесами, В трусливой подлости своей Вы, как могли, тогда завесили коврами Страх ваших розовых ушей…

3

Свобода — это вам не хрупкая графиня, Жеманница из Сен-Жермен, С черненной бровкою и ротиком в кармине И томной слабостью колен,- Нет, это женщина грудастая, большая, Чей голос груб и страсть сильна, Она смугла лицом, и, бедрами качая, Проходит площадью она. Ей нравится народ могучий и крикливый, И барабанный перекат, Пороховой дымок и дальние наплывы, Колоколов густой набат. Ее любовники — простонародной масти, И чресла сильные свои Для сильных бережет и не боится власти Рук, не отмытых от крови.

4

То дева бурная, бастильская касатка И независимость сама, Чья роковая стать и твердая повадка В пять лет народ свела с ума. А после, охладев к девическим романам, Фригийский растоптав колпак, С двадцатилетним вдруг бежала капитаном Под звуки труб в военный мрак. И великаншею — не хрупкою фигуркой — С трехцветным поясом встает Перед облупленной расстрелом штукатуркой, Нам утешенье подает, Из рук временщика высокую корону В три дня французам возвратит, Раздавит армию и, угрожая трону, Булыжной кучей шевелит.

5

Но стыд тебе, Париж, прекрасный и гневливый! Еще вчера, величья полн, Ты помнишь ли, Париж, как, мститель справедливый, Ты выкорчевывал престол? Торжественный Париж, ты ныне обесчещен, О город пышных похорон Разрытых мостовых, вдоль стен глубоких трещин, Людских останков и знамен. Прабабка городов, лавровая столица, Народами окружена, Чье имя на устах у всех племен святится, Затмив другие имена, Отныне ты, Париж,- презренная клоака, Ты — свалка гнусных нечистот, Где маслянистая приправа грязи всякой Ручьями черными течет. Ты — сброд бездельников и шалопаев чинных, И трусов с головы до ног, Что ходят по домам и в розовых гостиных Выклянчивают орденок. Ты — рынок крючников, где мечут подлый жребий — Кому падет какая часть Священной кровию напитанных отребий Того, что раньше было власть.

6

Вот так же, уязвлен и выбит из берлоги, Кабан, почуя смерти вкус, На землю валится, раскидывая ноги,- В затылок солнечный укус, И с пеною у рта, и высунув наружу Язык, рвет крепкие силки, И склоку трубит рог, и перед сворой дюжей «Возьми его!» — кричат стрелки. Вся свора, дергаясь и ерзая боками, Рванется. Каждый кобелек Визжит от радости и ляскает зубами, Почуяв лакомый кусок. И там пойдет грызня и перекаты лая С холма на холм, с холма на холм. Ищейки, лягаши и доги, заливаясь, Трясутся: воздух псарней полн. Когда кабан упал с предсмертною икотой,- Вперед! Теперь царюют псы. Вознаградим себя за трудную работу Клыков и борзые часы. Над нами хлыст умолк. Нас грозный псарь не дразнит, По нашу душу не свистит, Так пей парную кровь, ешь мясо — ето праздник! ………………………………………….. И, как охочая к труду мастеровщина, Налягут все на теплый бок, Когтями мясо рвут, хрустит в зубах щетина,- Отдельный нужен всем кусок. То право конуры, закон собачьей чести: Тащи домой наверняка, Где ждет ревнивая, с оттянутою шерстью Гордячка-сука муженька, Чтоб он ей показал, как должно семьянину, Дымящуюся кость в зубах И крикнул: «Это власть! — бросая мертвечину. — Вот наша часть в великих днях…» Стихи о любви Стихи серебряного века Осип Мандельштам. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1996.

» » На отдельной странице

Читать все стихи Осипа Эмильевича Мандельштама:

Notre Dame (Где римский судия судил чужой народ…)Silentium (Она еще не родилась…)Адмиралтейство (В столице северной томится пыльный тополь…)Айя-София (Айя-София,- здесь остановиться…)Актер и рабочий (Здесь, на твердой площадке яхт-клуба…)Бессоница, Гомер, тугие паруса… (Бессонница. Гомер. Тугие паруса…)Бесшумное веретено…В морозном воздухе растаял легкий дым…В непринужденности творящего обмена…В огромном омуте прозрачно и темно…В Петрополе прозрачном мы умрем…В тот вечер не гудел стрельчатый лес органа…Вечер нежный. Сумрак важный…Возьми на радость из моих ладоней…Вооруженный зреньем узких ос…Вот дароносица, как солнце золотое…Все чуждо нам в столице непотребной..Вы, с квадратными окошками… (Вы, с квадратными окошками, невысокие дома…)Где связанный и пригвожденный стон?..Да, я лежу в земле, губами шевеля…Дано мне тело… (Дано мне тело — что мне делать с ним…)Декабрист («Тому свидетельство языческий сенат…)Довольно кукситься!.. (Довольно кукситься! Бумаги в стол засунем!..)Если утро зимнее темно…Еще не умер ты, еще ты не один…Жизнь упала, как зарница…Жил Александр Герцович…За гремучую доблесть грядущих веков…За Паганини длиннопалым…За то, что я руки твои не сумел удержать…Заблудился я в небе — что делать?..Зверинец (Отверженное слово «мир»…)Звук осторожный и глухой…Змей (Осенний сумрак — ржавое железо…)Золотистого меда струя… (Золотистого меда струя из бутылки текла…)И поныне на Афоне…Из омута злого и вязкого…Из полутемной залы, вдруг…Как кони медленно ступают…Как по улицам Киева-Вия…Как светотени мученик Рембрандт…Как этих покрывал и этого убора…Кассандре (Я не искал в цветущие мгновенья…)Когда в теплой ночи замирает…Когда мозаик никнут травы…Когда на площадях и в тишине келейной…Когда октябрьский нам готовил временщик…Колют ресницы, в груди прикипела слеза…Кто знает! Может быть… (Кто знает! Может быть, не хватит мне свечи…)Куда как страшно нам с тобой…Ленинград (Я вернулся в мой город, знакомый до слез…)Люблю морозное дыханье…Мадригал (Дочь Андроника Комнена…)Мастерица виноватых взоров…Меганом (Еще далеко асфоделей…)Мне Тифлис горбатый снится…Мне холодно. Прозрачная весна…Мой тихий сон, мой сон ежеминутный…Мороженно! Солнце. Воздушный бисквит… («Мороженно!» Солнце. Воздушный бисквит…)Мы живем, под собою не чуя страны…На меня нацелилась груша да черемуха…На розвальнях, уложенных соломой…На страшной высоте блуждающий огонь!..Нашедший подковуНе веря воскресенья чуду…О красавица Сайма, ты лодку мою колыхала…О свободе небывалой…Обиженно уходят на холмы…Образ твой мучительный и зыбкий… (Образ твой, мучительный и зыбкий…)От вторника и до субботы…Отравлен хлеб, и воздух выпит…Петербургские строфыПою, когда гортань сыра, душа — суха…Природа — тот же Рим… (Природа — тот же Рим и отразилась в нем…)Пусти меня, отдай меня, Воронеж…Пусть имена цветущих городов…Разрывы круглых бухт, и хрящ, и синева…Раковина (Быть может, я тебе не нужен…)Рим (Где лягушки фонтанов, расквакавшись…)С веселым ржанием пасутся табуны…С миром державным я был… (С миром державным я был лишь ребячески связан…)Сегодня ночью, не солгу…Собачья склока (Перевод из Огюста Барбье…)Сохрани мою речь… (Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма…)Среди лесов, унылых и заброшенных…Среди священников левитом молодым…Средь народного шума и спехаСтансы (Я не хочу…)Стихи о неизвестном солдатеСумерки свободы (Прославим, братья, сумерки свободы…)Сусальным золотом горят…Твое чудесное произношенье…Твой зрачок в небесной коркеТелефон (На этом диком страшном свете…)Темных уз земного заточенья…Только детские книги читать…Тянется лесом дороженька пыльная…Убиты медью вечерней…Умывался ночью на дворе…Холодок щекочет темя…Чарли ЧаплинЧто поют часы-кузнечик…Эта ночь непоправима..Это какая улица?..Я буду метаться по табору улицы темной…Я вздрагиваю от холода…Я вижу каменное небо…Я должен жить, хотя я дважды умер…Я к губам подношу эту зелень…Я наравне с другими…Я не увижу знаменитой «Федры»…Я ненавижу свет…Я около Кольцова…Я скажу это начерно, шопотом…

«Онлайн-Читать.РФ»Обратная связь


С этим читают