Метафизика

Эпифеноменализм.

Пытаясь найти место сознанию в царстве физической природы, Т.Гексли в 19 в. предложил теорию, которой было присвоено название эпифеноменализма. Согласно этой точке зрения, состояния сознания никак не воздействуют на телесное поведение; они – побочные продукты деятельности мозга, имеющие на его функции такое же влияние, какое имеет свисток локомотива на движение его колес. Эпифеноменализм пользовался популярностью среди ученых, поскольку позволял им искать причины физических явлений в пределах самого физического мира. Однако одно из следствий этой теории было настолько неправдоподобным, что для наиболее проницательных ученых послужило свидетельством ложности самой теории. Получалось, что чувства, идеи и цели не оказывают никакого воздействия на поступки человека, например, сила воображения Уильяма Шекспира никак не повлияла на сочинение им Гамлета, а военные решения Наполеона никак не повлияли на исход сражений.


Кратко метафизика любви.

И как-то так получилось, что у меня пазл сложился, и я всё понял. Жаль не могу описать математически.

В своих попытках понять, как устроено мироздание, я пришел к определенным выводам. Дело в том, что основой всего сущего (бытия и небытия) является Безусловная Любовь. Некий изначальный принцип совершенно отличный от обычного понимания термина «любовь», а ближе к теологическому пониманию. Но без некоего высшего существа вроде Бога. Вообще теологическая трактовка «Бог — это любовь» перевернуто и вывернуто на изнанку. Правильнее будет «Любовь – это Бог» — это кратко метафизика любви.

Метафизика как инструмент развития человека

Охватить одной статьей все аспекты метафизики – не представляется возможным, для этого не хватит и целой книги, ведь после формирования общих представлений и понимания первого слоя глубины той работы, которую Вам еще предстоит с собой проделать –шаг за шагом открываются все новые и новые двери и горизонты на пути к познанию Себя, Бога и законов Мироздания. Например, на одном из своих семинаров «Метафизика бизнеса» мы начали с целей, мотивов, результатов и последствий деятельности бизнесменов, предпринимателей и работников, затем перешли к практикам и пониманию темы Изобилия и Процветания и на четвертом занятии углубились в вроде бы несвязанную с заявленным названием семинара тему Сила мысли и слова: «Молитвы, мантры, медитации». 

Но дорога возникает под шагами идущего, если вы не двигаетесь, то и суть метафизики, взаимосвязь реальной природы вещей с происходящими в вашей жизни событиями, так и останется для вас загадкой или иллюзией. Понять взаимосвязь можно только путем погружения в детали, поверхностный подход – редко дает правильные и устойчивые результаты.

 Продолжение размышлений на тему метафизики вы можете посмотреть в открытом видео программы Мир Реальности  Желаю вам успехов на Пути!

Литература

  • Ажимов Ф. Е. Метафизические основания гуманитарного познания: историко-философский анализ. — Владивосток: Издательство Дальневосточного федерального университета, 2011. — 264 с.
  • Бальтазар Н., Дебольский Н. Г., Яковенко Б. В. Метафизика на рубеже эпох: Лёвенская школа. Томас Хилл Грин. Джосайя Ройс — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — 144 с. (Изд. 2-е.) — ISBN 978-5-382-00375-7.
  • Киссель М. А. Метафизика в век науки: опыт Р. Дж. Коллингвуда. — СПб., 2002. — 304 с. — ISBN 5-210-01576-9.
  • Пушкин В. Г. Сущность метафизики. — СПб.: «Лань», 2003. — 480 с. — ISBN 5-8114-0507-3.
  • Толстенко А. М. Европейская метафизика: от бытия-как-природы к бытию-как-истории / А. М. Толстенко. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия», 2011. — 383 с. — ISBN 978-5-93762-085-9.

Средневековый метафизический метод философии

Средневековая метафизика столкнулась с проблемой соответствия законов природы божественному началу. Все проблемы Средневековья решались, освещались, устранялись при помощи духовного сообщества. Трудно было быть верующим (потому что вера требует слепого признания) и одновременно с этим заниматься дисциплинарным исследованиями естествознания. Находились храбрецы, умело сочетающие религию с наукой, и не попадающие в списки еретиков.

Таким мыслителем был Фома Аквинский. Религиозная община отвергала методологические направления, не подчиняющиеся беспрекословному верованию. Но Аквинский сумел объяснить рациональную сущность научного обоснования независящую от теологических догматов, что шокировало христианский мир. Идеи мудреца воспринялись настороженно, потому что Фома предоставил метафизику с такой стороны, которая отображает онтологическое познание синонимом теологических убеждений. Вера в Бога равносильна научной вере. Философ доказывает, что между метафизика с теологией не признают друг друга и не исключают, создавая такой двойственностью парадокс христианской религии.

Такое противоречие средневековой метафизики, вероисповедания привело к усомнению их совместных принципов.

ЧАСТИЦА

Частица — это служебная часть речи, которая служит для выражения оттенков значений слов, словосочетаний, предложений и для образования форм слов.

Разряды частиц

Формообразующие частицы. Образуют форму повелительного наклонения у глаголов. Да, давай, давайте, пусть, пускай. Пример: Давай сходим за грибами. Пусть ещё погуляет.
Образуют форму условного наклонения у глаголов. Бы (б). Пример: Мне хотелось бы познакомиться с Вами. Если б вы знали, как хорошо летом в деревне!
Образуют форму сравнительной или превосходной степени у прилагательных. Более, менее, самый. Пример: Правый берег более высокий, чем левый. Эта задача менее сложная. Дик — мой самый любимый пёс.
Смысловые частицы — вносят различные смысловые оттенки в предложение, а также выражают чувства и отношение говорящего к тому, о чём говорится в предложении. Выделение и ограничение: только, лишь, исключительно, почти. Пример: Только ты не веришь мне. Лишь на западе виднелись какие-то силуэты.
Усиление: даже, даже и, ни, и, же, ведь, уж, всё, всё-таки, -то. Пример: А ты даже не позвонил. Даже и не думай так поступить. Ведь сколько раз тебя предупреждали об опасности. Уж сколько раз твердили миру… Всё-таки ты решился на поездку. А он всё не унимался. И кто же будет за это отвечать?
Вопрос: ли, разве, неужели. Пример: Разве вы не слышали новость? Неужели ты написал письмо? Можно ли в это поверить?
Восклицание: что за, как. Пример: Что за уха! Да как жирна. Голубушка, как хороша!
Указание: вот (а вот), вон (а вон). Пример: Вот уже кое-где появилась травка. Вон возле ствола осины папоротник вылез.
Сомнение: вряд ли, едва ли. Пример: Едва ли это получится. Вряд ли ты сможешь закончить работу к среде.
Уточнение: именно, как раз. Пример: Именно об этом я и хочу сказать. А вы как раз и подойдёте к нему.
Смягчение требования: -ка. Пример: Вскипяти-ка чай.
Отрицательные частицы Не, ни Пример: За лесом не большой, а маленький остров. На небе ни облачка.
Частицы бы, ли, же пишутся раздельно, частица то ко всем словам на письме присоединяется с помощью дефиса, частица ка с глаголами пишется через дефис.

Происхождение слова «метафизика»

Происхождение слова «метафизика» довольно курьезно. Это тот самый случай, когда игра слов вдруг обретает смысл. В I веке до н.э. Андроник Родосский решил издать труды Аристотеля, создававшиеся для «посвященных», и объединил имевшиеся в его распоряжении тексты в несколько сборников, которые скомпоновал по собственному разумению. С заглавиями большинства из них никаких проблем не возникло — они были продиктованы содержанием сочинений (физика, политика, этика, познание живого и животных и т. д.)

В отдельный сборник попали тексты исключительной важности, трактующие вопросы бытия, первых принципов и первопричин, субстанции и Бога, все то, что сам Аристотель, случись ему лично участвовать в публикации своих работ, назвал бы «Первой философией» (точно так же мы называем сочинения Декарта «Метафизическими размышлениями», хотя их латинское заглавие означало «Размышления о первой философии» — Meditationes de prima philo- sophia). Получилось так, что в списке Андроника этот сборник шел непосредственно за «Физикой»

И постепенно к нему «приклеилось» название «Meta ta physika» (термин никогда не использовавшийся самим Аристотелем), и обозначавшее «книга, следующая за физикой».


Возможно также — поскольку греческое слово meta имеет два значения, — что оно означало также «книга, трактующая о том, что находится по ту сторону физики». С течением веков установился обычай именовать «метафизикой» именно все то, что находится вне компетенции физики, т.е., в более широком плане, вне опытного, а значит, научного и эмпирического познания. В этом значении употребляет его Кант, отказывая ему в научной ценности в одном случае (как догматической метафизики познания абсолюта или вещей в себе) и «спасая» его в другом (как критической метафизики — «систематически организованного перечня всего того, чем мы владеем благодаря чистому разуму»). Это значение термин «метафизика» сохраняет и сегодня, даже если находятся отдельные глупцы, пытающиеся над ним высокомерно иронизировать. Заниматься метафизикой значит мыслить дальше, чем простирается познание, и мыслить о вещах, познать которые невозможно, т.е. надо мыслить как можно более далеко. Мыслитель, желающий остаться в строгих рамках опыта и науки, не сможет ответить ни на один из принципиально важных вопросов, которые мы постоянно себе задаем (о жизни и смерти, о бытии и небытии, о Боге и человеке); мало того, он не даст ответа и на те вопросы, которые ставят перед нами сам опыт и наука, вернее, те, которые мы ставим перед собой в связи с опытом и наукой (об их истинности, об условиях их истинности и ее пределах). В этом смысле Шопенгауэр говорил о человеке как о «метафизическом животном» — ведь он удивляется собственному существованию, как и существованию мира и всего сущего («Мир как воля и предстояние», том II, глава 17; тема «удивления» заимствована именно у Аристотеля; «Метафизика», А, 2). С этой точки зрения главным вопросом метафизики, является вопрос о бытии, например в том виде, как его ставит Лейбниц: «Почему скорее есть что-то, чем ничто?» Тот факт, что ответить на этот вопрос невозможно, еще не причина, чтобы вообще им не задаваться, и ничто не освобождает нас от этой необходимости.

В словаре Словарь иностранных слов

и, мн. нет, ж.

1. Философское учение о неизменных, раз навсегда данных началах мира, рассматривающее явле-ния вне их взаимных связей, вне движения, изменения и развития.

2. Недиалектический способ мышления — рассмотрение явлений вне их взаимной связи и развития.

Метафизик — 1) сторонник метафизики; 2) тот, кто мыслит недиалектично, метафизически. Метафи-зический — характеризующийся метафизикой. | «Meta ta physika» — так были названы философские со-чинения Аристотеля, при издании его трудов помещенные после его трактатов по физике.

3. разг. Что-то непонятное, заумное, чересчур отвлеченное. Ваши рассуждения — какая-то сплошная м.

КРИТИКА МЕТАФИЗИКИ

Часто задают вопрос об оправданности метафизического исследования. Иногда приводят общеизвестный факт, что метафизика веками обсуждает одни и те же вопросы, а продвижения в их решении не видно. Такая критика не представляется убедительной. Во-первых, метафизические вопросы сложны, и быстрого их решения ожидать не приходится; во-вторых, прогресс все-таки происходил, по крайней мере в определении тупиковых подходов и более точной формулировке проблем. Однако в 1920-х годах метафизика была подвергнута более радикальной критике, в результате которой распространилось отрицание значимости метафизического исследования. Восстание против метафизики было поднято логическим позитивизмом, зародившимся в Вене и затем распространившимся в Великобритании и США. Главным оружием этой школы были верификационная теория значения и лингвистическая теория рационального познания. Согласно первой, значение любого фактуального утверждения сводится к чувственным восприятиям, которые могли бы его верифицировать; если указать такие восприятия невозможно, утверждение можно считать бессмысленным. Отсюда следует, что все наши утверждения о Боге, об универсалиях и первых причинах или о независимо существующем физическом мире должны быть сочтены бессмысленными, поскольку они не поддаются верификации. Во-вторых, критике было подвергнуто понимание метафизикой задач философии. С точки зрения метафизики, рациональное познание заключается в непосредственном постижении логической структуры мира. Однако на самом деле, как утверждали логические позитивисты, задача философии носит гораздо более скромный характер и сводится к анализу смысла слов. Самоочевидные суждения, даже суждения логики, суть в реальности утверждения о том, как мы предполагаем использовать термины, а это дело нашего выбора, который не имеет никакого отношения к постижению природы.

Многие ученые сочли идеи позитивистов убедительными, однако они встретили и энергичное сопротивление. Среди противников логического позитивизма был американский реализм с его лидером Джоном Уайлдом, отвергавшим позитивизм целиком и полностью и предлагавшим вернуться к метафизической традиции Платона и Аристотеля. На тезис о верифицируемости как критерии осмысленности реалисты отвечали, что сведение реальности к тому, что может быть воспринято чувствами, является неоправданным догматизмом. Числа не могут восприниматься чувствами, не воспринимаются с помощью чувств и мыслительные действия, а также понятия справедливости, равенства или, скажем, округлости; и тем не менее все вышеперечисленное – реально. Кроме того, из соображений последовательности следовало бы применить принцип верификации к самой верификационной теории значения; мы бы увидели, что бессмысленной оказывается сама эта теория, поскольку она не может быть верифицирована посредством чувственного восприятия. Что касается второго тезиса позитивистов, то сами метафизики никогда не согласились бы, что рациональное и априорное знание является чисто словесным и произвольным. Когда мы говорим, что все имеющее цвет протяженно, то, конечно, можем пользоваться разными словами для выражения понятий, однако сами понятия соотносятся таким образом, который мы не можем изменять, как нам заблагорассудится. Мы можем придать нашим словам любой смысл, но не можем заставить вещи, которые ими обозначаются, подчиняться придуманным нами правилам. В особенности это относится к логике и математике. Закон противоречия – не просто конвенция, с которой все соглашаются; если бы это было так, возможна была бы и другая конвенция, а это уже выходит за рамки мыслимого.

Традиция метафизического спекулятивного мышления, зародившаяся в древности, по-видимому, отвечает глубокой потребности человеческой природы, и хотя достижения метафизики не столь впечатляющи, как успехи науки, она будет существовать до тех пор, пока существует страсть к абсолютному познанию.

1.1. Что такое метафизика?

1.1.1.1. Человек обязан вопрошать, это принадлежит к его существу. Он не безвопросно вплетен в необходимость событий природы, он не встроен подобно животному в ограниченную окружающую среду и не фиксируем определенным поведением. Человек свободно расположен к собственной свободе. Он сам обязан оформлять свое существование, сам должен решаться на поступки. Он обязан творить человеческий мир как отдельный индивидуум и сообща. Для этого необходимо собственное, личное познание. Оно обязано сообщать ориентирующую функцию жизни в целом, свободе и ответственности поступков. Поэтому мы обязаны вопрошать о том, чего мы не знаем, но должны и хотим знать, чтобы правильно вести себя, будучи свободными. Вопрошать означает не-знать, зная о собственном не-знании, а это означает стремление к дальнейшему знанию. Аристотель в начале своей «Метафизики» говорит: «Все люди от природы стремятся к знанию» (Met I, 980 а, 21).

Но как мы вопрошаем, кого или что? Изначальным местом вопрошания является разговор. Так, уже ребенок спрашивает, что есть нечто и почему оно есть. И мы также спрашиваем вновь и вновь у другого, в ожидании лучше узнать предмет. Вопрос в этом смысле становится запросом у другого. Правильно данный ответ указывает на предмет, раскрывает его и способствует предметному пониманию. Всякий разговор в виде вопроса и ответа – уже диалог, который, как разговор между двумя, обнаруживает некое общее третье в общем взгляде вопрошающего и опрашиваемого на спрошенное, на то, «о чем» мы вопрошаем и «относительно чего» нужно найти ответ. Запрос превращается в вопрос о предмете в наиболее широком смысле слова. Так, мы вопрошаем сами себя и пытаемся при взгляде на предмет познать и изведать его.

Интеракционизм

– теория, наиболее близкая к точке зрения здравого смысла. Согласно интеракционизму, сознание и тело воздействуют друг на друга. Очевидно, что сознание воздействует на тело всякий раз, когда мы желаем поднять руку; тело воздействует на сознание всякий раз, как мы спотыкаемся обо что-то твердое или чувствуем себя усталыми. Для большинства людей эти вещи настолько очевидны, что принимаются за само собой разумеющиеся, и многие выдающиеся философы считали взаимодействие сознания и тела основополагающим фактом. Классическую формулировку теории интеракционизма предложил Декарт. В 20 в. она нашла поддержку у британского психолога Уильяма Макдугалла, который детально разработал аргументы в пользу интеракционизма.

Интеракционизм сталкивается с двумя существенными трудностями. Во-первых, остается непонятным, каким образом могут взаимодействовать две вещи, не имеющие ничего общего друг с другом. Молоток воздействует на гвоздь, потому что бьет его по шляпке, однако не может ударить по идее, потому что идея вообще не имеет положения в пространстве. Непонятно также, как может воздействовать на сознание физическое тело мозга. Эти вопросы привели некоторых последователей Декарта к позиции «окказионализма», согласно которой всякий раз, как происходит изменение в одной субстанции, имеет место вмешательство Бога, производящее соответствующее изменение в другой субстанции. Однако эта теория, по сути дела, была признанием неспособности объяснить связь сознания и тела и сводилась к утверждению, что в реальности они никак не взаимодействуют друг с другом.


Второе возражение было выдвинуто физиками, которые указали на противоречие интеракционизма двум важнейшим физическим принципам: 1) всякое физическое изменение имеет физическую причину, 2) несмотря на все трансформации, энергия всегда сохраняется. Если же мое намерение, скажем, поднять руку воздействует на движение частиц в моем мозгу, обе эти предпосылки должны быть отброшены. Ибо в данном примере физическое изменение не имеет физической причины, а физическая энергия творится из ничего.

Имея в виду эти трудности, некоторые философы считали ошибочным само понятие двойственной природы человека, унаследованное от Декарта. Гилберт Райл подверг критике это понятие, назвав его мифом о «призраке в машине». Согласно Райлу, не существует такой вещи, как сознание, если под ним понимать отдельную от тела сущность – интимно-личную, приватную и не занимающую места в пространстве. Сознание есть просто множество деятельностей и предрасположение к их выполнению (диспозиция). Например, человек разумен, если он действует разумно; нет необходимости предполагать существование «разума», который затем находит выражение в деятельности. Однако многие философы считают данное решение слишком радикальным и настаивают на существовании ментальных образов – приватных, непространственных и несводимых к телесной деятельности. Впрочем, в этом случае немедленно возникают уже известные проблемы: как эти образы порождаются телом и как они на него воздействуют?

Разные типы метафизической теории

Метафизика Аристотеля

Также называется аристотелизм. Философ Аристотель стремился понять «здесь и сейчас». Он верил в безупречную форму: Бог и астральные разумные существа (разумные движущие силы планет) должны были удовлетворять этому описанию. Платон также был обеспокоен «здесь и сейчас» и хотел радикально изменить общество.

Аристотелизм — это, в принципе, форма имманентной метафизики, теория, которая учит людей тому, как принимать мир, который они знают, а не тот, который даёт им информацию о совершенно другом мире.

Аристотелевская метафизика помещает индивида в центр царства существования. Философские особенности аристотелизма включают в себя методологию. Она критически подходит к существующим или гипотетическим доктринам и делает акцент на знания, которые могут быть получены естественным путём посредством чувств и с использованием разума.

Платонизм

Суть платонизма заключается в различии двух миров: привычного нам мира повседневной жизни (являющегося объектом чувств) и невидимого мира (который является истинной реальностью и может быть объектом интеллекта). Обычный человек замечает существование первого и игнорирует существование второго.

Он не может оценить степень, в которой его убеждения как о фактах, так и о ценностях произвольно предполагаются и связаны с внутренними противоречиями.

Философ находится в таком положении, когда он способен показать человеку, насколько несущественным является тот фундамент, на котором он пытается удержаться.

Философ может продемонстрировать, как мало мысли существует в расхожих представлениях о добре и зле. Он даже может показать, что само понятие «познание посредством чувств» сопряжено с трудностями, поскольку знание предполагает устойчивый объект, а объекты чувств постоянно меняются.

Картезианство

Также называется метафизика Декарта. Главная суть метафизики Декарта заключалась в том, что мир делили на две независимые субстанции — протяжённую и мыслящую. Но в этом и состояло самое сложное в его учении — трудно было объединить два порядка бытия, как только их разделяли.

Томизм

Это направление было сформировано философом Фомой Аквинским. Главное утверждение томизма заключается в том, что, размышляя о повседневных вещах и повседневном мире, всё указывает на Бога, как на поддерживающую силу/причину.

Обычные вещи/сущности, такие как, например, люди, находятся в процессе постоянных изменений. И это изменение всё же обычно не является результатом их собственных усилий — оно не зависит исключительно от них самих.

Идеализм

Есть два возможных пути для человека, который сталкивается с дуализмом духа и материи и считает его неудовлетворительным.

Он может либо попытаться показать, что материя в некотором смысле сводима к уму (это идея идеализма), либо, наоборот, попытаться свести ум к материи (это идея материализма). Однако существуют различные формы идеализма.


В одной из версий эта философия утверждает, что такой вещи, как материя не существует: то, что обычно человек считает материальными вещами, при более внимательном рассмотрении — не что иное, как познания ума.

Не существует ничего, кроме ума и его содержимого: независимо существующий материальный мир — не более чем иллюзия (идея философа Джорджа Беркли).

Материализм

Самая простая (первичная) форма материализма утверждает, что существует только материя. Однако это не может быть однозначно правильным, так как существует много того, что не характеризуется как материя, например: мысли или числа.

Таким образом, материализм, после того, как был обдуман различными философами, получил изменённые формы. Например: материя (природа) находится на первом месте, а дух (мышление) — на втором.

НАРЕЧИЕ

Наречие — самостоятельная неизменяемая часть речи, которая означает при-знак и отвечает на вопросы: где? куда? когда? откуда? почему? зачем? как? сколько? и другие.

В зависимости от того, к какой части речи относится наречие, оно может обозначать:

— Признак действия — наречие примыкает к глаголу или деепричастию (выучить наизусть, читать внимательно, высоко поставив, сказав тихо);

— Признак предмета — примыкает к существительному (путь напрямую, совсем ребенок, платье наизнанку);

— Признак другого признака — примыкает к прилагательному, наречию, причастию (достаточно быстрый, потрясающе красивый, очень хорошо, вдвое больше, купленный вчера, сделанный аккуратно).

По значению наречия делятся на группы (разряды)

Разряды На какие вопросы отвечают Примеры
места где? куда? откуда? впереди, направо, издали
времени когда? сегодня
причины почему? сослепу
цели зачем? назло
образа действия как? каким образом? медленно
меры и степени в какой мере? насколько? очень интересно

Метафизика это простыми словами.

Это метафизика простыми словами ставит вопросы о бытии, на которые каждый человек должен сам себе ответить – «кто я?», «зачем я?». Поскольку от самостоятельного ответа зависит личное понимание смысла жизни. Естественно, для ответа приходится копать очень глубоко («что есть всё сущее», «зачем это всё есть») и думать самостоятельно для познания себя и реальности.

Если ответы на эти вечные вопросы человек просто позаимствует у кого-то, то не будет личного понимания. Для него это будет некая теоретическая информация, не дающая ощущение найденного ответа.

Такими вопросами задается каждый человек рано или поздно. Сначала в юные годы для определения своего места в жизни и направления своего движения. А потом в конце жизни как бы сверяясь не ошибся ли – туда ли он двигался.


С этим читают