Не судите?

Альтернатива: равнодушие?

— Отец Павел, какие могут быть «альтернативы» осуждению? Неужели равнодушие? — Ни в коем случае! Равнодушие — это состояние, противоположное любви. Не ненависть, а именно равнодушие является антиподом любви. Это состояние полного отчуждения от другого человека. «Этот человек не представляет для меня никакого интереса», — как только мы это говорим, мы тем самым уже произвели над ним суд. Равнодушие — это осуждение, ставшее состоянием души. И чаще всего это происходит помимо сознания. Мы человека просто превратили в вещь, в предмет, в шкаф — стоит и стоит, мне-то какое дело? Он мне не нужен, неинтересен, он для меня ничто. И дела с ним иметь я никогда не буду, он вычеркнут из моей «книги жизни».— Может ли неосуждение быть притворством? Встречались ли Вы с такими случаями в Вашей пастырской практике, когда человек заставлял себя думать, что все хорошие, пытался не осуждать, сдерживался, а в результате происходил внутренний надлом? — Мне не приходилось с такой ситуацией встречаться. Возможно, что это немного надуманная проблема. Когда человек других не осуждает, это связано не с тем, что он закрывает глаза на их поведение, а с тем, что он себя лучше видит. Это не та ситуация, когда человек надевает розовые очки и пытается видеть все в розовом свете — ничего подобного! Неосуждающий человек слишком хорошо себя видит, чтобы осуждать других

Поэтому он и других видит гораздо лучше. Когда человек смотрит вокруг себя и старается все плохое, что видит в людях, не принимать во внимание, и наоборот, концентрироваться на лучшем, что есть — так это же позиция Бога! Бог именно так на нас и смотрит. Лучшее, что в нас есть, Он стремится разными способами умножить, раздуть тлеющие угольки добра под грудами пепла в нашей душе

Раздуть для того, чтобы этот разгорающийся огонь поглотил и выжег все худшее, неспособное к жизни. В одном из писем святителя Феофана мне встретились слова, которые и самого святителя ярко характеризуют, и задают правильный вектор по отношению к другим людям. Он говорил, что чем дольше живет, тем больше убеждается, что плохих людей нет. На какой-то глубине все люди добры — потому что любой человек хочет блага. А все злое, что есть в людях, — случайное и наносное. Как только мы сможем проникнуть в святая святых любого человека, даже самого плохого, закоренелого преступника, мы все равно там увидим какое-то добро. Беда в том, что человек иногда избирает неправильный путь к достижению добра или имеет ложное представление о том, что есть благо. Но представить себе, что в глубине нас сидит некий «сверхсатана», который хочет только уничтожения всего, и в том числе себя самого, невозможно. У Н. О. Лосского на эту тему есть интересная статья — «О природе сатанинской». И там он как раз очень подробно объясняет, почему сверхсатанизм в принципе существовать не может. Даже для Денницы изначальное стремление к первенству было нормальным — только он пошел ложным путем: он восстал против Господа Бога. Но само стремление к полноте совершенства было правильным. Тут мы приближаемся к какой-то удивительно тайне: где, почему происходит этот экзистенциальный слом? Человек стремится к правильному — но выбирает дурной путь. В самой возможности этого ошибочного выбора перед нами раскрывается потрясающая по своему масштабу драма бытия. И с другой стороны этой драмы находится Христос на Кресте — Своей Кровью заплативший в том числе и за наше право делать этот ошибочный выбор.

Блж. Феофилакт Болгарский

Ст. 37-40 Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам. Сказал также им притчу: может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму? Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его. Господь отсекает от наших душ самую трудную болезнь, разумею, корень высокомерия. Ибо кто не надзирает за самим собой, а только за ближним подсматривает и желает его опорочить, тот, очевидно, плененный высокомерием, забыл самого себя. Он всеконечно думает о себе, что он не грешит, и поэтому осуждает других, когда они грешат. Итак, если не желаешь быть осужденным, не осуждай других. Ибо скажи, пожалуй, почему ты другого осуждаешь, как преступника Божественных Законов во всем? А ты сам разве не преступаешь Божественного Закона (не говорю о других грехах) тем самым, что других осуждаешь? Ибо Закон Божий решительно повелевает тебе не осуждать брата. Значит, и ты преступаешь Закон. А будучи сам преступником, ты не должен осуждать другого как преступника; ибо Судия должен быть выше природы, впадающей в грех. Итак, отпускай, и тебе отпущено будет; давай, и тебе дано будет. Ибо меру хорошую, надавленную, натрясенную и преисполненную дадут в недра ваши. Ибо Господь будет возмерять не скупо, а богато. Как ты, намереваясь отмерять какой-нибудь муки, если желаешь отмерять без скупости, надавливаешь ее, натрясываешь и накладываешь с избытком, так и Господь даст тебе меру большую и преисполненную. Быть может, иной остроумный спросит: как Он говорит, что дадут в недра ваши меру преисполненную, когда сказал, что возмерится вам той же мерой, какой вы мерите, ибо если переливается через верх, то не та же самая? Отвечаем, Господь не сказал: возмерится вам «тою же» мерой, но «такою же». Если бы Он сказал: «тою же мерою», тогда речь представляла бы затруднение и противоречие; а теперь, сказав: «такою же», Он разрешает противоречие, ибо можно мерить и одной мерой, но не одинаково. Господь то и говорит: если ты будешь благотворить, и тебе будут благотворить. Это — такая же мера. Преисполненной названа она потому, что за одно твое благодеяние тебе заплатят бесчисленными. — То же самое и об осуждении. Ибо осуждающий получает той же самой мерой, когда его впоследствии осуждают; поскольку же он осуждается более, как осудивший ближнего, то мера сия преисполнена. Господь, сказав это и запретив нам осуждать, представляет нам и притчу, то есть пример. Он говорит: осуждающий другого и сам те же грехи делающий! скажи, пожалуй, не подобен ли ты слепцу, руководящему слепца? Ибо если ты осуждаешь другого, а сам впадаешь в те же грехи, то вы оба слепы. Хотя ты и думаешь, что через осуждение руководишь его на добро, но ты не руководишь. Ибо как он будет наставлен тобой на добро, когда ты и сам падаешь? Ученик не бывает выше учителя. Если, поэтому, ты, мнимый учитель и руководитель, падаешь, то, без сомнения, падает и руководимый тобой ученик. Ибо и приготовленный ученик, то есть совершенный, будет таков, каков его учитель. Сказав сие о том, что нам не должно осуждать слабейших нас и, по-видимому, грешных, Он присовокупляет и нечто другое на тот же предмет.

Начните с себя.

Это значит, что вам стоит, прежде всего, научиться замечать собственные недостатки


Мы настолько заняты поискам изъянов в окружающих, что забываем обратить внимание на себя

Помимо всего прочего, мы поймем кое-что еще: недостатки, за которые мы критикуем окружающих, есть и в нас самих. В той или иной степени. Осознание этого факта поможет стать лучше.

Вы научитесь больше внимания обращать на себя и собственный потенциал. Вы более не будете так много времени тратить на негативные мысли об окружающих. Вы просто перестанете тратить драгоценный ресурс времени и энергии на то, чтобы кого-либо судить.

Научитесь отпускать ситуацию.

Вам не помогает ни один из вышеперечисленных способов? Тогда просто отпустите ситуацию. Не будьте легкой добычей для тех, кто любит осуждать. Прекратите общение с такими людьми.

Сделайте выбор в пользу счастливой жизни. Отпуская ситуацию, вы получаете возможность проанализировать происходящее и внести необходимые изменения. Станьте лучше, чем вы есть. Не позволяйте никому влиять на вас негативным образом.

Критика не всегда несет в себе исключительно плохое. Мы живем в мире, где многие только и делают, что подыгрывают друг к другу. Время от времени полезно услышать, так ли все хорошо на самом деле, как нам говорят.


Критика может пойти на пользу. Главное – научиться воспринимать ее адекватно. Не нужно во всем слушать тех, кто вас осуждает, и меняться в соответствии с их требованиями. Научитесь отличать ту информацию, которую стоит принять к сведению, от осуждений, не стоящих вашего внимания.

Писание — о смысле заповеди

— В Евангелии от Матфея читаем: «Не судите и не судимы будете». То есть благодаря одной нашей способности не судить мы освобождаемся от суда Божьего. Почему такая милость Бога за исполнение всего одной заповеди? — Я думаю, что это можно объяснить только тем, что человек, который приучил себя не осуждать других, настолько открывается действию Бога, что ни с чем с другим это нельзя сравнить. Любое наше осуждение, любая попытка взять на себя право Бога, удаляет нас от действия благодати Божией, ведь мы себя противопоставляем Ему: «У Тебя есть Твой суд, а у нас — свой. И нас мало интересует Твое мнение». А позиция неосуждения противоположна: мы полностью предаем и самого себя, и этого человека, и всю ситуацию Богу. Без какой бы то ни было сознательной или бессознательной попытки вынести свой вердикт. И это стремление человека к открытости Богу становится тем, что автоматически изымает его из суда Божьего. Если ты других не осуждаешь, — «кто я такой, чтобы творить суд над другими?» — то в ином качестве, по-новому выстраиваются отношения между тобой и Богом.— А в Ветхом Завете эта заповедь имела такое же значение, как и с приходом Христа? — Конечно же, нет. Заповедь неосуждения является важнейшей частью Нагорной проповеди Спасителя, в которой мы видим, что Христос сознательно противопоставляет весь широкий спектр ветхозаветных предписаний тем новым горизонтам, которые Он предлагает своим последователям. Это касается брака, развода, мести, и в том числе осуждения. Согласно Ветхому Завету, Бог делегировал еврейскому народу право судить для того, чтобы удержать этот народ в определенных, вполне жестких и понятных, рамках праведности. Точно так же сегодня мы говорим, что если общество лишить судебной системы, то градус преступности и криминальной составляющей не понизится, а существенно повысится. Потому что сдерживающие элементы — то, что сдерживает вседозволенность и разгул, — исчезают. Та же ситуация наблюдалась и в Ветхом Завете. Осуждение было необходимо для того, чтобы таким образом пусть внешне, формально, но все же сдерживать распространение греха. Христос же, не отрицая необходимости внешних границ, уходит в глубину, к первоистокам и причинам неправильных поступков людей. Когда человек любит, когда он всю свою жизнь, все свои мотивы согласует с позицией любви к Богу и ближнему, ему уже эти границы не просто не нужны, они начинают мешать. Он их не переступит никогда, но не потому что боится наказания: он боится потерять ту самую любовь, которая для него является основным содержанием жизни.

Чужая душа – потемки

Фото: Flickr.com

Никто не в состоянии понять, что на самом деле скрывается в душе другого человека. Именно поэтому опасно и неправильно судить ближнего, решая, кем он является – грешником или праведником. В этом случае слишком высока вероятность ошибки. Допустить можно, не разобравшись до конца в человеке, или в силу собственной греховной природы.

Исключительно Господь, знающий все людские помыслы и стремления, способен объективно оценивать поступки людей. При этом он относится к ним с состраданием. Даже если человек согрешил, готов его простить и принять в случае искреннего раскаяния.

Если мы начинаем кого-то судить, злословить, то сами грешим. Спаситель отмечает, что в такой ситуации человек самому себе выносит приговор. Сюда добавляется грех высокомерности и гордыни.

Не торопитесь осуждать

Жил в одной деревне старик, был он беден, как никто. Но даже богачи завидовали ему, потому что у него был прекрасный белый конь. Никто никогда не видывал такого коня, такой красоты, стати, силы! И богачи предлагали ему за коня все, что бы он ни пожелал! Но старик говорил: «Этот конь для меня не конь, он – личность, ну а как можно продать личность? Он друг мне, а не собственность. А как можно продать друга? Невозможно!»

И хотя старик был беден, и было немало соблазнов продать коня, он не делал этого. И вот однажды он обнаружил, что в конюшне нет коня! И собралась вся деревня, и все сказали: «Ты – глупец! Мы все знали, что в один прекрасный день коня украдут! А при твоей ли бедности хранить такую драгоценность! Да лучше б ты продал его. Ты бы получил любые деньги, какие ни запросил! А где теперь твой конь?! Какое несчастье! Какое бедствие!»

Старик же ответил: «Ну-ну, не увлекайтесь! Скажите просто, что коня нет в конюшне. Это – факт. Все остальное – рассуждение. А счастье, несчастье… откуда вам знать? Как можете вы судить?» Люди спорили: «Не дури нас! Мы, конечно, не великие философы. Но совершенно очевидно, что сокровище потеряно, а это большое несчастье».

Но старик проговорил: «Вы как хотите, а я буду придерживаться того факта, что стойло пусто и коня нет. Другого же я ничего не знаю – счастье это или несчастье, потому что это всего лишь маленький эпизод. И кто знает, что за этим последует?» Люди смеялись. Они решили, что старик от горя просто рехнулся.

А через пятнадцать дней ночью конь неожиданно вернулся. Он не был украден, он ночью сбежал в лес. Но вернулся он не один, а привел с собой дюжину диких лошадей. И снова собрались люди и сказали: «Да, старик, ты был прав! Это мы были не правы! Да, это не было несчастьем. Это оказалось благодатью. Мы просим извинить нас».


На это старик ответил: «Опять вы слишком далеко заходите. Ну, вернулся конь, ну, лошадей привел, так что ж? Не судите. Счастье, несчастье – кто знает? И это лишь маленький эпизод. Пока вы не знаете всей истории, зачем судить? Я счастлив в своем несуждении».

И не смогли люди на этот раз возразить, а вдруг старик и на этот раз прав? Итак, на этот раз они хранили молчание, хотя в глубине души прекрасно понимали, что он не прав. Это же, конечно сказочное счастье: двенадцать коней пришли за конем! Да только захотеть, и все они превратятся в немыслимое богатство!

У старика был молодой и единственный сын. Он начал объезжать диких лошадей, и не прошло и недели, как он упал с лошади и сломал себе ногу. И снова собрались люди и начали рассуждать: «Да, старик, ты снова оказался прав. Это не благодать, это – несчастье. Единственный сын! И ногу сломал! Хоть одна была опора в старости тебе. А теперь ты же еще больше обеднеешь!»

Но старик сказал: «Вы одержимы рассуждениями! Зачем вы так торопитесь? Скажите просто, что сын сломал ногу. Счастье, несчастье – кто знает? Снова лишь эпизод, а большего вам не дано. Жизнь фрагментарна, а судить можно только о целом».

И так случилось, что спустя всего лишь несколько недель на страну напал враг, началась война, и все молодые люди деревни были призваны в армию. Только сын старика был оставлен, так как был калекой. И снова собрались люди, они кричали и плакали: из каждого дома ушел сын, а то и несколько. И надежды на то, что они вернутся, не было никакой. Напавшая страна была огромной, и битва была заранее проиграна. Они не вернутся домой.

Вся деревня стонала и плакала. И пришли люди к старику и сказали ему: «Прости нас, старик! Бог видит, что ты прав. Хоть и калека сын твой, да с тобой! Наши же дети ушли навсегда! Он-то жив и с тобой, да может и ходить еще начнет понемногу. Лучше быть хромым, да живым!

А старик снова сказал: «Нет! Разговаривать с вами невозможно! Вы ведь продолжаете судить, судить, судить! Да кто знает?! Вы можете только сказать, что ваши дети насильно забраны в армию, а мой сын остался со мной. Но никто не знает, благословение это или несчастье. И никто никогда не в состоянии будет узнать это. Один Бог ведает!»

Необходимость наставления

Существовала дополнительная необходимость, по которой так важно уделить внимание этой фразе, произнесенной на Нагорной проповеди. Она заключается в том, что люди, погрязая в земных благах, часто становятся безразличны к Господу. Это проявляется в осуждении окружающих, проявлении к ним несправедливости и жестокости

Это проявляется в осуждении окружающих, проявлении к ним несправедливости и жестокости.

Учитывая, что, говоря «не судите», Спаситель имеет в виду не отношения людей между собой, но и принцип воздаяния, когда каждый получит по поступкам и делам, эти слова следует отнести и к Небесному суду. На нем человека будут уже по Божьему закону судить за все, что он совершил за время земной жизни.


Если же заблуждения ближнего осуждаются со злорадством и язвительностью, то такой человек ничем не отличается от возомнивших себя мессиями фарисеев. Со стороны верующего к окружающим обязательно должно быть проявление милосердия и чувства сострадания. Указывать на ошибки других, изобличая их грехи, нужно, но делать это следует так, чтобы согрешивший человек не обиделся. Чтобы он осознал, как неправ, увидел, что ему действительно хотят помочь и встал на путь исправления.

Научитесь не обижаться на то, что о вас говорят.

Вас осуждают, и вы случайно об этом узнали? Не принимайте это близко к сердцу и не обижайтесь на человека, который это делает. Это не о вас, а о нем. Поймите одну простую вещь: люди осуждают других потому, что у них самих не все ладно. Они пытаются абстрагироваться от собственных изъянов.

Именно поэтому они переносят скопившийся негатив на окружающих. Люди, которым нравится осуждать, зачастую просто хотят унизить других. Не позволяйте так поступать с вами.

Вы вовсе не такой, как о вас говорят. Вы намного лучше. Фильтруйте слова тех, кто осуждает. Осознайте, что ваша самооценка и уважение к себе ни в коей мере не должны страдать из-за всех этих плохих, обидных слов.

Не уверяйте себя в том, что раз вас осуждают, значит нужно измениться. Относитесь к подобной критике спокойно. Это намного лучше, чем таить злобу, пропитываясь насквозь негативом.

Раздел 4. Понесут ли демоны приговор судьи на муки вечные?

Возражение 1. Представляется, что демоны не понесут приговор Судьи на муки вечные после дня Суда. Так, согласно апостолу: «А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу» (1Кор. 15, 24). Следовательно, все господство прекратится тогда. Но исполнение приговора Судьи подразумевает своего рода господство. Следовательно, после судного дня демоны не понесут приговор Судьи.

Возражение 2. Далее, бесы согрешили мучительнее, чем люди. Следовательно, не только люди должны быть мучимы бесами.

Возражение 3: Далее, точно так же, как бесы предлагают злые дела людям, так и добрые ангелы предлагают хорошие дела. Не будет обязанностью добрых ангелов давать награду праведникам, это будет сделано Богом, непосредственно Им Самим. Следовательно, не смогут и демоны наказывать грешников.

Этому противоречит, грешники подчинились дьяволу в грехе. Следовательно, справедливо, что они должны подчиняться ему в наказании, и быть наказаны им, как и полагается.

Отвечаю: Мастер в тексте Сентенции (Sentent. IV, D, 47) упоминает о двух мнениях по этому вопросу, оба кажутся совместимыми с Божьим Судом, потому что справедливо для человека подчиняться дьяволу в грехе, и несправедливо для бесов быть над ним. Согласно мнению, которому придерживается, что после судного дня демоны будут поставлены над людьми, чтобы наказывать их, рассматривает чин Божьего Суда со стороны бесов наказывающих; в то время как противоположное мнение рассматривает чин Божьего Суда со стороны людей наказанных.

Мы не можем сказать с уверенностью, какое из мнений наиболее близко к истине. Я считаю, что правильнее будет сказать, что точно так же, как среди спасенных чинов будет заметно, что некоторые будут просветленные и совершенные (потому что все чины небесной иерархии будут существовать вечно) , AA ,8], так будет очевиден и чин при наказании, люди, будучи наказуемы бесами, а не Божественным чином, ангелы, помещенные между человеческой природой и Божественной, будут полностью удалены. Поскольку Божественное озарение приносят людям добрые ангелы, таким же образом бесы исполнят Божий Суд над грешниками. Это ни в коем случае не уменьшает наказание демонов, поскольку даже мучая других, они сами мучаются, потому что братство несчастных не уменьшит, а увеличит несчастье.

Ответ на возражение 1. Верховная власть, которая, как заявлено, будет передана Христу во время пришествия, должна быть дана в значении верховной власти, которая соответствует состоянию этого мира: где люди поставлены над людьми, ангелы над людьми, ангелы над ангелами, бесы на бесами, бесы над людьми; в каждом случае либо приводят к концу, либо уводят от него. Но затем, когда все вещи достигнут этого конца, не будет верховной власти, чтобы увести от этого конца или привести к нему, но только то, что сохранится в конце, добро или зло.

Ответ на возражение 2. Хотя недостаток демонов не требует, чтобы они были поставлены над людьми, поскольку они заставили людей подчиниться им несправедливо, и еще это требуется по их природе/сущности в отношении человеческой природы: поскольку «естественные вещи остаются в них неповрежденным», как говорит Дионисий (Div. Nom. IV).

Ответ на возражение 3. Добрые ангелы не являются источником главной награды избранных, потому что все получают это непосредственно от Бога. Тем не менее, ангелы могут быть источником/причиной случайной награды для человека, так как высшие ангелы просвещают тех, которые ниже, и ангелов и людей, относительно некоторых вещей скрытых Богом, которые не принадлежат сущности блаженства. Подобным образом проклятые получат наказание непосредственно от Бога, а именно вечное изгнание из Божественного видения/замысла: но нет причины, почему бесы не должны мучить людей другими благоразумными наказаниями. Есть, тем не менее, различие: добродетель возносит, грех унижает. Поскольку ангельская природа выше человеческой, некоторые за счет превосходства в достоинстах будут настолько вознесены, что будут возвышены над ангелами и по природе, и относительно награды , A ], так что некоторые ангелы будут просвещены некоторыми людьми. С другой стороны, ни один грешник, в счет определенной степени добродетели, не достигнет высокого положения, которое прикрепляется к природе демонов.

Прп. Максим Исповедник

Прощайте, и прощены будете

Возлюбим друг друга и будем возлюблены Богом. Будем долготерпеливы друг к другу, и Он будет долготерпелив к грехам нашим. Не будем воздавать злом за зло, и Он не воздаст нам по грехам нашим. Ибо прощение прегрешений наших обретем в прощении братиям. Милость Божия к нам сокрыта в сострадании нашем к ближним. Поэтому Господь и сказал: Прощайте, и прощены будете. И еще: Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный (Мф. 6:14). Опять: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5:7). И снова: Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7:2). Вот, Господь даровал нам способ спасения и дал нам власть быть чадами Божиими (Ин. 1:12). Отныне спасение наше уже в нашей воле.

Слово о подвижнической жизни.


С этим читают