Короткие стихи про осень александра пушкина

Анализ стихотворения «Осень» Александра Пушкина

Широко известно, какое именно время года было самым любимым у Пушкина. Произведение «Осень» — одно из самых прекрасных стихотворений, посвященных осени, во всей русской литературе. Поэт написал его в 1833 г., во время пребывания в Болдино (т. н. «Болдинская осень»).


Пушкин выступает в роли талантливого художника, с большим мастерством рисующего картину осеннего пейзажа. Строки стихотворения проникнуты огромной нежностью и любовью к окружающей природе, находящейся в фазе увядания. Вступление представляет собой первый набросок к картине: опадающая листва, первые заморозки, выезды на псовую охоту.

Далее Пушкин изображает остальные времена года. При этом он перечисляет их достоинства, но делает основной упор на недостатках. Описание весны, лета и зимы достаточно развернуто, автор прибегает к шутливым грубоватым замечаниям. Приметы весны – «вонь, грязь». Зима вроде бы насыщена многими радостными событиями (прогулки и забавы на природе), но продолжается невыносимо долго и надоест «и жителю берлоги». Все хорошо жарким летом, «да пыль, да комары, да мухи».

Сделав общий обзор, Пушкин в качестве противопоставления переходит к конкретному описанию прекрасной осенней поры. Поэт признается, что любит осень странной любовью, подобной чувству к «чахоточной деве». Именно за свой печальный вид, за увядающую красоту осенний пейзаж бесконечно мил поэту. Фраза, представляющая собой антитезу, — «Унылая пора! Очей очарованье!» стала крылатой в характеристики осени.

Описание осени в стихотворении – художественный образец для всего русского поэтического общества. Пушкин достигает вершин своего таланта в использовании выразительных средств. Это разнообразные эпитеты («прощальная», «пышное», «волнистою»); метафоры («в их сенях», «зимы угрозы»); олицетворения («одетые леса»).


В заключительной части стихотворения Пушкин переходит к описанию состояния лирического героя. Он утверждает, что только осенью к нему приходит истинное вдохновение. Традиционно для поэтов весна считается временем новых надежд, пробуждения творческих сил. Но Пушкин снимает это ограничение. Он снова делает небольшое шутливое отступление – «таков мой организм».

Посещению музы автор отводит значительную часть стихотворения. В описании творческого процесса также чувствуется рука великого художника. Новые мысли являются «незримым роем гостей», совершенно преображающим одиночество поэта.

В финале поэтическая работа представляется Пушкиным в образе корабля, готового к плаванию. Стихотворение обрывается риторическим вопросом «Куда ж нам плыть?». Это указывает на бесконечное множество тем и образов, возникающих в сознании поэта, который абсолютно свободен в своем творчестве.

Унылая пора! очей очарованье!..

Чего в мой дремлющий тогда не входит ум? Державин. I

Октябрь уж наступил — уж роща отряхаетПоследние листы с нагих своих ветвей;Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.Журча ещё бежит за мельницу ручей,Но пруд уже застыл; сосед мой поспешаетВ отъезжие поля с охотою своей,И страждут озими от бешеной забавы,И будит лай собак уснувшие дубравы.

II

Теперь моя пора: я не люблю весны;Скучна мне оттепель; вонь, грязь — весной я болен;Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.Суровою зимой я более доволен,Люблю её снега; в присутствии луныКак лёгкий бег саней с подругой быстр и волен,Когда под соболем, согрета и свежа,Она вам руку жмёт, пылая и дрожа!

III


Как весело, обув железом острым ноги,Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!А зимних праздников блестящие тревоги?..Но надо знать и честь; полгода снег да снег,Ведь это наконец и жителю берлоги,Медведю, надоест. Нельзя же целый векКататься нам в санях с Армидами младымиИль киснуть у печей за стёклами двойными.

IV

Ох, лето красное! любил бы я тебя,Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.Ты, все душевные способности губя,Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи;Лишь как бы напоить, да освежить себя —Иной в нас мысли нет, и жаль зимы старухи,И, проводив её блинами и вином,Поминки ей творим мороженым и льдом.

V

Дни поздней осени бранят обыкновенно,Но мне она мила, читатель дорогой,Красою тихою, блистающей смиренно.Так нелюбимое дитя в семье роднойК себе меня влечёт. Сказать вам откровенно,Из годовых времён я рад лишь ей одной,В ней много доброго; любовник не тщеславный,Я нечто в ней нашёл мечтою своенравной.

VI

Как это объяснить? Мне нравится она,Как, вероятно, вам чахоточная деваПорою нравится. На смерть осуждена,Бедняжка клонится без ропота, без гнева.Улыбка на устах увянувших видна;Могильной пропасти она не слышит зева;Играет на лице ещё багровый цвет.Она жива ещё сегодня, завтра нет.

VII

Унылая пора! очей очарованье!Приятна мне твоя прощальная краса —Люблю я пышное природы увяданье,В багрец и в золото одетые леса,В их сенях ветра шум и свежее дыханье,И мглой волнистою покрыты небеса,И редкий солнца луч, и первые морозы,И отдалённые седой зимы угрозы.

VIII


И с каждой осенью я расцветаю вновь;Здоровью моему полезен русской холод;К привычкам бытия вновь чувствую любовь:Чредой слетает сон, чредой находит голод;Легко и радостно играет в сердце кровь,Желания кипят — я снова счастлив, молод,Я снова жизни полн — таков мой организм(Извольте мне простить ненужный прозаизм).

IX

Ведут ко мне коня; в раздолии открытом,Махая гривою, он всадника несёт,И звонко под его блистающим копытомЗвенит промёрзлый дол и трескается лёд.Но гаснет краткий день, и в камельке забытомОгонь опять горит — то яркий свет лиёт,То тлеет медленно — а я пред ним читаюИль думы долгие в душе моей питаю.

X

И забываю мир — и в сладкой тишинеЯ сладко усыплён моим воображеньем,И пробуждается поэзия во мне:Душа стесняется лирическим волненьем,Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,Излиться наконец свободным проявленьем —И тут ко мне идёт незримый рой гостей,Знакомцы давние, плоды мечты моей.

XI

И мысли в голове волнуются в отваге,И рифмы лёгкие навстречу им бегут,И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,Минута — и стихи свободно потекут.Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползутВверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;Громада двинулась и рассекает волны.

XII

Плывёт. Куда ж нам плыть?..

Пушкин, 1833 После стихов: И тут ко мне идет незримый рой гостей,Знакомцы давние, плоды мечты моей. — в рукописи следовала октава, исключенная из окончательного текста: Стальные рыцари, угрюмые султаны,Монахи, карлики, арапские цари,Гречанки с четками, корсары, богдыханы,Испанцы в епанчах, жиды, богатыри, Царевны пленные и злые великаны.И вы, любимицы златой моей зари, —Вы, барышни мои, с открытыми плечами,С висками гладкими и томными очами. Последняя строфа в черновом автографе была доведена шестого стиха: Ура!.. куда же плыть?.. какие берегаТеперь мы посетим: Кавказ ли колоссальный,Иль опаленные Молдавии луга,Иль скалы дикие Шотландии печальной,Или Нормандии блестящие снега,Или Швейцарии ландшафт пирамидальный?


С этим читают