Отец

ЗОЖ и развод

Война Роберта и Натальи Голубковых за сына длится уже пять лет. Супруги официально развелись летом 2015 года, через год после рождения ребёнка. 


«Мы оба хотели ребёнка, но у нас не получалось — было две замершие беременности. У Роберта было много свободного времени, он сидел дома и искал информацию в сети, чтобы понять, в чём причина. Он заинтересовался новым образом жизни, основанным на употреблении только натуральных, природных продуктов. Постепенно его увлечение стало неадекватным, — говорит Наталья. — Например, уже после родов мне не хватало грудного молока и я докармливала Пашу молочной смесью. Муж был резко против, и мне приходилось закрываться в комнате и тайно кормить сына. Когда Роберт нашёл смесь, был страшный скандал».

«Бывший муж гулял с Пашей почти каждый день. В то время мы с ним жили в одном посёлке, были фактически соседями. Всё изменилось после того, как в 2017 году я сказала Роберту, что собираюсь подать на алименты. К тому же он узнал, что я хочу начать водить сына в садик и для этого ему нужно поставить прививки. Роберт против вакцинации», — говорит она.

По словам собеседницы, в июне 2017 года Голубков перелез через забор участка дома, где жила Наталья, и забрал сына к себе. После этого мужчину признали виновным в неисполнении обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетнего ребёнка, поскольку он лишил сына права на общение с матерью (ч. 2 ст. 5.35 КоАП РФ). 1 июня 2018 года Наталья забрала ребёнка к себе.

«Когда я привела сына домой и сняла с него майку, то увидела, что он очень худой. В медицинском центре Рогачёва Паше диагностировали почечную и печёночную недостаточность и желтуху. Я понимаю, что Роберт сам отказался от мяса и многих других видов пищи, и не вижу в этом ничего страшного, но для ребёнка такой рацион губителен», — говорит Наталья.

Должен жить с отцом

Однако в сентябре 2018 года Мытищинский суд Москвы постановил, что ребёнку будет лучше жить с отцом. Решение было принято на основании психолого-психиатрической экспертизы. Специалисты установили, что мать будет настраивать сына против отца, в то время как отец стремится сохранить доброжелательные отношения с бывшей супругой.  

После этого решения суда Наталья стала готовиться к подаче кассационной жалобы и новым судебным процессам. Но потом на неё было совершено нападение и ребёнок оказался у отца.

Наталья говорит, что пыталась договориться с бывшим мужем о мировом соглашении: вернуть сына ей и разделить время общения с ребёнком поровну. Но экс-супруг на уступки не пошёл.

И хотя официально Наталья имеет право на общение с сыном, по её словам, на практике она видит и слышит ребёнка очень редко.

«Я приезжаю к его дому, звоню в ворота, охрана говорит мне, что Роберт и Паша уехали отдыхать. Так может продолжаться бесконечно — они могут постоянно быть «в отпуске». Хотя несколько раз я слышала голос Паши на заднем фоне, он спрашивал: «Это моя мама звонит?» — рассказывает Наталья.

RT попытался связаться с Робертом Голубковым, но он был недоступен для комментариев. Его адвокат Наталья Кувшинникова отказалась общаться с RT: услышав слово «журналист», она бросила трубку и перестала отвечать на звонки.

В сентябре 2018 года Роберт Голубков в интервью КП озвучивал свою версию конфликта с женой. По его словам, она ушла от него без объяснения причин, не занималась сыном и даже сама организовывала его похищения. Информацию о том, что он плохо кормил сына, Голубков назвал ложью.

«На отца не стоит надеяться»


Когда Кирилл отправился на поиски отца, своей 34-летней матери Розе он сказал, что поживет на даче у друга. Поскольку женщина тяжело больна, она решила лечь в больницу для операции. Чтобы забрать сына, Розе пришлось временно выписаться. Во вторник, 14 июля, мать приехала за подростком в больницу.

Мама мальчика Роза. Фото: КП

«Меня ненадолго выписали из больницы и я сразу поехала за сыном. Было непросто его забрать, пришлось сначала ехать в органы опеки. Но сейчас мы с Кириллом дома и у нас все хорошо», — рассказала женщина «Комсомольской правде».

В следующий понедельник Роза вернется в больницу. Ей предстоит сложная гинекологическая операция — женщина больше года страдает из-за кpoвотечений. По ее словам, Кирилл начал поиски именно для того, чтобы отец оплатил лечение бывшей супруге.

«Он очень хороший сын. Я живу ради него. Но я не поддерживаю его поисков. Бессмысленно искать человека без сердца», — сказала женщина в интервью «Московскому комсомольцу».

Роза с сыном Кириллом. Фото: МК

«Я сейчас только за маму переживаю. Хочу, чтобы она поскорее вылечилась. А на отца, я понял, что не стоит надеяться. Я ему не нужен», — сделал вывод Кирилл из всего произошедшего.

Фото: КП

Роза после лечения планирует подать на алименты. «Нормально договориться с этим человеком не получается», — сказала женщина об отце мальчика.

Судьба Артема Михалкова. Сложно ли быть сыном Михалкова?

«Мой отец Никита Михалков – настолько сильный и волевой человек, что он не мог дать мне возможность поступать по-своему», – признался однажды один из ярких представителей звездной династии Михалковых-Кончаловских, Артем Михалков. Его дедушка, Сергей Михалков, написал гимн СССР и «Дядю Степу», отец создал фильмы, которые стали классикой мирового кинематографа. Две родные сестры – Анна и Надежда – блистательные актрисы, дядя Андрей Кончаловский снял «Сибириаду», удостоенную гран-при Каннского кинофестиваля. В этом фильме Артем и сыграл свою первую роль, а сегодня он уже состоявшийся актер и режиссер, на деле доказавший, что достоин своей фамилии. В эфире канала «Россия 1» – откровенный разговор с Артемом Михалковым об отце, семье, воспитании, кинематографе и личной жизни.

Беседа началась за рюмкой «кончаловки» – рецепт этого напитка несколько поколений Михалковых-Кончаловских хранили в строгом секрете, и в студии передачи «Судьба человека» Артем впервые решил раскрыть семейную тайну. Оказывается, в ее состав входит смородина, сахар, спирт и вода, но главная особенность напитка в том, что его необходимо долго настаивать. Михалков вспоминает, как любили прикладываться к бутылке с «кончаловкой» и Никита Сергеевич, и Андрон Сергеевич, и их старшие сыновья – Егор и Степан… И как бы ни старалась бабушка Наталья Петровна Кончаловская перепрятывать ценную емкость, ее всегда находили и опустошали, не позволяя напитку достичь нужной выдержки.


Отца ему, конечно, не хватало – Никита Сергеевич обычно говорил, что на первом месте у него работа, друзья, а уж потом «все остальное».«Отец так близко, но до него не дотянуться. Наверное, так было всегда. Даже в детстве, когда в небольшом старом доме умещалось три поколения Михалковых и Кончаловских», – признался Артем в собственном документальном фильме «Сложно ли быть Михалковым?», который он снял к 70-летию знаменитого на весь мир режиссера. Это была попытка взглянуть на него глазами сына и задать вопросы, мучившие с детства. Говорит, что получил на них действительно искренние и честные ответы, многие из которых совсем не ожидал услышать. По словам Артема, дети понимали: их отец – прежде всего творец, которому необходимо постоянно работать, но при этом чувствовали, что он рядом, и не хранили обид.

Во ВГИК Артем поступил сам – Никита Сергеевич отказался помогать сыну, но уже на третьем курсе пригласил его на роль одного из юнкеров в своей картине «Сибирский цирюльник». Перед съемками актеры три месяца жили в казармах и проходили курс молодого бойца в Костромском военном училище, чтобы убедительно выглядеть в форме.

Со своей первой женой Дашей Артем тоже познакомился еще в студенческие годы. Вспоминает, как впервые увидел в институте эффектную блондинку, которая училась на актерских курсах. В браке у них родилась дочь Наташа, но после 13 лет созвместной жизни они приняли решение разойтись. О причинах их внезапного расставания до сих пор ничего неизвестно – Артем вообще не любит говорить о личном. Но не так давно он стал все чаще появляться на публике с новой спутницей. Оказалось, что ее тоже зовут Даша, и три месяца назад она подарила актеру сына – Александра.

В поисках папы

Кирилл три недели бродил по возможным адресам отца, а также дедушки и бабушки по папиной линии в Москве и Подмосковье

Мальчик записывал и выкладывал на YouTube ролики о своих поисках в надежде привлечь внимание к ситуации

«Я спал на коврике в кустах, находил места для ночлега на газонах, сейчас же лето, тепло. Когда был дождь, пережидал в подъездах. У меня были некоторые сбережения, я на них питался. Я с 13 лет копил деньги, чтобы отправиться искать своего папу», — рассказал Кирилл МК.

Кадр из видео: YouTube / Ворон

Когда подросток нашел на Кутузовском проспекте предполагаемую квартиру отца, он встал рядом с домом с плакатом

Телевизионщики сняли сюжет о мальчике, и на него обратила внимание полиция. В итоге Кирилла доставили в больницу

Кадр сюжета на телеканале «Москва 24»

Родной отец Кирилла ушел из семьи, когда мальчику было полгода. После этого мужчина еще раз женился. «После развода он 13 лет не приезжал к сыну, аргументировал это ревностью новой жены. У него есть дети в новом браке, три девочки», — рассказала Роза в интервью МК.

Роза в 17 лет познакомилась с будущим мужем в московском ресторане. Фото: КП

Помогать предыдущей семье финансово мужчина перестал более пяти лет назад. При этом известно, что до 2016 года отцу Кирилла и его родителям (бабушке и дедушке мальчика) принадлежал собственный крупный банк.

Похищение сына

50-летняя жительница Подмосковья Наталья Голубкова в последний раз видела своего шестилетнего сына Павла (имя изменено. — RT) неделю назад — тогда она смогла провести с ним около часа и поздравить с прошедшим днём рождения.


Встреча проходила в частном доме в Мытищах, где мальчик живёт с отцом последние 16 месяцев. По словам Натальи, ей ни на минуту не позволили остаться с ребёнком наедине — помимо бывшего мужа за встречей наблюдали его адвокат и родственники.

Это встреча с мамой для Паши стала, по словам женщины, второй за полтора года. Пару раз они общались по телефону и три раза — по видеосвязи.

Как рассказывает Наталья, ребёнок оказался у бывшего мужа после нападения на неё.

По её словам, 23 марта прошлого во дворе жилого дома к ней подошла группа неизвестных мужчин. Они вырвали ребёнка у неё из рук, посадили в машину и увезли. Не помог даже телохранитель, которого Наталья наняла, опасаясь, что бывший супруг Роберт попытается силой отнять сына.

«Их было шесть или семь человек, они стали вырывать сына. Я держала сына, обнимала его руками и ногами, но Пашу всё равно схватили, как куклу, и посадили в машину, — рассказывает Наталья RT. — Я сразу написала заявление о похищении ребёнка, но через два часа Роберт вышел на связь с полицией и по видеосвязи показал, что сын находится с ним. Паша выглядел заторможенным и монотонно повторял: «Пока всё нормально, пока всё нормально».  

Уголовное дело о похищении человека (ст. 126 УК РФ) по заявлению Натальи было возбуждено спустя девять месяцев — в январе нынешнего года.

В постановлении о возбуждении дела отмечается, что «неустановленные лица, действуя группой лиц по предварительному сговору, напали на Голубкову Н.А. и её сына, а затем… применяя насилие и удерживая Голубкову Н.А., против воли малолетнего, применяя насилие и не давая ему возможности вырваться, умышленно поместили его в неустановленный автомобиль».

Позднее Наталья опознала двух мужчин из группы похитителей и нашла их в соцсетях. Сейчас они находятся в розыске. Между тем Роберт Голубков проходит по делу в качестве свидетеля.

Адвокат Натальи Голубковой Марина Мастинская отмечает, что статья о похищении ребёнка не может напрямую действовать на его родителя.

После похищения Наталье пришлось неделю провести в реабилитационном центре — у неё диагностировали ушибы и вывих плечевого сустава. Паша остался жить с отцом.

Фото из личного архива


С этим читают