Порка вожжами и хлыстом за хамство

Почему некоторым нравится спанкинг

Один из крупнейших в мире секс-шопов Lovehoney провел среди своих клиентов опрос, который выяснил, что почти 75% женщин готовы к спанкингу в сексуальных отношениях. Среди мужчин любителей порки меньше, но 66% также впечатляют, не правда ли? Популярность спанкинга связывают с его позитивным влиянием на организм — он способствует выбросу адреналина и пробуждению позитивных эмоций.


В процессе порки увеличивается приток крови к малому тазу, что способствует повышению чувствительности рецепторов кожи и усилению сексуального возбуждения. Выделяются при спанкинге также нейромедиатор эндорфин и другие вещества, делающие нашу жизнь приятнее. Мы уже писали подробно об этом интересном механизме.

Некоторые исследователи предостерегают от порки детей, так как такое наказание может быть связано с сексуальными переживаниями. Журналистка Джиллиан Кинэн критиковала телесные наказания, заверяя, что они способны сделать из ребенка фетишиста. Да, во многих странах, а точнее — в 46, порка как наказание для детей и взрослых запрещена на законодательном уровне. А вот внутри многих религиозных общин, особенно консервативных, порка процветает.

Во всем виноват цирюльник!

Покачиваясь, письмоводитель Осип Буяр поднялся, пересек столовую и распахнул дверь в коридор: «На помощь! Люди! Нас отравили! Зовите врача!.. И пристава…»

Позвав на помощь, Осип Буяр на нетвердых ногах подошел к столу, за которым их компания какой-то час назад так дружно и весело распивала чай, снял крышку с самовара, осторожно вылил из него воду в стоящее рядом ведро и заглянул внутрь: на дне самовара лежали два небольших кусочка какого-то вещества. «Как есть отравили!» — произнес Осип

«Потравленные» горничные, эконом и сырный мастер по одному приходили в себя и тут же сгибались пополам в приступах неудержимой рвоты. Врач распорядился положить их в смежных комнатах — мужчин и женщин отдельно — и до вечера «лечил болящих» от спазмов желудка и мучительной боли в животе. Представитель полиции — становой пристав — ждал, когда «потравленные» будут в состоянии давать показания и, дождавшись, восстановил с их слов картину произошедшего. Дело было так.

В тот день, как и в предыдущие, слуги собирались пить чай в 11 часов утра. Эконом Ярмолинский, письмоводитель Буяр, сырный мастер Бетшард и две горничные — обе с именем Мария — всегда пили чай отдельно от других слуг. Вскипятили самовар, накрыли на стол, принесли еду: яйца всмятку, ломти пирога с капустой (остались от воскресной трапезы), мед, баранки, сладкие сухари. Само собой, поставили на стол вазочки с вареньем: сливовым, брусничным и из белой черешни. Нарезали сыр — тот, что был признан некондиционным и отдан слугам. Уселись, разлили чай по чашкам, стали пить. Ну, а дальнейшее известно: у всех вдруг случился приступ дурноты, на глаза упала черная пелена.

На вопрос пристава, кто «крутился» рядом с самоваром, у кого была возможность подложить в него яд, ответили: «Так у каждого! На кухне тьма народа обреталась, чай ведь все пить собирались».

Здание в стиле модерн. Улица Ленинская, Мозырь. Начало XX века. Фото: mymozyr.info

Но подозревать и опрашивать всех и каждого представителю полиции не пришлось. Врач, лечивший больных, посмотрел на кусочки вещества, найденного на дне самовара, и шепнул приставу:

— Похоже, что это арсеник.

— Аршен-ник, — присвистнул пристав, произнося название яда через «ш», потому что так ему было привычней, затем повернулся к слугам:

— Кто из вас здешний цирюльник? Ах ты. Как фамилия? Ты арестован! Руки за спину!

Аршеник, или арсеник, он же арсеникум — это окись мышьяка. На законных основаниях мышьяк мог иметься только у медиков — врачей, фельдшеров, аптекарей. Таким образом, при отравлении мышьяком следственная ниточка всегда тянулась к людям в белых халатах.

Почему же наш пристав заинтересовался не медиком, а цирюльником? Как известно, в Средние века цирюльники нередко выполняли обязанности врачей, пуская кровь, ставя банки, удаляя зубы. К середине XIX века — времени, когда происходила рассказываемая нами история, ситуация изменилась: теперь врачами были люди со специальным образованием. Фельдшеры — и те проходили курс врачевания, ухода за больными. Но — и это интересно! — если цирюльник больше не мог быть врачом, то «низовой врач» — фельдшер — зачастую мог и должен был выполнять обязанности цирюльника. Управляющий фольварком Радзивиллов нанял в княжеское имение фельдшера, подразумевая, что тот будет не только присматривать за заболевшими слугами, но также стричь и брить. Получается, что пристав не ошибся: арестовав цирюльника, он в его лице задержал и фельдшера.

Розги с Рублевки

В это было трудно поверить. В попе, заалевшей рубцами, пульсировала боль. Съемщик стресса копался у стола, выбирая, чем будет дальше выбивать из меня накопившееся напряжение. И зачем только я отправилась в Киров? Ведь предлагали и коллеги, и знакомые выпороть меня хоть на квартире, хоть прямо в офисе, чем ехать за тридевять земель «к какому-то маньяку», да еще с подружкой-фотографом, которая все это заснимет якобы на память.

…Николаю Платонову чуть за тридцать. Чистой воды шарлатан без медицинского образования. Приехал в Москву на заработки. Скучал на должности охранника, ломая голову, как заработать, не вкладывая денег вообще. Дошутился с мужиками до того, что все москвичи — зажравшиеся сволочи и, мол, пороть их надо! А что? Ведь это — идея, только еще не совсем докрученная. Николай погрузился в Интернет и, как мог вдумчиво, изучил историю вопроса.

— Детей пороли, пороли солдат, пороли дворовых, — между ставшими ритмичными ударами розготерапевт читает мне лекцию. — И ведь это только на пользу человеку шло. Вся дурь выбивается! А стресс — это та же дурь: надуманные проблемы, которые всегда можно решить. Но ты это поймешь только после порки.


За «инструментом» Николай специально приехал на известную всей стране подмосковную Рублевку. Зашел в лес и ободрал там с десяток ив с березами. А поздним вечером подумал: «Чего уезжать? Места-то здесь не только красивые, но и денежные» — и развесил в нескольких поселках объявления. Вот текст, который Николай помнит наизусть:

«Оригинальный массаж для снятия стресса и выхода из депрессии — порка розгами! Процесс 20-25 минут, максимальное количество ударов — 100, через 30 ударов перерывы. В основе лежит заглушение боли душевной болью физической. Розги классические 40-60 см из веточек березы и ивовой лозы. Количество ограниченно. Дополнительно — шпицрутен, хлыст кожаный, ремень солдатский. Процедура противопоказана лицам, страдающим сердечно-сосудистыми заболеваниями, несвертываемостью крови. После процедуры могут появиться синяки и ссадины на две недели».

Извращенцы столичные

Первыми клиентами предприимчивого дельца стали, конечно, доверчивые женщины.

— Мужики снимают стресс водкой, — смеется Николай, — и боли больше боятся. А женщины иногда просят в лохмотья им жопу порвать — больше ста ударов выдерживают! Стонут, корчатся, извиваются. Признаются, что одна порка двух оргазмов стоит. Один ко мне мужчина приходил, чтобы подготовиться к сексу с женой, — у него после порки такой стояк! Аж рычал и орал под розгами: «Сейчас домой приду, ух, жена, держись!» 

Продвинутые москвичи не желают, чтобы их пороли предметами из арсенала, доступного сейчас в каждом секс-шопе: шпицрутеном, хлыстом — скучно и неинтересно. 

— Все вы охочи до розг, — недоумевает их популяризатор. — Извращенцы! 

Но обстоятельства заставили вернуться домой — а в Кирове таких мало…

Для эпатажа — пациентов постоянно нужно удивлять! — он наряжается в короткую юбочку

Но на его лохматые ляжки обращать внимание я перестала быстро, потому что до краев наполнилась болью. Она застряла где-то в области солнечного сплетения

Крутилась там волчком и никак не могла вырваться наружу. Под шпицрутеном и хлыстом вздрагивала всем телом, сжимая свои «булочки» от страха. А бедра еще неделю украшали синеватые, вспухшие рубцы. Ремень ложился широкими мазками, давая некоторое отдохновение. Розги заставляли тонко визжать — и почти с таким же тонким визгом они обрушивались на мою нежную плоть. Больше всего мне понравились бамбуковые палочки. Я была словно ксилофоном, по которому ими мелодично стучали: пятая точка — ножки — пяточки. Туда — сюда — обратно — тебе — и мне  — приятно…

Тетушкина усадьбаcolor>

Страшная местьcolor>

Никита Курганов

Почувствовав, как его плотно притягивает к скамейке полотенцами, Никита непроизвольно рванулся, но было уже поздно. Мальчик сжался и замер, готовясь к неотвратимому.

Анна Владимировна Арсеньева

Анна обернулась. Подошла к скамейке. Не глядя протянула руку к Степану, который тут же подал ей первый пучок прутьев. Анна приподняла пучок, замахиваясь, но остановилась. Задумавшись на мгновение, обернулась к слугам, коротко приказала: — Ступайте. Я позову… Потом.

Степан

Степан послушно кивнул и вышел вместе с Василием. Чего ж, оно, может, и верно, дело-то семейное, лишние тут и ни к чему. Мальцы, вроде, ума набрались, укладывать их без надобности, сами лягут, чай.

Никита Курганов

Никита не слишком-то прислушивался к происходящему. Все его мысли были полностью сосредоточены на предстоящей порке. Все же, он отметил, что тетя выгнала прочь Степана с Василием. И в глубине души он был ей за это благодарен. Все же, меньше свидетелей его позора…

Анна Владимировна Арсеньева

Анна покрутила в руках пучок прутьев вздохнула… Ох, не хочется… Но надо! Чтоб придать себе решимости, она вспомнила обломки вазы на полу… Помогло. Нахмурившись, девушка уже без колебаний подняла руку и взмахнула розгами. — ВЖЖЖЖИК! — пропели в первый раз прутья, опускаясь на ягодицы племянника.

Никита Курганов

— Уууммммффф… — простонал Никита. Боль была ужасная. Какая-то не такая, как в прошлый раз, но все равно ужасная. Словно плеснули кипятком, да не по одному месту, а прямо по всей попе… Ох, как больно… Сколько же еще придется такое терпеть?

Анна Владимировна Арсеньева

Анна склонилась, глядя на последствия удара. Теоретически она знала, что пучком меньше вероятность просечь кожу… Так то теоретически. Тройной след охватил ягодицы довольно широко, пожалуй, надо быть поаккуратнее, не попасть бы по спине… Девушка размахнулась и снова пока не сильно хлестнула прутьями по еще почти белой попке. ВЖЖЖИК!

Никита Курганов

— Аааа!!! Никита задергал ногами, невольно пытаясь как-то увернуться, закрыться… Но это, конечно, было невозможно.

Анна Владимировна Арсеньева

Убедившись, что она вполне уверенно направляет движением розги, Анна принялась стегать посильнее. ВЖЖЖИК! ВЖЖЖИК! ВЖЖЖИК! ВЖЖЖИК! Две дюжины, не меньше — решила она про себя. За такое свинство… И пусть хоть как вопят, не сбавлю ни единого удара, не то, что в прошлый раз… Анна Владимировна догадывалась, что выполнение этого намерения дастся ей не легко. Но она действительно сильно разозлилась и была уверена, что решимости ей хватит.

Никита Курганов

Никита вопил во все горло. Не только от боли, но и от страха. Он чувствовал, что тетя разозлилась на них всерьез. Ой-ей-ей, как же больно, этого он точно не переживет, вот просто умрет прямо здесь, на скамейке… Каждый новый удар казался еще хуже и больнее предыдущего.

Илья Курганов

Илья сидел в комнате, по прежнему обхватив голову руками, когда из-за стены послышался вопль. Потом еще и еще… Началось, значит… Мальчик непроизвольно начал считать вопли, пытаясь прикинуть, что же ждет его… Ох, как же все скверно обернулось… Знай он заранее… Мальчик обхватил себя руками за плечи. Стало вдруг как-то зябко… Наверное, от страха…

Анна Владимировна Арсеньева

Анна, помня опыт прошлого раза, старалась стегать розгами размеренно и не спеша, давая короткую передышку после каждого удара. Пожалуй, сейчас ей было легче, чем тогда. Она чувствовала себя увереннее и, не смотря на вопли мальчика, по-прежнему готова была выдать ему вс, что решила. Видимо, тоже сказывался прошлый опыт, она уже знала, что никаких серьезных повреждений розгой не причинит. А что больно, так маленький негодник вполне это заслужил. ВЖЖЖИК! ВЖЖЖИК! ВЖЖЖИК! ВЖЖЖИК!

Никита Курганов

— Ай-яй! Аааа!!! Больно! Я не буду больше! — орал Никита, пытаясь выдернуть хотя бы руки. Хоть на минутку закрыться от этих ударов, хоть ненадолго остановить новые вспышки ужасной боли… Но тщетно, Василий постарался, привязь держала крепко. — Аааххх…

Анна Владимировна Арсеньева

Сделав короткую паузу, Анна размахнулась и с особенной силой хлестнула еще дважды.ВЖЖЖИК!!! ВЖЖЖИК!!!

Никита Курганов

— ЫЫЫЫЫ!!! ААААА!!! Никита сейчас совершенно не думал о ом, чтобы как-то сдерживаться, изображать какое-то мужество, вести себя достойно и о всяких подобных глупостях. Это просто было ужасно больно и единственное, чего он хотел — это чтоб все кончилось как можно быстрее. И он тогда, конечно, никогда, никогда больше даже не подумает о том, чтобы не слушаться тетю или сделать что-то ей назло.

Используются технологии uCoz

Спанкинг как сексуальный фетиш

О спанкинге можно сказать, что это целая культура, имеющая свои особые отличительные черты и даже традиции. Наиболее распространена порка в составе БДСМ-игр, но ее не нужно путать с другими, схожими действиями. Флагелляция, то есть нанесение ударов гибкими орудиями, наподобие кнутов, плеток и розог, принято выделять в особую дисциплину. Спанкинг же отличает использование ладони или орудий с большой площадью соприкосновения.

В БДСМ-практиках наиболее востребована именно флагелляция, а к спанкингу относятся более спокойно. Но есть особая категория любителей, которая практикует исключительно спанкинг. Для них выпускается специальная одежда, в которой открыты определенные части тела. Можно купить в секс-шопах специальные перчатки для спанкинга, «шлепалки»-паддлы и даже скамьи для комфортных сексуальных игр.

Шлепки могут быть как легкими, почти нежными, так и увесистыми и очень болезненными — кому что больше по душе. У спанкинга есть и свои правила, которые стоит соблюдать, чтобы в ходе сексуальных игр не возникало недопониманий и обид

Важно, чтобы участники игры хорошо знали, что им нужно друг от друга, тогда все пройдет просто замечательно.

Правила ответственной порки

Каждому, кто собирается влиться в стройные ряди любителей звонких шлепков, нужно помнить, что любое физическое воздействие на партнера — это очень ответственный шаг. Вы должны знать, как хотите провести время и что ожидаете друг от друга. Нужно обсудить все заранее, ведь тот, кто жаждет легких шлепков, от интенсивной порки вряд ли будет в восторге.

Не забудьте договориться с партнером о стоп-словах. Часто пары входят в кураж и переступают ту черту, за которой заканчивается спанкинг и начинается настоящее избиение. Обычная просьба прекратить может быть не всегда правильно истолкована, а вот заранее оговоренные стоп-слова сложно интерпретировать.

Во время порки нужно следить за партнером, которого «наказывают». Выброс гормонов не всегда позволяет адекватно оценивать свое состояние и поэтому за этим должны следить двое. Также не рекомендуется слишком усердствовать — не забывайте, что это не телесное наказание за проступок, а пикантная сексуальная игра.

Следите за тем, чтобы шлепки наносились именно по ягодицам. Промахнувшись, можно ударить по почкам, копчику и позвоночнику, а это уже совсем не шутки. Первый же дискомфорт или признаки недомогания должны стать сигналом к тому, что что-то пошло не так и спанкинг нужно прекратить.


Если спустя время неприятные ощущения или боль не проходят, придется идти к специалисту и сознаваться, чтобы тот мог правильно поставить диагноз. Вряд ли этого кто-то хочет, поэтому напоминаем еще раз — не переусердствуйте! Подходите к спанкингу ответственно и он принесет вам только положительные эмоции.

20 минут спустя

После пятидесяти ударов я сломалась. Николай тут же предложил выпороть его: «Порка — это наркотик. Я уже на него подсел». 

Уж я его отходила! Представляя на месте розготерапевта всех своих мужчин, которые меня когда-то обидели. Николай, открыв рот, постанывал и просил: «Сильнее! Сильнее!» Но долго пороть я его не смогла — жалко стало. Потом еле выгнала: он пристально смотрел на мою выдающуюся грудь (замечу, совсем не обнаженную!) и явно был не против начать «пороть» меня своим детородным органом: «А что? Многие женщины возбуждаются сильно… и просят… ну, сами понимаете, чего». У меня после сеанса ощущения были двоякие. В голове — пустота, а пятая точка побаливала и чесалась. Накрыло меня спустя минут двадцать: я почувствовала дикое возбуждение. И все встало на свои места: муж мне пока не нужен, а вот любовника нужно срочно завести!

Комментирует психиатр, доктор медицинских наук Лев Яковицкий: 

— Переживание ощущения, связанного с преодолением боли, с подчинением ее себе и определенной победой над ней может помочь приведению в состояние равновесия психики человека. Терапевтический эффект достигается благодаря устранению травматических воспоминаний, избавлению от страхов. В определенных ситуациях и обстоятельствах подобные процедуры могут повышать либидо. В рамках нормы это остается, если участники не допускают «передозировки» в телесном воздействии и не превращают его в истязание, оставаясь верными традиции игрового начала в ролевом сексе.

s-info.ru

Три увесистых пощечины — и признания готовы

Обязанности фельдшера-цирюльника в фольварке Высокий уже около года выполнял Василий Комарович. Пристав доставил Комаровича в участок вместе с женой Анной. Там, проверив документы супружеской четы и узнав, что Комаровичи происходят «из крестьянского сословия», пристав отвесил подозреваемому Василию три увесистых пощечины. И тут же получил признательные показания… от жены Василия Анны. Именно она положила в самовар мышьяк, и сделала это вот по какой причине.

Детская больница в Мозыре. Здание построено в начале XX века. Фото: budgawl.livejournal.com

Приехав с мужем к его новому месту службы, Анна ни минуты не сомневалась, что принадлежит к «сливкам» высшего общества (высшего среди слуг, разумеется). Но местные «сливки» — эконом, письмоводитель, иностранный мастер и две горничные — отказались принять ее в свой тесный кружок. Они всегда находили повод, чтобы посмеяться над Анной, а позже стали «чинить ей притеснения»: эконом добился запрета для Комаровичей на свободное пользование дровами из княжеского леса — теперь их приходилось покупать. Горничные пожаловались управляющему, что Анна совсем загоняла прислуживающую ей девчонку, в результате чего жена фельдшера-цирюльника лишилась служанки.

Анна горела желанием отомстить обидчикам, но травить их не собиралась: она хотела лишь посмеяться над теми, кто так часто смеялся над ней. «Что если подбросить им в еду слабительное? Пусть протошнятся, пусть побегают, схватившись за животы» — таков был ее план.

Анна была замужем за фельдшером около семи лет, но, как и до замужества, считала, что лекарства бывают только двух видов: от лихорадки и слабительное. Открыв медицинский шкафчик мужа, она взяла баночку с лекарством с той стороны, где, по ее мнению, «обреталось слабительное». Улучив минутку, положила «слабительное» в самовар, и надо же было такому случиться, чтобы невинное лекарство на самом деле оказалось мышьяком.

Выслушав показания невольной отравительницы, пристав тут же поехал назад в фольварок Высокий, чтобы обыскать медицинский шкафчик фельдшера: «Ну, как там положен еще какой яд?! А в самом фольварке есть обиженные, желающие свести счеты?! Глядишь, к утру половина обитателей Высокого будет перетравлена!»

Другие яды в шкафчике Василия Комаровича были. Согласно составленной полицией описи, у фельдшера нашли: 6 золотников сулемы (1 золотник — это около 4,2 г; сулема — хлорид ртути), 1,5 золотника мышьяка, 0,5 фунта (1 фунт — это около 0,4 кг) синего купороса (медной соли серной кислоты), бутыль водного раствора рвотного камня. Таким образом, Василий Комарович сел на скамью подсудимых рядом с женой.

2 Битье тростью в Сингапуре

Если быть точными, речь идет о палках из ротанга длиной около 125 см и толщиной в 1,27 см, предварительно вымоченных в воде. Битье такой палкой причиняет сильную боль, зачастую рассекает кожу, впоследствии раны оставляют на теле шрамы.

Наказание тростью из ротанга предусмотрено в Сингапуре буквально за все — от мелких преступлений, до крупных, разница только в количестве ударов. Наказать могут за просроченную туристическую визу, вандализм (например, граффити), грабеж, наркоманию, преступления на сексуальной почве.

Только в 2012 году к битью тростью были приговорены 2 203 человека, причем 1070 из них были иностранцами.

Зачем нужна порка?

Флагелляция — это искусство подчинения партнера с помощью порки. Порка приводит к возбуждению, она должна приносить не боль, а удовольствие от подчинения. В процессе ударов происходит прилив крови к мягким тканям, что провоцирует повышение давления. Изменение можно заметить по покраснением лица, изменением цвета губ. Как только вы заметили такую реакцию, стоит немедленно прекратить флагелляцию.

Интенсивность воздействия может варьироваться в зависимости от предпочтений партнера. Кто-то любит мягкие шлепки, кто-то хочет что-то более жесткое. В процессе флагелляции можно и нужно включать элементы игры.

Можете купить эротические костюмы, придумать сценарий и воплотить «бичевание» в жизнь. Не хотите играть в ролевые игры, можете воспользоваться фразой «Если ты это не сделаешь (меня не послушаешь и т.п.), я тебя выпорю!».

6. Своеобразные наказания в США

Возможно, вы уже когда-то слышали имя судьи штата Огайо Марка Циконетти, ведь он своего рода звезда по части оригинальных наказаний (в случаях, где речь идет о легких преступлениях).

Например, парень, арестованный за незаконное ношение заряженного пистолета, был отправлен Циконетти в морг смотреть на трупы. А подростков, которые прокололи шины школьного автобуса, судья обязал устроить пикник для учеников младших классов.

Когда на улице снегопад — в качестве приговора за мелкие правонарушения часто фигурируют принудительные уборки снега.

Бывали и более резонансные случаи. К примеру, однажды женщину, которая оставила на холоде в лесу маленьких котят, Циконетти обязал самой провести ночь в лесу. А 13-летней девочке-подростку, которая нарочно отрезала волосы трехлетней девочке, было предложено отстричь свои собственные волосы непосредственно в зале суда. В противном случае ей грозили 30 дней заключения и 276 часов общественных работ.

Посмотрите заодно нашу подборку из 11 богатейших наркобаронов мира: от Эскобара до Эль Чапо.

Процесс флагелляции

Для первого эксперимента не обязательно пользоваться профессиональными инструментами. Из-за неопытности вы можете ненароком причинить боль партнеру. Для начала подойдет ваша ладонь. Шлепать нужно наотмашь, но регулируя силу удара. Звук будет звучным, на коже появятся отметины страсти, которые пройдут примерно через полчаса. Удобная поза во время флагелляции имеет немаловажную роль. 

Самая удобная позиция — расположить партнера на кровати спиной вверх, под бедра положить подушку, чтобы немного приподнять ягодицы.

Во время порки можно легонько поунижать партнера, чтобы игра получилась более яркой. Флагелляция — это процесс доминирование морального, а не физического. Когда вы отточите мастерство с помощью ладошки, можно купить плетку. Разновидностей их довольно много, но начинать все-таки нужно с флоггера.

Флоггер представляет собой плетку с не менее 40-ка хвостиками. Выглядят они очень угрожающе, но удары получаются довольно мягкими и практически не оставляют следов. Бить можно по спине, животу, ногам, ягодицам. Опытные мастера используют данный вид плетки для разогрева.

Также для порки можно использовать офицерский ремень — он куда жестче флоггера, поэтому стоит рассчитывать силу удара и никогда не использовать пряжку. Удары ремнем наносят кратковременные и единичные.

Боль от них намного сильнее, чем от любых других плетей. Для неопытных людей эти приспособления могут принести немалый вред.

5. Ослепление и ампутация частей тела в Иране

Бесчеловечная судебная система в 2019 году наблюдается и в Иране. Властями широко применяются телесные наказания, в том числе порка (зачастую на виду у общественности), отсечения частей тела (чаще всего кистей рук и стоп) и ослепление (путем закапывания в глаза кислоты).

Ампутацию также практикуют в уже упомянутых выше Саудовской Аравии и Судане. В разных ситуациях ее могут осуществлять и врачи под наркозом, и публично без какой-либо анестезии. В особых случаях преступникам делают перекрестную ампутацию — отсекают правую руку и левую стопу.

Наказаниям в Иране подвергаются люди в том числе до 30 лет. Порка так и вовсе полагается здесь за любые безобидные действия, например, потребление пищи в общественном месте во время поста в Рамадан, за внебрачные отношения или за посещение «смешанной» вечеринки с участием как мужчин, так и женщин.

Мужу — запрет на рецепты, жене — розги

Скамья и розги для наказания. Фото: pchelkka.livejournal.com

Судил супругов Мозырский уездный суд. Анну Комарович обвиняли в отравлении 5 человек, фельдшера Василия Комаровича — в ненадлежащем хранении ядовитых медицинских препаратов. Анна пыталась спасти мужа, утверждая, что яды хранились должным образом — в шкафчике, закрытом на ключ. Мол, она, как хозяйка дома, знала, где лежит ключ, и взяла его, дождавшись ухода мужа. Но защита Анны рассыпалась, когда были заслушаны показания других обитателей Высокого. Так, садовник утверждал, что беспрепятственно брал из фельдшерского шкафчика синий купорос, а сторож признавался, что «одалживал» оттуда же мышьяк для травли мышей. Оба говорили, что делали это без ведома Комаровича, следовательно, шкафчик с медикаментами часто был открыт.

Суд признал фельдшера виновным и, на основании статьи 1098 Уложения о наказаниях, запретил Василию Комаровичу «иметь при себе аптеку», то есть медикаменты — как ядовитые, так и неядовитые. Продолжать фельдшерскую деятельность Комарович мог. Но, врачуя больных, он должен был лишь выписывать рецепты, составлять (смешивать) лекарства и продавать их больным он больше не имел права.

Анна Комарович также была признана виновной. Ее наказание на основании статей 88 и 1069: шесть недель в тюрьме. Но так как от действий Анны никто не пострадал, а сама отравительница раскаивалась в содеянном, то суд решил заменить ей тюремный срок на 25 ударов розгами. При этом была сделана оговорка: если жена фельдшера еще хоть раз из чувства мести подсыплет что-нибудь кому-нибудь в пищу, то ее накажут вдвое или даже втрое строже и сильнее. Пока же приговор суда — 25 ударов розгами — было велено привести в исполнение при Мозырском полицейском участке. Что и было сделано.


С этим читают