Анализ стихотворения «родина» (м.и. цветаева)

Роковые строки

Стихотворение внесло свою роковую лепту в судьбу поэтессы. Именно оно оценивалось при получении разрешения на возвращение в СССР. Суровые экзаменаторы не нашли в нём ничего непотребного и разрешили Цветаевой вернуться на родную землю. Они «впустили» в Союз того, кто славил русскую землю, и там довели его до суицида – не цинизм ли это?


Большинство критиков утверждает, что стихотворение «Родина» образец патриотической поэзии – не соглашусь. В стихах поётся песнь русской ЗЕМЛЕ, а не стране, в которую поэтесса возвращается и где её ждёт отторжение, забвение и смерть. Другие умельцы разбирать чужие строки по косточкам говорят, что стихи писались конкретно под возвращение – их цель «умаслить» советскую власть. Чушь – в 1932 году Цветаева и не думала о возвращении.

Эти несогласия с рядом общепринятых оценок не отнимают ценность произведения. Сложный четырёхстопный ямб позволяет отвлечься от привлекательности рифмы и сосредоточиться на внутреннем наполнении стихотворения.

История создания

Образ Родины лирическая героиня воспринимает двойственно: это и место её рождения, и её духовное Отечество – черта, свойственная модернистам (мы видим подобное в стихотворении А.А. Блока «Родина»). Начало XX века было временем гибели прежней культуры, казалось, что сама суть некогда родных мест неузнаваемо меняется.

Цветаева не приняла революцию и в 1922 году покинула Россию. В 1932 году, когда было создано произведение, поэтесса жила с семьёй во Франции в крайней бедности. Кому посвящено произведение «Родина»? Прежде всего, стране и соотечественникам, разделившим с поэтессой тяжёлые испытания века. Тяготы эмиграции, тоска по навсегда потерянной родной стране, какой автор знала её до революции, побуждали Цветаеву сердцем стремиться в прошлое, в «даль», которая когда-то казалась близкой.

Чужая среди чужих

Здесь унижают тем, что ещё чужой, там, что уже чужой и как найти выход – вопрос. Вместе с тем, на фоне этой меланхолии, близкой к апатии, Цветаева реально оценивает себя, понимая, что она уже достигла того, чтобы её уважали.

В Европе Цветаеву не ждали с распростёртыми объятьями – она приехала к мужу по своей инициативе и сама должна была бороться, даже не за место под солнцем, а за глоток воздуха и кусок хлеба. Помогали эмигранты, спасали переводы, но нет той востребованности, о которой мечтает поэт. Да и в личной жизни не всё на лад, больше на ладан – отношения с Эфроном более дружеские, с другими далеко не зашло…

Эмиграция

Надо сказать, что причиной эмиграции Цветаевой стали не ее идейные соображения. Отъездом послужили обстоятельства — она последовала вслед за мужем, белым офицером. Из биографии поэтессы известно, что 14 лет она прожила в Париже. Но сверкающий город грез не пленил ее сердца — и в эмиграции жива тема Родины в творчестве Цветаевой: «Я здесь одна… И в сердце плачет стих Ростана, как там, в покинутой Москве».

В 17 лет она написала первое стихотворение о Париже. Яркий и радостный, он ей показался тоскливым, большим и развратным. «В большом и радостном Париже мне снятся травы, облака…»

Храня образ дорогой Родины в сердце, она всегда тайно надеялась на возвращение. Цветаева никогда не таила обиды на Россию, где ее творчество, истинно русской поэтессы, было не принято, неизвестно. Если мы проанализируем все ее произведения в эмиграции, то увидим, что Отчизна — это роковая и неизбежная боль Цветаевой, но такая, с которой она смирилась.

Текст

Тоска по родине! ДавноРазоблаченная морока!Мне совершенно все равно —Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домойБрести с кошелкою базарнойВ дом, и не знающий, что — мой,Как госпиталь или казарма.

Мне все равно, каких средиЛиц ощетиниваться пленнымЛьвом, из какой людской средыБыть вытесненной — непременно —


В себя, в единоличье чувств.Камчатским медведем без льдиныГде не ужиться (и не тщусь!),Где унижаться — мне едино.

Не обольщусь и языкомРодным, его призывом млечным.Мне безразлично — на какомНепонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тоннГлотателем, доильцем сплетен…)Двадцатого столетья — он,А я — до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно,Оставшееся от аллеи,Мне всё — равны, мне всё — равно,И, может быть, всего равнее —

Роднее бывшее — всего.Все признаки с меня, все меты,Все даты — как рукой сняло:Душа, родившаяся — где-то.

Так край меня не уберегМой, что и самый зоркий сыщикВдоль всей души, всей — поперек!Родимого пятна не сыщет!

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,И все — равно, и все — едино.Но если по дороге — кустВстает, особенно — рябина…

3 мая 1934

Причины тоски

В отличие от написанного 2 года назад стихотворения «Родина», тут нет порыва страстной любви к Отчизне, нет ненависти к чужбине. Такое впечатление, что за эти 2 года Марина устала бороться за возвращение, и сейчас её всё равно где встречать свой скорбный час – на чужбине или в родных местах.

Цветаева понимает, что на Родине её практически никто не ждёт, она не пошла в ногу со строительством социализма и сейчас вне игры на поле битвы. Эта «ненужность» чувствуется чуть ли не в каждой строке произведения. Свой дом за границей она сравнивает с казармой и госпиталем, вместе с тем понимая, что в СССР не осталось и этого, поэтому и там при возвращении не пройти мимо унижения:

Анализ стихотворения Родина Цветаевой

Осмысление своих отношений с родной страной – важный момент в творческой биографии каждого литератора. Поэты пытались определить свое место на родине, место родины в мире и в своей душе еще со времен романтиков, которые обращались к истории своего государства и на ее фоне рефлексировали о настоящем положении дел.

Поэты двадцатого века, пережившие революцию, наблюдавшие крах национального сознание и построение «с нуля» новой идеологии, особенно остро ставили вопрос отношений «я – родина» и «родина – мир», стараясь при этом не только осмыслить такие отношения, но и дать им какую-то эмоциональную оценку – «хорошо» или «плохо». Марина Цветаева нередко в своем творчестве обращается к этой теме.


Стихотворение «Родина» — яркий пример того, как эмоциональная поэтическая оценка не может расположиться на шкале между «плюсом» и «минусом», и требует иных категорий мышления. Очень близко по настроению это стихотворение к подобным произведениям Блока, с творчеством которого, как и с ним самим лично, поэтесса была знакома. Уже в первой строфе утверждается сложность задачи, которую берет на себя автор – говорить о родине.

Язык при этом называется «неподатливым»; и оспаривается мнение о том, что говорить о родной стране – это легко. Последний стих первой строфы повторится дважды – «чужбина» во второй строфе станет частью оксюморона «родина – чужбина», на котором и построена центральная часть стиха; в финале родина называется «гордыней». Важна лексическая коннотация этого слова – гордыня у читателя призвана вызывать ассоциации с одним из смертных грехов; такая сакральность нагнетает пафос стихотворения. Обращение «ты» в начале последней строфы в таком контексте может вызывать ассоциации с обращениями к библейскому Богу; и тогда лирическая героиня представляется чуть ли не мученицей, которая отдает на плахе жизнь за веру в Землю Обетованную. Четкого сюжета стихотворение не имеет, пространственно-временные отношения тоже нарушены.

По мере развития авторской мысли пространство всё больше расширяется – «калужский холм», «даль», «до горних звезд», а потом резко сужается до кинематографического крупного плана, в который умещаются только губы и плаха. Героиня, в начале утвердившая, что говорить о родине невозможно, начинает говорить о «дали» (ср. «Большое видится на расстоянии» — Есенин; заявления Гоголя о том, что из Рима ему «лучше видно Россию»). О родине как о чужбине ей говорить легче, и легче прийти к осознанию неразрывной связи себя и родины.

Эта мысль полна высокого пафоса. Полностью выразить его Цветаевой помогает выбор интонационного типа стиха. «Родина» — говорной стих ораторского типа с большим количеством восклицаний и характерной для этого типа высокой лексикой («горних» — очевидно отсылает к одической традиции; «распрь», «сей»), сложностью синтаксических конструкций. Так авторская мысль находит свое выражение в метрическом, синтаксическом, лексическом и интонационном характере стихотворения.

Анализ стихотворения Родина по плану

Композиционное построение, художественные приемы

Стихотворение «Родина», являющееся ярким образцом патриотический лирики Цветаевой, имеет шесть строф, первые пять это катрены или четверостишия, последняя шестая – двухстрочный дистих. Написано оно четырехстопным ямбом с использованием смежного приема рифмования и явного акцентирования на мужскую рифму (ударение на последний слог). Используются разнообразные средства и приемы художественной выразительности: эпитеты, антитезы, риторические обращения. Противоречивость чувств героини к Родине передаются оксюморонами «чужбина, родина моя», «даль, отдалившая мне близь», многократным повторением слова «даль» (прием лексемы), четвертая строфа ярко выражает анафору (единоначало) всего произведения.

Стихотворение «Родина» имело большое значение в дальнейшей судьбе поэтессы, когда она и её семья подали документы в посольство Советского Союза для возвращения в Россию. Оно стало дополнительным аргументом в принятии положительного решения по их ходатайству, ведь чиновником пришелся по душе увиденный ими в данном произведении искренний патриотизм и лояльное отношение к власти большевиков

А это в условиях становления молодого советского государства было очень важно, потому что так поддерживалось реноме молодой страны советов, как государства, где торжествует справедливость и равенство. Хотя на самом деле писалось оно не как дань патриотизму или лояльности к новой власти, а как трагичное и печальное стихотворение-воспоминание о прошлой жизни, наполненное грустными воспоминаниями и ностальгией

LiveInternetLiveInternet

Марина Ивановна Цветаева

О, неподатливый язык! Чего бы попросту — мужик, Пойми, певал и до меня: «Россия, родина моя!»

Но и с калужского холма Мне открывалася она — Даль, тридевятая земля! Чужбина, родина моя!

Даль, прирожденная, как боль, Настолько родина и столь — Рок, что повсюду, через всю Даль — всю ее с собой несу!

Даль, отдалившая мне близь, Даль, говорящая: «Вернись Домой!» Со всех — до горних звезд — Меня снимающая мест!

Недаром, голубей воды, Я далью обдавала лбы.

Ты! Сей руки своей лишусь,— Хоть двух! Губами подпишусь На плахе: распрь моих земля — Гордыня, родина моя!


Судьба Марины Цветаевой сложилась таким образом, что примерно треть своей жизни она провела за границей. Сначала училась во Франции, постигая премудрости словесности, а после революции эмигрировала сперва в Прагу, а позже в свой любимый Париж, где обосновалась вместе с детьми и мужем Сергеем Эфронтом, в прошлом – белогвардейским офицером.

Сергей Эфрон, Марина Цветаева, сын Георгий и дочь Ариадна

Поэтесса, чьи детство и юность прошли в интеллигентной семье, где детям буквально с первых лет жизни прививались высокие духовные ценности, с ужасом восприняла революцию с ее утопическими идеями, которые впоследствии обернулись кровавой трагедией для целой страны. Россия в старом и привычном понимании перестала существовать для Марины Цветаевой, поэтому в 1922 году, чудом добившись разрешения на эмиграцию, поэтесса была уверена, что навсегда сможет избавиться от кошмаров, голода, неустроенного быта и страха за собственную жизнь.

Однако вместе с относительным достатком и спокойствием пришла нестерпимая тоска по Родине, которая была настолько изматывающей, что поэтесса буквально грезила возвращением в Москву. Вопреки здравому смыслу и приходящим из России сообщениям о красном терроре, арестах и массовых расстрелах тех, кто когда-то являлся цветом русской интеллигенции. В 1932 году Цветаева написала удивительно пронзительное и очень личное стихотворение «Родина», которое впоследствии сыграло в ее судьбе немаловажную роль. Когда семья поэтессы все же приняла решение вернуться в Москву и подала соответствующие документы в советское посольство, именно стихотворение «Родина» рассматривалось в качестве одного из аргументов в пользу принятия чиновниками положительного решения. В нем они усмотрели не только лояльность к новой власти, но и искренний патриотизм, который в то время активно культивировался среди всех без исключения слоев населения. Именно благодаря патриотическим стихам советская власть закрывала глаза на пьяные выходки Есенина, недвусмысленные намеки Блока и критику Маяковского, считая, что на данном этапе становления государства для народа гораздо важнее поддерживать мнение, что Советский Союз является самой лучшей и справедливой страной в мире.

Впрочем, в стихотворении «Родина» Цветаевой не было ни одного намека на лояльность к новой власти, равно как и ни одного упрека в ее сторону. Это – произведение-воспоминание, пронизанное грустью и ностальгией по прошлому. Тем не менее, поэтесса готова была забыть все то, что ей довелось пережить в послереволюционные годы, так как ей нужна эта «даль, тридевятая земля», которая, являясь родиной, все же стала для нее чужбиной.

Это произведение имеет довольно сложную форму и не с первого прочтения поддается пониманию. Патриотизм стихотворения заключается не в восхвалении России как таковой, а в том, что Цветаева принимает ее в любом обличье, и готова разделить судьбу своей страны, утверждая: «Губами подпишусь на плахе». Вот только за что? Отнюдь не за советскую власть, а за гордыню, которую, несмотря ни на что, все еще не утратила Россия, оставаясь, вопреки всем и вся, великой и могущественной державой. Именно это качество было созвучным характеру Цветаевой, но даже она смогла смирить свою гордыню ради того, чтобы иметь возможность вернуться домой. Туда, где ее ждали равнодушие, нищета, игнорирование, а также арест и смерть членов ее семьи, признанных врагами народа. Но даже подобное развитие событий не могло повлиять на выбор Цветаевой, которой хотелось вновь увидеть Россию отнюдь не из праздного любопытства, а из желания вновь почувствовать себя частью огромной страны, которую поэтесса не смогла променять на личное счастье и благополучие вопреки здравому смыслу.

Текст: pishi-stihi.ru

Образы и символы

Стихотворение «Родина» написано от первого лица, что позволяет создать психологический портрет его лирической героини. Ей присущи общие для всей лирики Цветаевой черты: она видит мир как игру противоречий, столкновений несовместимого, выраженных антонимическими парами: даль – близь, родина – чужбина. Героиня Цветаевой заостряет парадоксальность своего положения, стремясь передать противоестественность изгнания.

Автобиографичность образу героини стихотворения придаёт и упоминание «калужского холма». Этот образ связан с воспоминаниями Марины Цветаевой о детстве в Тарусе, городе Калужской области, где на высоком берегу Оки находилась дача её семьи. Эта отсылка поддерживает недосягаемо-прекрасный мотив дома.

Образ родины в творчестве Цветаевой нередко одушевлён, наделён собственной волей. В этом стихотворении он присутствует не вещественно-зримо, как у Ахматовой в «Родной земле», а как идея, ранящая сердце лирической героини. Для её обозначения Цветаева выбирает слово «даль» — обозначающее и простор, ширь, и далёкое пространство. Мы видим, как привычный когда-то облик России теряет подробности в памяти лирической героини, недостаток которых восполняется интертекстуальностью: строка «но и с калужского холма мне открывается она» созвучна рефрену в «Слове о полку Игореве»: «О русская земля! Уже ты за холмом!»


С этим читают