Константин симонов

В нас есть суровая свобода

Константин Михайлович Симонов. Короткие стихи о войне


Пехотинец

Уже темнеет. Наступленье, Гремя, прошло свой путь дневной. И в, нами занятом, селеньи Снег смешан с кровью и золой. У журавля, где, как гостинец, Нам всем студеная вода, Ты сел, усталый пехотинец, И все глядишь назад, туда, Где в полверсте от крайней хаты Мы, оторвавшись от земли, Под орудийные раскаты, Уже не прячась, в рост пошли. И ты уверен в эту пору, Что раз такие полверсты Ты смог пройти, то значит скоро Пройти всю землею сможешь ты.

Товарищ

Вслед за врагом пять дней за пядью пядь Мы по пятам на Запад шли опять.

На пятый день под яростным огнем Упал товарищ, к Западу лицом.

Как шел вперед, как умер на бегу, Так и упал, и замер на снегу.

Так широко он руки разбросал. Как будто разом всю страну обнял.

Казалось, он, отдавший жизнь в бою, И мертвый землю не отдаст свою.

Мать будет плакать много горьких дней, Победа сына не воротит ей.

Но сыну было, пусть узнает мать, — Лицом на Запад легче умирать.

Не той, что из сказок…

Не той, что из сказок, не той, что с пеленок, Не той, что была по учебникам пройдена, А той, что пылала в глазах воспаленных, А той, что рыдала, запомнил я Родину. И вижу ее, накануне победы, Не каменной, бронзовой, славой увенчанной, А очи проплакавшей, идя сквозь беды, Все снесшей, все вынесшей русскою женщиной.

Слава

За пять минут уж снегом талым Шинель запорошилась вся. Он на земле лежит, усталым Движеньем руку занеся. Он мертв. Его никто не знает. Но мы еще на полпути, И слава мертвых окрыляет Тех, кто вперед решил идти.

В нас есть суровая свобода: На слезы обрекая мать, Бессмертье своего народа Своею смертью покупать.

Я знаю, ты бежал в бою…

Я знаю, ты бежал в бою И этим шкуру спас свою. Тебя назвать я не берусь Одним коротким словом: трус. Пускай ты этого не знал, Но ты в тот день убийцей стал. В окоп, что бросить ты посмел, В ту ночь немецкий снайпер сел. За твой окоп другой боец Подставил грудь под злой свинец. Назад окоп твой взяв в бою, Он голову сложил свою. Не смей о павшем песен петь, Не смей вдову его жалеть.

Награды и премии Константина Михайловича Симонова

  • Герой Социалистического Труда (27 сентября 1974);
  • Три ордена Ленина (27 ноября 1965; 2 июля 1971; 27.09.1974);
  • Орден Красного Знамени (3 мая 1942);
  • Два ордена Отечественной войны I степени (30 мая 1945; 23 сентября 1945);
  • Орден «Знак Почёта» (31 января 1939);
  • Медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970);
  • Медаль «За оборону Москвы» (1944);
  • Медаль «За оборону Одессы» (1942);
  • Медаль «За оборону Сталинграда» (1942);
  • Медаль «За оборону Кавказа» (1944);
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945);
  • Юбилейная медаль «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1965);
  • Юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1975);
  • Медаль «За освобождение Праги» (1945);
  • Нагрудный знак МО СССР «25 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 г.г.» (1970);
  • Крест ордена Белого льва «За Победу» (Чехословакия);
  • Военный Крест 1939 года (Чехословакия);
  • Орден Сухэ-Батора (МНР);
  • Ленинская премия (1974) — за трилогию «Живые и мёртвые», «Солдатами не рождаются», «Последнее лето»;
  • Сталинская премия первой степени (1942) — за пьесу «Парень из нашего города»;
  • Сталинская премия второй степени (1943) — за пьесу «Русские люди»;
  • Сталинская премия второй степени (1946) — за роман «Дни и ночи»;
  • Сталинская премия первой степени (1947) — за пьесу «Русский вопрос»;
  • Сталинская премия первой степени (1949) — за сборник стихов «Друзья и враги»;
  • Сталинская премия второй степени (1950) — за пьесу «Чужая тень»;
  • Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых (1966) — за литературную основу фильма. «Живые и мёртвые» (1963).

Семья

Первая жена — Наталья Викторовна Гинзбург (Соколова) (12 августа 1916, Одесса — 25 сентября 2002, Москва), писатель, родилась в семье Виктора Яковлевича Гинзбурга (Типота), драматурга и режиссёра, автора либретто «Свадьбы в Малиновке», одного из основателей Московского театра Сатиры, брата мемуаристки Лидии Яковлевны Гинзбург. Мать Натальи Викторовны — театральный художник Надежда Германовна Блюменфельд. В 1938 году Наталья (Ата) Гинзбург (Типот) с отличием окончила Литературный институт имени А. М. Горького. Печаталась как литературный критик с 1936 года, в 1948—1949 годах заведовала редакцией прозы в издательстве «Профиздат». С 1957 года было опубликовано девять её прозаических книг. Симонов посвятил ей поэму «Пять страниц» (1938).

Вторая жена — Евгения Самойловна Ласкина (1915, Орша — 1991, Москва) (двоюродная сестра Бориса Ласкина), филолог (окончила Литинститут 22 июня 1941), литературный редактор, заведующая отделом поэзии журнала «Москва». В 1949 году пострадала в период кампании по борьбе с космополитизмом. Благодаря ей печатался Варлаам Тихонович Шаламов, ей в том числе читатели обязаны публикацией в середине 1960-х годов булгаковского романа «Мастер и Маргарита». В 1939 году у них родился сын Алексей.

В 1940 году Симонов расстался с Ласкиной, увлёкшись актрисой Валентиной Васильевной Серовой (23 декабря 1917 — 11 декабря 1975), вдовой незадолго до того погибшего лётчика, Героя Испании, комбрига Анатолия Константиновича Серова.

Дети:

Сын — Алексей Кириллович Симонов (род. 8 августа 1939 в Москва) — советский и российский писатель, кинорежиссёр, правозащитник. С 1991 года президент Фонда защиты гласности. Член Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека до 2012 года.

Дочери:

  • Мария Кирилловна Симонова (род. 1950);
  • Екатерина Кирилловна Симонова-Гудзенко (род. 30 января 1951 в Москве) — советский и российский историк, японовед. Профессор (2010), доктор исторических наук (2006), заведующая кафедрой истории и культуры Японии Института стран Азии и Африки Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (с 2003).
  • Александра Кирилловна Симонова (1957—2000).

Сочинения

  • Собрание сочинений в 10 томах + 2 тома доп. — М., Художественная литература, 1979—1987;
  • Собрание сочинений в 6 томах. — М., Художественная литература, 1966—1970;
  • Сочинения. Т. 1-3. — М., Гослитиздат, 1952—1953. (ВикипедияWikipedia)

Художественные приёмы

Написано «Открытое письмо» четырехстопным ямбом – средним по длине размером, необычайно разнообразным и богатым. Композиционно стихотворение можно разделить на две части: первая повествует о сложившейся трагичной ситуации, вторая выступает укором неверной жене.

Отношение пишущего к предательнице выражено с помощью эпитетов: «пошлым (словом)», «тупая (грубость)»; риторического вопроса: «Да где ж вы душу потеряли» и ярким финальным акцентом — прямым выказыванием отношения:

Автор часто использует перечислительный ряд, чтобы неверная из города Вичуги увидела, почувствовала, осознала: «не вздрогнул, не сошёл с ума, не проклял всё», «когда он поднимал бойцов, когда шагал он тяжело, когда на камни он упал».

Стихотворение пропитано болью за товарища, страхом возможности пережить то же самое, укором к неверным женщинам.

Творчество Константина Симонова и многих поэтов его поколения помогает понять не только подвиг народа, но и подвиг литературы, создавшей своеобразную летопись ужасной эпохи в истории нашей страны.

Анализ стихотворения «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» Симонова


К. Симонов в полной мере почувствовал на себе все тяготы и лишения военного времени. В качестве военного корреспондента он прошел всю войну и своими глазами видел масштабы страданий русского народа. Ему принадлежит множество произведений, посвященных войне. Многие считают писателя лучшим летописцем Великой Отечественной, сумевшем отразить всю суровую правду этих страшных лет. Тем ценнее представляется стихотворение «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины», написанное в первые месяцы войны, когда советские войска были вынуждены беспорядочно отступать перед непреодолимой силой фашистской армии.

Центральный символ стихотворения – бескрайние русские дороги, которые тянулись под ногами измученных войск. Симонова поражало, что остающиеся в оккупации советские жители, старики, женщины и дети, не чувствовали к тем, кто оставляет их на произвол врага, никакой злобы. Они стремились всячески поддержать солдат и вселить в них уверенность в неизбежной победе. В тех условиях это казалось невероятным. Возможно, и сам Симонов не раз испытывал сомнения в успешном завершении войны.

Ему придавала силу несгибаемая воля простых деревенских жителей, сохранивших в душе воинские заветы «великой Руси». Писатель с изумлением замечает, что в атеистической стране в дни смертельной угрозы вновь просыпается религиозная вера, остающаяся единственным источником спасения. Женщины провожают отступающих солдат с напутствием «Господь вас спаси!». Они жалеют не себя, а тех, кому еще не раз предстоит заглянуть в глаза смерти.

Проходя по бесконечным дорогам, Симонов понимает, что только в однообразных деревнях и селах сохранилось то главное, что позволит русскому народу преодолеть все трудности. Многовековые поколения предков на бесчисленных сельских погостах произносят молитву «за в бога не верящих внуков».

Центральным рефреном стихотворения является фраза «мы вас подождем», произнесенная старухой и многократно повторенная всей родной природой. Эта фраза болью отзывается в груди каждого солдата, оставившего за собой свой родной дом и близких ему людей. Она не позволит никому сложить руки, пока враг не будет разбит и изгнан из пределов Отчизны.

Симонов завершает стихотворение горячим признанием в любви к своей Родине. Поэт гордится тем, что ему довелось доказать свою любовь. Его уже не страшит смерть, ведь умереть за свою страну – долг каждого человека. Симонов сознательно не употребляет расплывчатого понятия «советский». Он несколько раз подчеркивает свою принадлежность к русскому народу. Троекратное прощание по русскому обычаю – закономерный финал произведения.

Анализ стихотворения «Жди меня, и я вернусь» Симонова

К. Симонов увидел войну своими глазами в качестве военного корреспондента еще в 1939 г. на Халхин-Голе. Вскоре после этого он отправляется на фронт Финской кампании. Поэт и писатель получил трагический опыт жесткой военной реальности. После нападения Германии он ждал демобилизации и летом 1941 г. написал стихотворение «Жди меня, и я вернусь».

Произведение обращено к реальному человеку – возлюбленной Симонова В. Серовой. Женщина была вдовой и поначалу решительно отвергала ухаживания писателя. Разразившаяся война изменила ее отношение. Многократно возросла ценность жизни и случайность смерти.

Симонов поначалу скрывал свои отношения с Серовой и не хотел печатать стихотворение, считая его глубоко интимным. Лишь в декабре 1941 г. по настоянию коллег он разрешил опубликовать свое произведение.

Константин Симонов по праву считался одним из лучших советских писателей, творивших в годы самой страшной войны. Его произведения несут в себе горькую правду о жестокости и смерти. При этом писатель никогда не забывал о внутреннем мире человека, о том, как он меняется в условиях военного времени.

«Жди меня, и я вернусь» — очень трогательное стихотворение, обладающие огромной силой воздействия на человеческую душу. Для многих бойцов Красной армии оно стало настоящим гимном, торжественной клятвой близкому человеку. Миллионы людей расставались друг с другом. Уже первые дни войны показали, что для многих прощание было последним. Человек не был уверен, будет ли он жив через неделю, день, час. Официальная идеология отвергала веру в Бога, поэтому единственной надеждой и верой оставалось воспоминание о тех, кто ждет в тылу.


Автор обращается к любимой женщине с горячей мольбой о том, чтобы она ждала его несмотря ни на что. Очень жестко звучат слова: «пусть поверят сын и мать, в то, что нет меня». Симонов готов простить друзей, которые устанут его ждать. Но надежда любимой не должна исчезать. Это священный талисман, который охраняет жизнь человека и дает ему избавление от всех опасностей.

Стихотворение написано обычным разговорным языком в виде монолога лирического героя. Особую душевность и выразительность ему придает рефрен «жди меня». В какой-то степени произведение может считаться молитвой по своей эмоциональной окраске.

Известно множество случаев самоубийств людей, узнавших об измене любимых женщин в тылу. Это показывает, насколько важна для человека была вера в то, что их кто-то ждет. Стихотворение Симонова олицетворяет собой основную надежду советского воина, позволяющую ему не терять оптимизма и способности любить.

Анализ стихотворения «Ты говорила мне люблю» Симонова

Произведение «Ты говорила мне люблю» Константина Симонова посвящено его отношениям с Валентиной Серовой.

Стихотворение датируется 1941 годом. Поэту исполнилось 26 лет, он выпускник Литературного института, член Союза писателей, военный корреспондент. В жанровом отношении – любовная лирика, рифмовка перекрестная, 8 строф. Предыстория знакомства этой пары такова. Поэт влюбился в восходящую звезду, артистку В. Серову в 1940 году. Она была вдовой летчика и матерью маленького сынишки, он – женат и тоже совсем недавно стал отцом. В их отношениях, пожалуй, он любил, а она позволяла любить. Стихотворение открывается беспощадной откровенностью: утром горькое невысказанное «терплю», а ночью – «люблю» сквозь зубы, помимо воли. Потерявшему голову поэту мучительно было слушать «незрячие слова» (идущие не от сердца). В сущности, его чувство было безответным, но отпустить эту женщину он еще долго был не в силах. «И вдруг война». Он и не ожидал, что ее грозная тень подарит ему надежду. В сутолоке прощания на перроне, с обостренной чуткостью герой уловил в ее словах совсем другие интонации. Потрясение, разлука неожиданно отзываются в героине страхом потери, новым измерением чувств, где она сама – не так важна. Есть только момент, когда «ничем нельзя помочь» и – вкус поцелуя дрогнувших губ на шинели. Впервые слышит он признание, которого так долго ждал, встречается с ее прямым взглядом. И именно теперь нужно расстаться. Под стук колес он эхом слышит ее «люблю», как музыку, как оберег от несчастья, как залог будущего. Впрочем, следует сказать, что этот брак (а он все-таки был заключен) прошел через много испытаний. Возможно, поэт удерживал ту, которая ему по-настоящему никогда не принадлежала. В любом случае, спустя годы он излечился от этой любви. Судьба артистки завершилась трагически, где сыграли свою роль и проблемы с сыном, и алкоголь, и невостребованность в профессии. Интонация напряженная, иногда почти задыхающаяся. Лексика нейтральная и живая. Контраст, череда перечислений, единственное восклицание, повторы, топонимы (Брест), метафора («когда душою правит тело»). Образ рук – сперва «лукавых и горячих», затем – «холодных от горя», настоящих. Местоимения «ты» и «я» переполняют стихотворение, а вот «мы» так и не появляется. Сравнение: как крик.

В стихах «Ты говорила мне люблю» К. Симонова разворачивается психологическая драма трудной любви, дорожить которой научила война.

Анализ стихотворения «Сын артиллериста» Симонова

Стихотворение «Сын артиллериста» (1941 г.) было написано Симоновым по специальному заданию командования, с целью поднять боевой дух солдат. Но искреннему от природы поэту было несвойственно писать под чью-то диктовку даже во имя благородной цели. Поэтому в основу сюжета он положил реальный рассказ, услышанный от одного офицера.

В стихотворении описана давняя дружба двух советских офицеров (Деев и Петров), сражавшихся бок о бок еще во времена Гражданской войны. У Петрова был единственный сын Ленька, выросший без матери. Дружба офицеров была настолько крепка, что Ленька считал Деева своим вторым отцом. Он проводил с ним очень много времени и в трудных ситуациях повторял свою любимую поговорку: «Ничто нас в жизни не может вышибить из седла!». Деев очень любил Леньку еще и потому, что сам так и не успел завести детей.

Годы разлучили верных друзей, но в минуты одиночества самым ярким воспоминанием Деева был сын лучшего друга. Во время начавшейся войны Деев случайно узнал о Петрове и был рад тому, что тот находится на фронте и с честью защищает Родину. Но вскоре последовало известие о его смерти.

Через некоторое время в распоряжение Деева прибыл молодой лейтенант Петров, в котором офицер не сразу распознал сына давнего друга. Он радостно приветствует Леньку и повторяет свою неизменную поговорку.

Кульминацией стихотворения становится эпизод, в котором один человек должен был рискнуть своей жизнью ради спасения остальных. Деев отправляет на задание Леньку. Такой поступок выглядит странно. Многие бы постарались воспользоваться своим положением и избавить близкого человека от опасности. Симонов же подчеркивает, что в условиях смертельной опасности офицер готов принести в жертву даже своего названного сына. К тому же Ленька был человеком, которому Деев доверял и мог на него положиться. Очень трогательна сцена прощания, когда напутствием становится та же самая поговорка.

Деев, отправив Леньку, не находит себе покоя. Он мысленно представляет себе путь и все действия лейтенанта. Ленька благополучно добирается до цели и начинает направлять огонь артиллерии. Его внезапный вызов огня на себя заставляет Деева побледнеть. Но он переламывает свои отцовские чувства и отдает приказ об ударе. Ленька и Деев верят, что советские снаряды не смогут причинить вред своему солдату. Герой остается в живых и уже на правах повзрослевшего за один день человека произносит перед Деевым легендарную поговорку.


В конце стихотворения Симонов представляет себе общую картину фронта и всех тех людей, которые ежедневными подвигами повторяют судьбы героев произведения.

Стихотворение может показаться слишком пафосным. Но не стоит забывать о тяжелых условиях, в которых оно было создано. В Великую Отечественную войну вызов огня на себя был распространенным явлением. Люди пренебрегали собственными жизнями ради общей победы, а родственные связи вообще не имели значения.

Анализ стихотворения «Если дорог тебе твой дом» Симонова

К. Симонов – один из наиболее известных советских писателей, большая часть творчества которого была посвящена Великой Отечественной войне. Симонов работал военным корреспондентом на протяжении всей войны, поэтому свои произведения писал под влиянием непосредственных наблюдений. Это придает им очень сильную эмоциональную окраску. Ярким примером служит стихотворение «Если дорог тебе твой дом» (1942 г.).

Первоначально стихотворение носило более жесткое название – «Убей его!». Изменения были внесены в 1966 г., во время издания полного собрания сочинений Симонова. Кроме смены названия была добавлена целая строфа об отце. Также слово «немец» было изменено на «фашист».

Первый вариант был намного жестче и откровеннее. Сейчас многие не понимают, насколько страшной была эта война. Симонов своими глазами видел расстрелянных и замученных людей, изнасилованных женщин, ощущал запах горелого человеческого мяса. В 1942 г. фраза «убей его» воспринималась естественно и выражала искреннюю потребность всего советского народа.

Симонов обращается непосредственно к каждому советскому солдату. Стихотворение носит ярко выраженный агитационный характер. Оно начинается с картины родного дома, в котором выросло несколько поколений. В это близкое каждому сердцу описание грубо вторгается образ врага, который будет уничтожать все, что напоминает о хозяине. Далее идут три строфы, в которых автор перечисляет наиболее близких человеку людей. Родную мать в оккупации ждут позор и унижение. Погибший в боях отец не сможет защитить ее. Фашист постарается вытравить всю память о нем. Самой страшной и невыносимой становится картина грубого надругательства над любимой девушкой. Автор использует очень сильную антитезу: «долго поцеловать… не смел» — «распяли ее втроем».

Строфа с отцом была добавлена позднее. Изначально Симонов использовал только женские образы, которые нуждаются в мужской защите. Показав возможные последствия, он обращается с прямым призывом убивать врага. Человек, который еще не сделал этого, не может считаться солдатом. Вместо него Родину защищают другие.

Эмоциональный накал стихотворения все больше нарастает. Симонов дает выход накопившейся ненависти и требует сжечь дом фашиста, оставить вдовой его жену и принести отчаяние матери. Но это беспощадное требование основано не на кровожадности поэта. Оно является справедливым возмездием за все причиненные фашизмом беды и страдания («так хотел он, его вина»). В финале слово «убей» повторяется трижды и усиливается добавлениями «скорей» и «хоть одного».

Симонова нельзя обвинить в чрезмерной жестокости. Таковы были те страшные годы. Фашизм на советской территории вел войну на физическое уничтожение населения. Поэтому реакция на такие действия была соответствующая.

Что же делать – война!

Стихи Симонова о войне 1941-1945 для школьников, которые легко учатся

Из дневника

Июнь. Интендантство. Шинель с непривычки длинна. Мать застыла в дверях. Что это значит? Нет, она не заплачет. Что же делать – война! «А во сколько твой поезд?» И все же заплачет. Синий свет на платформах. Белорусский вокзал. Кто-то долго целует. — Как ты сказал? Милый, потише… И мельканье подножек. И ответа уже не услышать. Из объятий, из слез, из недоговоренных слов Сразу в пекло, на землю. В заиканье пулеметных стволов. Только пыль на зубах. И с убитого каска: бери! И его же винтовка: бери! И бомбежка — весь день, И всю ночь, до рассвета. Неподвижные, круглые, желтые, как фонари, Над твоей головою — ракеты… Да, война не такая, какой мы писали ее,- Это горькая штука…

Родина

Касаясь трех великих океанов, Она лежит, раскинув города, Покрыта сеткою меридианов, Непобедима, широка, горда.

Но в час, когда последняя граната Уже занесена в твоей руке И в краткий миг припомнить разом надо Все, что у нас осталось вдалеке,

Ты вспоминаешь не страну большую, Какую ты изъездил и узнал, Ты вспоминаешь родину — такую, Какой ее ты в детстве увидал.

Клочок земли, припавший к трем березам, Далекую дорогу за леском, Речонку со скрипучим перевозом, Песчаный берег с низким ивняком.

Вот где нам посчастливилось родиться, Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли Ту горсть земли, которая годится, Чтоб видеть в ней приметы всей земли.

Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы, Да, можно голодать и холодать, Идти на смерть… Но эти три березы При жизни никому нельзя отдать

Песня военных корреспондентов

От Москвы до Бреста Нет такого места, Где бы не скитались мы в пыли. С лейкой и с блокнотом, А то и с пулеметом Сквозь огонь и стужу мы прошли. Без глотка, товарищ, Песню не заваришь, Так давай по маленькой нальем. Выпьем за писавших, Выпьем за снимавших, Выпьем за шагавших под огнем! Есть, чтоб выпить, повод — За военный провод, За У-2, за эмку, за успех. Как пешком шагали, Как плечом толкали, Как мы поспевали раньше всех. От ветров и водки Хрипли наши глотки, Но мы скажем тем, кто упрекнет: «С наше покочуйте, С наше поночуйте, С наше повоюйте хоть бы год!»

Там, где мы бывали, Нам танков не давали — Но мы не терялись никогда. На пикапе драном И с одним наганом Первыми въезжали в города. Так выпьем за победу, За нашу газету. А не доживем, мой дорогой, Кто-нибудь услышит, Снимет и напишет, Кто-нибудь помянет нас с тобой!


С этим читают