Стихи лермонтова о войне на кавказе

Тема

Стихотворение описывает картины кавказской природы с вышины птичьего полёта. Автор находится высоко в горах, под ним тучи, гряда молчаливых гор, реки и едва заметные человеческие фигуры. Он размышляет, и его душа ликует от увиденного: яркое, образное изображение рек, водопадов, степей, птиц, животных, людских жилищ. Поэт подмечает самые мелкие детали пейзажа: кусты, мох, одинокий всадник, орёл, парящий рядом с ним. Цель мастера – описать неописуемое, то от чего захватывает дух, атмосферу, передающую масштабность и величие природы. Чувствуется подтекст: душевные переживания поэта, вынужденного находится “в рамках” из-за ограничений и цензуры. Прослеживается скрытая антитеза между внутренним миром автора и неудержимой свободой природных стихий, животных и птиц.


Средства художественной выразительности

Три строфы, в каждой из которых содержится по пять строчек, написаны четырехстопным амфибрахием, что подчеркивает лиричность произведения, а усиленная мужская рифма придает ощущение определенной упругости. В качестве средств художественной выразительности Лермонтов использовал:

метафоры «на заре моих дней», «пять лет пронеслось»; олицетворение «Та степь повторяла…», «И сердце лепечет..»;

характерное для поэта использование инверсии «отчизны моей», «в розовый вечера час»;

обращения акцентируют внимание читателя на особом отношении Лермонтова к Кавказу, он считает их близкими и родными («О южные горы…», «Я счастлив был с вами, ущелия гор…»)

Природа Кавказа в произведениях поэта

Судьба распорядилась так, что Михаил Юрьевич побывал почти во всех уголках этого удивительного края. Бесконечная любовь к местным пейзажам нашла отражение во всех произведениях поэта. С самого детства он отмечал величие природы, ее движение, яркие краски, четкие образы. Но описания Лермонтова не содержат мелких деталей. Его образы полны света, динамики, детского восторга и восхищения. Сочетание цвета и движения помогает создать удивительные декорации для описанных событий. Например, действие поэмы «Демон» Лермонтов перенес на Кавказ, тем самым придавая ему ощущение фантастичности, долю мистики. Сила природы оживает благодаря движению животных и птиц. Поэт мастерски передаёт разные состояния природы, используя увиденное глазами различных героев. Так, например, в глазах Демона – это богатый, бесконечный, бушующий мир. Тамара же видит его статичным, спокойным, умиротворенным.

Особое место в поэзии Михаила Юрьевича занимает небо Кавказа. Именно пролетая в небе, Демон замечает танец Тамары, в голубое небо обращен взгляд Печорина перед дуэлью, в небе видит ангела Мцыри. Особый лазурный цвет над головой позволяет героям Лермонтова переноситься в высший мир.

Стихи Лермонтова о дружбе

Разлука

Я виноват перед тобою, Цены услуг твоих не знал. Слезами горькими, тоскою Я о прощенье умолял, Готов был, ставши на колени, Проступком называть мечты; Мои мучительные пени Бессмысленно отвергнул ты. Зачем так рано, так ужасно Я должен был узнать людей И счастьем жертвовать напрасно Холодной гордости твоей?.. Свершилось! вечную разлуку Трепеща вижу пред собой… Ледяную встречаю руку Моей пылающей рукой. Желаю, чтоб воспоминанье В чужих людях, в чужой стране Не принесло тебе страданье При сожаленье обо мне…

Два брата

«Ах, брат! Ах, брат! Стыдись, мой брат! Обеты теплые с мольбами Забыл ли? Год тому назад Мы были нежными друзьями… Ты помнишь, помнишь, верно, бой, Когда рубились мы с тобой Против врагов родного края Или, заботы удаляя, С новорожденною зарей Встречали вместе праздник Лады. И что ж? Волнение досады, Неугомонная вражда Нас разделили навсегда!..» – «Не называй меня, как прежде, В благополучные года. В те дни, как верил я надежде, Любви и дружбе… я знавал Волненья сердца дорогие, И очи, очи голубые… Я сердцем девы обладал: Ты у меня его украл!.. Ты завладел моей прекрасной, Ее любовью и красой, Ты обманул меня… ужасно! И посмеялся надо мной». Умолкли. Но еще стоят В душе терзаемы враждою. На каждом светлые блестят Мечи с насечкой золотою, На каждом панцирь и шелом, Орлиным осенен крылом. Всё пусто вкруг в дали туманной. Пред ними жертвенник. На нем Кумир белеет деревянный. И только плющ виясь младой Лелеет жертвенник простой. Они колена преклонили, Взаимной злобой поклялись. Вот на коней своих вскочили И врозь стрелою понеслись. Давно ль? Давно ли друг без друга Их край родимый не видал? Давно ль, когда один страдал В изнеможении недуга, Другой прикованный стоял Нежнейшей дружбой к изголовью? Вдруг, горьким мщением дыша, Кипят! Надменная душа Чем раздражилася? – любовью! Аскар, добычу бранных сил, Финляндку юную любил. Она лила в неволе слезы И помнила средь грустных дней Скалы Финляндии своей. Скалы Финляндии пустой, Озер стеклянные заливы И бор печальный и глухой, Как милы вы, как вы счастливы Своею дикой красотой… Дымятся низкие долины, Где кучи хижин небольших С дворами грязными. Вкруг их Растут кудрявые рябины, На высотах чернеют пни Иль стебли обгорелых сосен. В стране той кратки дни весны И продолжительная осень…

Композиция

Стихотворение состоит из четырёх шестистиший. В первом – перед читателем предстаёт человек, стоящий на вершине горы: панорама, которая открывается его взору. Вторая и последующие строфы являются описанием картин, которые сменяются, чередуются, оживают перед читателем. Несмотря на то, что стихотворение написано от первого лица, в нём практически не прослеживается автора, его личности – только картины, стремительно меняющие друг друга, окрылённое, эмоциональное, возвышенное описание всего увиденного. В последней строфе – восклицание “Вотще! нет ни пищи ему, ни отрады” – является кульминацией стихотворения. Эмоциональное напряжение достигает вершины, поэт отождествляет себя с рекой, которую “теснят немые громады”.

Женские образы

Возможно, именно первая влюбленность, о которой автор с тоской вспоминает в третьей строфе стихотворения «Кавказ», нашла отражение в образах восточных девушек, описанных Лермонтовым. Та «пара божественных глаз» на всю жизнь запечатлелась в сердце юного поэта. В своих произведениях он часто сравнивает русских барышень, представительниц высшего общества, и восточных девушек. При этом простота, выполнение родительской воли и подчинение обычаям всегда выигрывают перед жеманничеством и кокетством. Восточная девушка, описанная Михаилом Юрьевичем, истинное дитя восточной природы. Она также горда, высока, прекрасна и неприступна. Однако гордость грузинок отличает их от русских девушек. Они неприступны, но способны на искреннюю, глубокую любовь, которая часто губительна. Особенно ярко это выражено в образах Бэлы и Тамары.

Черкесская девушка, сохраняя внутреннее величие, настолько глубоко любит Печорина, что его чувства на ее фоне выглядят бледными и поверхностными. Русский офицер оказывается недостойным такой искренней любви.


Стойкость Тамары, ее подчинение воли отца, сопротивление сладким речам Демона, также свидетельствуют о целостности характера. Однако, восточные красавицы, вопреки божьим законам, способны и на преступление, что делает их настоящими наследницами дерзкого и вольного народа. Особенно ярко это изображено автором в образе Ундины. Общей чертой, характерной для восточных красавиц в творчестве Лермонтова, является их трагическая судьба. При этом и покорение воли отца приводит к рабству в доме мужа, и влечение к неизведанному — к смерти.

Но об этом юный поэт будет писать став старше, а пока он с восторгом признаётся в любви краю, который стал для него родным и понятным.

Стихи Лермонтова о любви

Черны очи

Много звезд у летней ночи, Отчего же только две у вас, Очи юга! Черны очи! Нашей встречи был недобрый час. Кто ни спросит, звезды ночи Лишь о райском счастье говорят; В ваших звездах, черны очи, Я нашел для сердца рай и ад. Очи юга, черны очи, В вас любви прочел я приговор, Звезды дня и звезды ночи Для меня вы стали с этих пор!

Тамара

В глубокой теснине Дарьяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояла, Чернея на черной скале. В той башне высокой и тесной Царица Тамара жила: Прекрасна, как ангел небесный, Как демон, коварна и зла. И там сквозь туман полуночи Блистал огонек золотой, Кидался он путнику в очи, Манил он на отдых ночной. И слышался голос Тамары: Он весь был желанье и страсть, В нем были всесильные чары, Была непонятная власть. На голос невидимой пери Шел воин, купец и пастух; Пред ним отворялися двери, Встречал его мрачный евнух. На мягкой пуховой постели, В парчу и жемчуг убрана, Ждала она гостя. Шипели Пред нею два кубка вина. Сплетались горячие руки, Уста прилипали к устам, И странные, дикие звуки Всю ночь раздавалися там. Как будто в ту башню пустую Сто юношей пылких и жен Сошлися на свадьбу ночную, На тризну больших похорон. Но только что утра сиянье Кидало свой луч по горам, Мгновенно и мрак и молчанье Опять воцарялися там. Лишь Терек в теснине Дарьяла Гремя нарушал тишину; Волна на волну набегала, Волна погоняла волну; И с плачем безгласное тело Спешили они унести; В окне тогда что-то белело, Звучало оттуда: прости. И было так нежно прощанье, Так сладко тот голос звучал, Как будто восторги свиданья И ласки любви обещал.

Отчего

Мне грустно, потому что я тебя люблю, И знаю: молодость цветущую твою Не пощадит молвы коварное гоненье. За каждый светлый день иль сладкое мгновенье Слезами и тоской заплатишь ты судьбе. Мне грустно… Потому что весело тебе.

Как небеса, твой взор блистает

Как небеса, твой взор блистает Эмалью голубой, Как поцелуй, звучит и тает Твой голос молодой; За звук один волшебной речи, За твой единый взгляд Я рад отдать красавца сечи, Грузинский мой булат; И он порою сладко блещет, И сладостней звучит, При звуке том душа трепещет И в сердце кровь кипит. Но жизнью бранной и мятежной Не тешусь я с тех пор, Как услыхал твой голос нежный И встретил милый взор.

Слышу ли голос твой…

Слышу ли голос твой Звонкий и ласковый, Как птичка в клетке Сердце запрыгает; Встречу ль глаза твои Лазурно-глубокие, Душа им навстречу Из груди просится, И как-то весело, И хочется плакать, И так на шею бы Тебе я кинулся.

Сонет

Я памятью живу с увядшими мечтами, Виденья прежних лет толпятся предо мной, И образ твой меж них, как месяц в час ночной Между бродящими блистает облаками. Мне тягостно твое владычество порой; Твоей улыбкою, волшебными глазами Порабощен мой дух и скован, как цепями, Что ж пользы для меня, – я не любим тобой. Я знаю, ты любовь мою не презираешь, Но холодно ее молениям внимаешь; Так мраморный кумир на берегу морском Стоит, – у ног его волна кипит, клокочет, А он, бесчувственным исполнен божеством, Не внемлет, хоть ее отталкивать не хочет.

Анализ стихотворения

Совсем маленьким мальчиком Лермонтов трижды бывал на Кавказе с бабушкой, Елизаветой Алексеевной Арсеньевой. Мишель часто болел, а сестра бабушки, Елизавета, проживала в местности, богатой лечебными минеральными водами. Там мальчик, рано потерявший мать, почувствовал себя свободным и счастливым. Особое место в памяти Михаила Юрьевича занимала поездка на Кавказ, совершенная им в 1825 году. Понимая, что обучение в пансионе надолго разлучит ее с любимым внуком, бабушка приняла решение провести все лето в горах. Здесь он познакомился с «Кавказским пленником» Пушкина, много читал, начал рисовать акварелью любимые пейзажи.

Через пять лет Лермонтов пишет стихотворение «Кавказ», имеющее три строфы. В первой он с грустью описывает расставание с «южными горами», с которыми его разлучила судьба. Однако, побывав там всего единожды, по мнению автора, забыть Кавказ невозможно. Более того, автор считает край своей второй отчизной.

Вторая часть стихотворения посвящена матери, чей нежный голос слышал мальчик в шорохе ветра. Тихими вечерами, в час заката, степь будто разговаривала материнским голосом с ребенком, который был лишен родительского тепла.

В третьей части автор тоскует о первой пылкой юношеской влюбленности. В его сердце воспоминания о Кавказе всегда находят самый трепетный отклик. Использование рефрена, усиленного восклицанием, помогает подчеркнуть искренность и неподдельное восхищение красотой Кавказа.

Стихи Лермонтова про осень

Осень

Листья в поле пожелтели, И кружатся и летят; Лишь в бору поникши ели Зелень мрачную хранят. Под нависшею скалою Уж не любит, меж цветов, Пахарь отдыхать порою От полуденных трудов. Зверь отважный поневоле Скрыться где-нибудь спешит. Ночью месяц тускл и поле Сквозь туман лишь серебрит.


Солнце осени

Люблю я солнце осени, когда, Меж тучек и туманов пробираясь, Оно кидает бледный, мертвый луч На дерево, колеблемое ветром, И на сырую степь. Люблю я солнце, Есть что-то схожее в прощальном взгляде Великого светила с тайной грустью Обманутой любви; не холодней Оно само собою, но природа И всё, что может чувствовать и видеть, Не могут быть согреты им; так точно И сердце: в нем всё жив огонь, но люди Его понять однажды не умели, И он в глазах блеснуть не должен вновь И до ланит он вечно не коснется. Зачем вторично сердцу подвергать Себя насмешкам и словам сомненья?

Приходит осень

Приходит осень, золотит Венцы дубов. Трава полей От продолжительных дождей К земле прижалась; и бежит Ловец напрасно по холмам: Ему не встретить зверя там. А если даже он найдет, То ветер стрелы разнесет. На льдинах ветер тот рожден, Порывисто качает он Сухой шиповник на брегах Ильменя. В сизых облаках Станицы белых журавлей Летят на юг до лучших дней; И чайки озера кричат Им вслед, и вьются над водой, И звезды ночью не блестят, Одетые сырою мглой. Приходит осень! Уж стада Бегут в гостеприимну сень; Краснея догорает день В тумане. Пусть он никогда Не озарит лучом своим Густой новогородский дым, Пусть не надуется вовек Дыханьем теплым ветерка Летучий парус рыбака Над волнами славянских рек! Увы! Пред властию чужой Склонилась гордая страна, И песня вольности святой (Какая б ни была она) Уже забвенью предана. Свершилось! Дерзостный варяг Богов славянских победил; Один неосторожный шаг Свободный край поработил! Но есть поныне горсть людей, В дичи лесов, в дичи степей; Они, увидев падший гром, Не перестали помышлять В изгнанье дальном и глухом, Как вольность пробудить опять; Отчизны верные сыны Еще надеждою полны: Так, меж грядами темных туч, Сквозь слезы бури, солнца луч Увеселяет утром взор И золотит туманы гор.

  • Стихи про бабушку, стихи для бабушки, поздравления бабушке
  • Лучшие стихи Есенина

Стихи Лермонтова о свободе

Листок

Дубовый листок оторвался от ветки родимой И в степь укатился, жестокою бурей гонимый; Засох и увял он от холода, зноя и горя И вот наконец докатился до Черного моря. У Черного моря чинара стоит молодая; С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская; На ветвях зеленых качаются райские птицы; Поют они песни про славу морской царь-девицы. И странник прижался у корня чинары высокой; Приюта на время он молит с тоскою глубокой, И так говорит он: «Я бедный листочек дубовый, До срока созрел я и вырос в отчизне суровой. Один и без цели по свету ношуся давно я, Засох я без тени, увял я без сна и покоя. Прими же пришельца меж листьев своих изумрудных, Немало я знаю рассказов мудреных и чудных». – На что мне тебя? – отвечает младая чинара, Ты пылен и желт, – и сынам моим свежим не пара. Ты много видал – да к чему мне твои небылицы? Мой слух утомили давно уж и райские птицы. Иди себе дальше; о странник! Тебя я не знаю! Я солнцем любима, цвету для него и блистаю; По небу я ветви раскинула здесь на просторе, И корни мои умывает холодное море.

Узник

Отворите мне темницу, Дайте мне сиянье дня, Черноглазую девицу, Черногривого коня! Я красавицу младую Прежде сладко поцелую, На коня потом вскочу, В степь, как ветер, улечу. * Но окно тюрьмы высоко, Дверь тяжелая с замком; Черноокая далеко, В пышном тереме своем, Добрый конь в зеленом поле Без узды, один, по воле Скачет весел и игрив, Хвост по ветру распустив. * Одинок я – нет отрады: Стены голые кругом, Тускло светит луч лампады Умирающим огнем; Только слышно: за дверями, Звучномерными шагами, Ходит в тишине ночной Безответный часовой.

Воля

Моя мать – злая кручина, Отцом же была мне – судьбина, Мои братья, хоть люди, Не хотят к моей груди Прижаться; Им стыдно со мною, С бедным сиротою, Обняться. Но мне богом дана Молодая жена, Воля-волюшка, Вольность милая, Несравненная; С ней нашлись другие у меня Мать, отец и семья; А моя мать – степь широкая, А мой отец – небо далекое; Они меня воспитали, Кормили, поили, ласкали; Мои братья в лесах – Березы да сосны. Несусь ли я на коне, – Степь отвечает мне; Брожу ли поздней порой, – Небо светит мне луной; Мои братья в летний день, Призывая под тень, Машут издали руками, Кивают мне головами; И вольность мне гнездо свила, Как мир – необъятное!

Сосед

Кто б ни был ты, печальный мой сосед, Люблю тебя, как друга юных лет, Тебя, товарищ мой случайный, Хотя судьбы коварною игрой Навеки мы разлучены с тобой Стеной теперь – а после тайной. Когда зари румяный полусвет В окно тюрьмы прощальный свой привет Мне умирая посылает И, опершись на звучное ружье, Наш часовой, про старое житье Мечтая, стоя засыпает, Тогда, чело склонив к сырой стене, Я слушаю – и в мрачной тишине Твои напевы раздаются. О чем они – не знаю; но тоской Исполнены, и звуки чередой, Как слезы, тихо льются, льются… И лучших лет надежды и любовь В груди моей всё оживает вновь, И мысли далеко несутся, И полон ум желаний и страстей, И кровь кипит – и слезы из очей, Как звуки, друг за другом льются.

Возвращение на Кавказ

Долгое время Михаил Юрьевич вынужден был жить в Москве и в родовом поместье, у бабушки. Юноша тосковал о Востоке, мечтал снова туда вернуться. Мечты его сбылись, однако не совсем так, как хотелось бы. На Кавказ Лермонтов вернулся в ссылку, а потом для прохождения службы.

Стихотворение «Смерть поэта», написанное в 1837 году, являлось для поэта своеобразным криком души, вызванном неоднозначным отношением общества к великому Пушкину. Строки быстро распространились среди читателей, вызывая самые противоречивые отзывы. Наконец стихотворение попало в руки царя. Последовал арест, а затем, согласно закону, ссылка.

По дороге на Кавказ Лермонтов простудился, попал на лечение в ставропольский военный госпиталь. По прошествии некоторого времени был отправлен для продолжения лечения в Пятигорск. Во время ссылки Михаилу Юрьевичу случилось завести несколько знакомств, которые играли вследствие большую роль в его жизни. Так, например, судьба свела его с доктором Н.В. Майером, который стал прообразом доктора Вернера в «Княжне Мери». Проводя много времени с товарищем по пансиону, поэт знакомится с Виссарионом Григорьевичем Белинским. Отношения Лермонтова и критика изначально не сложились, однако, встреча через три года в Петербурге имела продолжение в виде крепкой дружбы.

Особое внимание биографы уделяют общению поэта с двоюродным братом. В компании Акима Акимовича Хастатова Лермонтов много времени проводил на восточных свадьбах и пирах

Именно здесь поэт тщательно изучил особенности национальных обычаев, которыми позднее наполнил свои произведения.

Во время ссылки Михаил Юрьевич отдохнул и душой и телом, полностью восстановится после психологических потрясений. Именно за это лечебное действие Кавказа Лермонтов искренне считал его своей второй Родиной. Поэт часто сравнивал свободный Восток с душным Петербургом. И всегда предпочтение отдавал Кавказу.

Стихи Лермонтова о Кавказе

Тебе, Кавказ, суровый царь земли…

Тебе, Кавказ, суровый царь земли, Я посвящаю снова стих небрежный. Как сына ты его благослови И осени вершиной белоснежной; От юных лет к тебе мечты мои Прикованы судьбою неизбежной, На севере, в стране тебе чужой, Я сердцем твой – всегда и всюду твой. Еще ребенком, робкими шагами Взбирался я на гордые скалы, Увитые туманными чалмами, Как головы поклонников Аллы́. Там ветер машет вольными крылами, Там ночевать слетаются орлы, Я в гости к ним летал мечтой послушной И сердцем был – товарищ их воздушный. С тех пор прошло тяжелых много лет, И вновь меня меж скал своих ты встретил, Как некогда ребенку, твой привет Изгнаннику был радостен и светел. Он пролил в грудь мою забвенье бед, И дружно я на дружний зов ответил; И ныне здесь, в полуночном краю, Всё о тебе мечтаю и пою.

Крест на скале

В теснине Кавказа я знаю скалу, Туда долететь лишь степному орлу, Но крест деревянный чернеет над ней, Гниет он и гнется от бурь и дождей. И много уж лет протекло без следов С тех пор, как он виден с далеких холмов. И каждая кверху подъята рука, Как будто он хочет схватить облака. О если б взойти удалось мне туда, Как я бы молился и плакал тогда; И после я сбросил бы цепь бытия, И с бурею братом назвался бы я!


Кавказу

Кавказ! Далекая страна! Жилище вольности простой! И ты несчастьями полна И окровавлена войной!.. Ужель пещеры и скалы Под дикой пеленою мглы Услышат также крик страстей, Звон славы, злата и цепей?.. Нет! Прошлых лет не ожидай, Черкес, в отечество свое: Свободе прежде милый край Приметно гибнет для нее.

Утро на Кавказе

Светает – вьется дикой пеленой Вокруг лесистых гор туман ночной; Еще у ног Кавказа тишина; Молчит табун, река журчит одна. Вот на скале новорожденный луч Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч, И розовый по речке и шатрам Разлился блеск и светит там и там: Так девушки, купаяся в тени, Когда увидят юношу они, Краснеют все, к земле склоняют взор: Но как бежать, коль близок милый вор!..

Кавказ

Хотя я судьбой на заре моих дней, О южные горы, отторгнут от вас, Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз: Как сладкую песню отчизны моей, Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял. Но мнилось, что в розовый вечера час Та степь повторяла мне памятный глас. За это люблю я вершины тех скал, Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор; Пять лет пронеслось: все тоскую по вас. Там видел я пару божественных глаз; И сердце лепечет, воспомня тот взор: Люблю я Кавказ!..

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Кавказ.История создания – стихотворение было написано Пушкиным во время его путешествия на Кавказ в 1829 году. Восхищённый природой этого края, он написал цикл произведений, описывающих невероятной красоты пейзажи, природные явления, обычаи местных жителей.

Тема – стихотворение “Кавказ” относится к пейзажной лирике. Автор восхищается видами с вершин гор, природными богатствами Кавказа.

Композиция – четыре шестистишия, представляющие собой смену картин горного пейзажа. Личность автора прослеживается только в первом из них. В оригинале присутствует ещё одно шестистишие с решающим значением, от этого официальный вариант кажется немного незаконченным.

Жанр – стихотворение (пейзажная лирика). Благодаря тому, что полная версия стихотворения не публикуется, оно относится к пейзажной, а не гражданской лирике, (в первоначальном варианте – в последней строфе поэт сокрушается о свободе: личной, творческой, народной).

Стихотворный размер – произведение написано четырёхстопным амфибрахием. Рифмовка в каждом шестистишии – смешанная: первые четыре стиха имеют кольцевую (АВВА), а последние две – парную (АА).

Эпитеты – “грозных обвалов”, “нагие громады”, “тощий мох”, “веселым долинам”, “свирепом веселье”, “голодной волной”.

Метафоры – “рожденье потоков”, “играет и воет Терек”, “лижет утёсы голодной волной”, “немые громады”, “мчится Арагва”.

Сравнение – “играет и воет, как зверь молодой, завидевший птицу из клетки железной”.

Вторая ссылка

Первая дуэль, арест и последующее наказание даже отдаленно не напоминало первую ссылку. В наказание за столь грубое нарушение закона Лермонтов был отправлен на самый опасный участок, где велись активные боевые действия. В первых же боях Михаил Юрьевич проявил себя отважным и хладнокровным воином, был отмечен командованием. В это время ведется активная работа над романом «Герой нашего времени». Его замысел Лермонтов вынашивал давно, писал отдельные главы, которые позднее опубликовал в «Отечественных записках». Даже в таком разрозненном виде они имели большую популярность. В тщательно проработанном образе главного героя многие узнавали самого автора. Позже, во втором издании, доработанный и собранный в единое целое роман вышел с пояснениями самого автора, где образы были чётко разграничены.


С этим читают