Стихи на немецком языке с переводом и произношением

Немецкая поэзия с переводом

Gefunden (Нашёл)


Ich ging (я шёл: gehen-ging) im Walde (в лесу: der Wald)So für mich hin (просто для себя ),Und nichts zu suchen (и ничего не искать),Das war mein Sinn (было моей целью, “смыслом”: der Sinn).

Im Schatten (в тени: der Schatten) sah ich (увидел я: sehen-sah)Ein Blümlein stehn (как стоит цветочек: das Blümlein),Wie Sterne leuchtend (как звезда мерцающий: der Stern),Wie Äuglein schön (как глазочек красивый: das Äuglein – уменьш. от der Auge).

Ich wollt’ (я хотел: wollen-wollte) es brechen (его сломать),Da sagt es fein (тут говорит он тихо)Soll ich zum Welken (должен я для увядания: sollen, das Welken)Gebrochen sein (быть сломан)?

Ich grub’s (я выкопал его: ausgraben-grub aus) mit allenDen Würzlein aus (со всеми корешками: das Würzlein).Zum Garten trug ich’s (в сад отнёс его: zu+dem=zum, der Garten, tragen-trug)Am hübschen Haus (у милого, прекрасного дома; das Haus).

Und pflanzt es wieder (и посадил его снова; pflanzen-pflanzte)Am stillen Ort (на тихом месте: der Ort),Nun zweigt es immer (теперь растет он всё: der Zweig – ветка, отросток)Und blüht so fort (и цветёт так дальше: blühen).

Johann Wolfgang von Goethe

Ich ging im WaldeSo für mich hin,Und nichts zu suchen,Das war mein Sinn.

Im Schatten sah ichEin Blümchen stehn,Wie Sterne leuchtend,Wie Äuglein schön.

Ich wollt es brechen,Da sagt es fein:Soll ich zum WelkenGebrochen sein?

Ich grub’s mit allenDen Würzlein aus.Zum Garten trug ich’sAm hübschen Haus.

Und pflanzt es wiederAm stillen Ort;Nun zweigt es immerUnd blüht so fort.

Иоганн Вольфганг ГетеПеревод И.Миримского

Нашёл

Бродил я лесом…В глуши егоНайти не чаялЯ ничего.

Смотрю, цветочекВ тени ветвей,Всех глаз прекрасней,Всех звезд светлей.

Простер я руку,Но молвил он:«Ужель погибнутьЯ осужден?»

Я взял с корнямиПитомца росИ в сад прохладныйК себе отнес.

В тиши местечкоЕму отвел.Цветет он снова,Как прежде цвел.

Прослушать стихотворение можно здесь:

J.W. Goethe – Gefunden

Иоганн Вольфганг Гёте (Goethe) (28.8.1749, Франкфурт-на-Майне, – 22.3.1832, Веймар), немецкий поэт, мыслитель и естествоиспытатель. Выдающийся представитель Просвещения в Германии, один из основоположников немецкой литературы нового времени, разносторонний учёный.

Сын имперского советника, образованного бюргера, Гёте учился в Лейпциге (1765-1768) и Страсбурге (1770-1771), слушал лекции по юриспруденции и многим другим научным дисциплинам, включая медицину. В Страсбурге Гёте познакомился с И. Г. Гердером и стал участником движения “Бури и натиска”. В 1775 году приехал в Веймар по приглашению герцога Карла Августа. Пренебрегая мнением двора, Гёте вступил в гражданский брак с работницей цветочной мастерской Кристианой Вульпиус

Важное значение имела для Гёте дружба с Шиллером (с 1794 года). В Веймаре Гёте руководил организованным им в 1791 году театром


С. В. Тураев.

Тэги: Goethe

Mignon

Kennst du das Land, wo die Zitronen blühn, Im dunkeln Laub die Goldorangen glühn, Ein sanfter Wind vom blauen Himmel weht, Die Myrte still und hoch der Lorbeer steht, Kennst du es wohl? Dahin, dahin Möcht ich mit dir, o mein Geliebter, ziehn. Kennst du das Haus? Auf Säulen ruht sein Dach, Es glänzt der Saal, es schimmert das Gemach, Und Marmorbilder stehn und sehn mich an: Was hat man dir, du armes Kind, getan? — Kennst du es wohl? Dahin, dahin Möcht ich mit dir, o mein Beschützer, ziehn. Kennst du den Berg und seinen Wolkensteg? Das Maultier sucht im Nebel seinen Weg, In Höhlen wohnt der Drachen alte Brut, Es stürzt der Fels und über ihn die Flut; Kennst du ihn wohl? Dahin, dahin Geht unser Weg! o Vater, lass uns ziehn! Mignon (Миньона — персонаж романа Гёте “Wilhelm Meister” — девочка, присоединившаяся к труппе странствующих актеров. Живя в туманной Германии, она мечтает о яркой солнечной стране, где прошло ее раннее детство.) Kennst du das Land (знаешь /ли/ ты страну), wo die Zitronen blühn (где цветут, расцветают лимонные деревья; die Zitrone — лимон), Im dunkeln Laub (в темной листве: das Laub) die Goldorangen (золотые апельсины: das Gold — золото + die Orange — апельсин) glühn (рдеют, пламенеют; glühen — накаляться, гореть, пылать), Ein sanfter Wind (тихий ветер: sanft — кроткий, мягкий, нежный) vom blauen Himmel weht (веет с голубого неба: der Himmel), Die Myrte still (мирт тихо, безмолвно) und hoch der Lorbeer steht (а лавр высоко стоит), Kennst du es wohl (знаешь ли ты ее /страну/)? Dahin (туда), dahin Möcht ich mit dir (хотела бы я с тобой), o mein Geliebter (о мой возлюбленный), ziehn (отправиться, уйти, уехать). Kennst du das Haus (дом)? Auf Säulen ruht sein Dach (на колоннах покоится его крыша: die Säule; das Dach), Es glänzt der Saal (блистает зал), es schimmert das Gemach (светится покой: schimmern — мерцать, поблескивать, слабо светиться; das Gemach — большая /парадная/ комната, покой /уст./), Und Marmorbilder (и мраморные статуи: der Marmor — мрамор + das Bild — картина, изображение) stehn und sehn mich an (стоят и смотрят на меня): Was hat man dir (что с тобой: «тебе»), du armes Kind (бедное дитя), getan (сделали: tun)? — Kennst du es wohl? Dahin, dahin Möcht ich mit dir, o mein Beschützer (о мой защитник, покровитель; beschützen — защищать, оберегать), ziehn. Kennst du den Berg (гору) und seinen Wolkensteg (и ее: «его» облачную тропу: die Wolke — облако + der Steg — тропинка)? Das Maultier sucht im Nebel seinen Weg (мул ищет в тумане свой путь: der Nebel), In Höhlen (в пещерах: die Höhle) wohnt der Drachen alte Brut (живет драконов старое семя: der Drache — дракон; die Brut — выводок; brüten — высиживать птенцов), Es stürzt der Fels (отвесно ниспадает скала: stürzen — падать, свалиться) und über ihn die Flut (а через нее: «через него», по ней — поток); Kennst du ihn wohl? Dahin, dahin Geht unser Weg (идет = лежит наш путь)! o Vater (о отец), lass uns ziehn (давай отправимся: lassen — оставлять; пускать; uns — нас)!

Wandrers Nachtlied

Über allen Gipfeln Ist Ruh, In allen Wipfeln Spürest du Kaum einen Hauch; Die Vögelein schweigen im Walde. Warte nur, balde Ruhest du auch. Wandrers Nachtlied (ночная песнь странника = песнь на ночь: die Nacht — ночь + das Lied — песнь) Über allen Gipfeln (над всеми вершинами: der Gipfel) Ist Ruh (покой: die Ruhe), In allen Wipfeln (во всех верхушках: der Wipfel) Spürest du (чувствуешь ты) Kaum einen Hauch (едва = почти никакого дуновения, дыхания); Die Vögelein (птички: das Vög(e)lein; der Vogel — птица) schweigen im Walde (молчат в лесу: der Wald). Warte nur (подожди только), balde (скоро: bald) Ruhest du auch (ты тоже отдохнешь, обретешь покой).

Der Abschied / Прощание

Lass mein Aug den Abschied sagen,Den mein Mund nicht nehmen kann!Schwer, wie schwer ist er zu tragen!Und ich bin doch sonst ein Mann.Traurig wird in dieser StundeSelbst der Liebe süßtes Pfand,Kalt der Kuss von deinem Munde,Matt der Druck von deiner Hand.Sonst, ein leicht gestohlnes Mäulchen,O wie hat es mich entzückt!So erfreuet uns ein Veilchen,Das man früh im März gepflückt.Doch ich pflücke nun kein Kränzchen,Keine Rose mehr für dich.Frühling ist es, liebes Fränzchen,Aber leider Herbst für mich!Дай проститься взглядом только,Не смогу словами ввек!Сколько боли, Боже, сколько!Но я – сильный человек.Грустным станет в час прощаньяИ залог любви самой:Вялых рук твоих касанья,Поцелуй твой ледяной.А когда-то ротик томныйНеизменно волновал,Словно цвет фиалок скромный,Тех, что в марте собирал.Не плету венков с тобою,Роз тебе уж не дарю,Ведь, Франциска, я весноюВстретил осени зарю!

В Альпах / In den Alpen

Am Gipfel, in die schneebedeckten Höhen Schnitt meine Messerklinge ein Sonett. Vielleicht ist, wo die Tage schnell vergehen, Einsam meine Spur noch nicht verweht.   Am Gipfel, wo der Himmel blauer leuchtet, Wo’s Winterlicht sich freudenvoll ergeht, Sah nur allein die Sonne, wie’s Stilett In den smaragdnen Schnee den Vers gezeichnet.   Mich freut es, wenn der Dichter mich versteht; Wenn auch die Masse tief im Tal, im Seichten, Ein solches Werk niemals in Rausch versetzt …   Am Gipfel, wo der Himmel blauer leuchtet, Schnitt ich zur Abendstunde ein Sonett Für jene, die auch solche Höhn erreichten.   1901

  В Альпах   На высоте, на снеговой вершине, Я вырезал стальным клинком сонет. Проходят дни. Быть может и доныне Снега хранят мой одинокий след.   На высоте, где небеса так сини, Где радостно сияет зимний свет, Глядело только солнце, как стилет Чертил мой стих на изумрудной льдине.   И весело мне думать, что поэт Меня поймет. Пусть никогда в долине Его толпы не радует привет!   На высоте, где небеса так сини, Я вырезал в вечерний час сонет Лишь для того, кто на вершине.  

Мне нравится, что вы больны не мной

Mich freut, daß Sie toll sind: nicht nach mir,

Mich freut, daß ich toll bin: nicht nach Ihnen,

Daß nie die Erde, das schwere Quartier,

Hinwegschwimmen wird unter mir und Ihnen.

Mich freut, daß ich weiterhin undressiert

Und lustig bleib, ohne die Dame zu mimen,

Und nicht erröte in schlecht ersticker Gier,

Weil unsre Ärmel sich zu streifen schienen.

  Auch freut mich, daß Sie vor meinen Augen

In Herzensruhe die andere umschlißen

Und nicht prophezein, daß ich auf Höllenalaun

Geröstet werde, weil nicht Sie ich küsse;

Daß Sie, Zärtlicher, den zarten Laut

Meines Namens nicht tagnächtlich nutzlos aufbieten,

Daß nie man im stillen Kirchenstaub

Ein Jubellied singen wird, uns zu grüßen.

  Ich danke Ihnen — Herz und Hand! — dafür,

Daß Sie mich unwissend in Ihnen

Tragen: für meine nächtlich stille Tür,

Die seltenen Treffen unter Dämmenrgardinen,

Die Nichtspaziergänge im Mondrevier,

Für unsre Köpfe, nicht von Sonne beschienen —


Dafür, daß Sie toll sind — leider — nicht nach mir,

Dafür, daß ich toll bin — leider — nicht nach Ihnen!

  Übersetzung von Richard Pietraß

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной — 

Распущенной — и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

  Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я вас не целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе…

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

  Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня — не зная сами! —

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами, —

За то, что вы больны — увы! — не мной,


За то, что я больна — увы! — не вами!

  3 Мая 1915

Harfenspieler

Wer nie sein Brot mit Tränen aß, Wer nie die kummervollen Nächte Auf seinem Bette weinend saß, Der kennt euch nicht, ihr himmlischen Mächte. Ihr führt ins Leben uns hinein, Ihr lasst den Armen schuldig werden, Dann überlasst ihr ihn der Pein: Denn alle Schuld rächt sich auf Erden. Harfenspieler (арфист: die Harfe — арфа + der Spieler — играющий) Wer nie sein Brot (кто никогда свой хлеб) mit Tränen (со слезами: die Träne) aß (/не/ ел: essen), Wer nie die kummervollen (полные горя, скорбные: der Kummer) Nächte (ночи: die Nacht) Auf seinem Bette (на своей постели: das Bett) weinend (плача) saß (/не/ сидел: sitzen), Der kennt euch nicht (тот не знает вас), ihr himmlischen Mächte (вы, небесные силы: die Macht). Ihr führt (вы ведете) ins Leben uns (в жизнь нас) hinein (туда-внутрь) = (вы вводите нас в жизнь), Ihr lasst (пускаете, позволяете, побуждаете) den Armen (бедного, беднягу) schuldig werden (провиниться: «стать виноватым»), Dann (потом, затем) überlasst ihr ihn (предоставляете вы его, передаете, уступаете) der Pein (муке, мучению): Denn (так как) alle Schuld (всякая вина) rächt sich (мстится, отмщается) auf Erden (на земле: die Erde).

Nähe des Geliebten / Близость любовников

Ich denke dein, wenn mir der Sonne Schimmer Vom Meere strahlt; Ich denke dein, wenn sich des Mondes Flimmer In Quellen malt. Ich sehe dich, wenn auf dem fernen Wege Der Staub sich hebt; In tiefer Nacht, wenn auf dem schmalen Stege Der Wandrer bebt. Ich höre dich, wenn dort mit dumpfem Rauschen Die Welle steigt. Im stillen Hain da geh ich oft zu lauschen, Wenn alles schweigt. Ich bin bei dir, du seist auch noch so ferne. Du bist mir nah! Die Sonne sinkt, bald leuchten mir die Sterne. O wärst du da!

Блеснет заря, и все в моем мечтаньи ‎Лишь ты одна, Лишь ты одна, когда поток в молчаньи ‎Сребрит луна. Я зрю тебя, когда летит с дороги ‎И пыль, и прах И с трепетом идет прошлец убогий ‎В глухих лесах. Мне слышится твой голос несравненный ‎И в шуме вод; Под вечер он к дубраве оживленной ‎Меня зовет. Я близ тебя; как не была б далеко, ‎Ты все ж со мной. Взошла луна. Когда б в сей тьме глубокой ‎Я был с тобой!

Сероглазый король / König Grauauge

König Grauauge   Sei mir gerühmt, unausweichlicher Schmerz! König Grauauge starb gestern das Herz.   Der herbstliche Abend war purpurn und schwül. Mein Mann kam nach Hause und sagte mir kühl:   »Weißt du, man brachte ihn heim von der Jagd, Den Leib bei der alten Eiche man barg.   Die arme Königin, jung anzuschaun! Im Lauf einer Nacht ist sie völlig ergraut.«   Er fand seine Pfeife auf dem Kamin Und ging dann zur Arbeit, die nächtlich beginnt.   Ich wecke jetzt auf mein Töchterlein fein, Schau in ihre Augen, die grauen, hinein.   Es flüstern die Pappeln vom Fenster her: »Es gibt deinen König auf Erden nicht mehr …«   10. Dezember 1910 Carskoe Selo

      Сероглазый король   Слава тебе, безысходная боль! Умер вчера сероглазый король.   Вечер осенний был душен и ал, Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:   «Знаешь, с охоты его принесли, Тело у старого дуба нашли.   Жаль королеву. Такой молодой!… За ночь одну она стала седой».   Трубку свою на камине нашел И на работу ночную ушел.   Дочку мою я сейчас разбужу, В серые глазки ее погляжу.   А за окном шелестят тополя: «Нет на земле твоего короля…»   11 декабря 1910

Die Eine Klage / Жалоба

Wer die tiefste aller Wunden Hat in Geist und Sinn empfunden Bittrer Trennung Schmerz; Wer geliebt was er verloren, Lassen muss was er erkoren, Das geliebte Herz, Der versteht in Lust die Tränen Und der Liebe ewig Sehnen Eins in Zwei zu sein, Eins im Andern sich zu finden, Dass der Zweiheit Gränzen schwinden Und des Daseins Pein. Wer so ganz in Herz und Sinnen Konnt’ ein Wesen liebgewinnen O! den tröstet’s nicht Dass für Freuden, die verloren, Neue werden neu geboren: Jene sind’s doch nicht. Das geliebte, süße Leben, Dieses Nehmen und dies Geben, Wort und Sinn und Blick, Dieses Suchen und dies Finden, Dieses Denken und Empfinden Giebt kein Gott zurück. Тот, чья боль неисцелима, чья душа огнём палима, смертною тоской, чья любовь — сплошные муки, кто изведал ад разлуки с любящей душой, тот поймёт, какое счастье — плакать от взаимной страсти, где в союзе воль отчуждённость роковая, в единеньи исчезая, прочь уносит боль. Кто всем сердцем и душою существо обрёл родное, не найдёт, увы, в новых радостях покоя вместо отнятых судьбою — те уже мертвы. С полуслова пониманье, счастье дара и признанья, нежность без тревог, всё, чего душа алкала, всё, что было и пропало — не вернёт и Бог.

(перевод с немецкого — Л.Кириллина)

Йозеф Гайдн

Франц Йозеф Гайдн (Franz Joseph Haydn) (1732 – 1809) – австрийский композитор. Он родился в семье каретного мастера, но с самого раннего детства был серьезно увлечен музыкой. Гайдн является представителем венской классической школы и основоположником классического стиля написания струнных квартетов и симфоний. Композитор также внес весомый вклад в такой жанр, как сонаты для клавира. В 1797 году Йозеф Гайдн создал мелодию, которую он назвал «Песнь Кайзера». Он посвятил ее своему государю — Францу II. Мелодия начиналась со слов: «Боже, храни императора Франца, нашего славного императора Франца». Созданная Гайдном мелодия довольно быстро завоевала любовь общественности и получила официальное название «Императорский гимн Австрии». Впоследствии именно ее положат в основу гимнов не только Австро-Венгрии, но и Германии.

Abschied (Zu lieblich…) / Прощание

Zu lieblich ist’s, ein Wort zu brechen, Zu schwer die wohlerkannte Pflicht, Und leider kann man nichts versprechen, Was unserm Herzen widerspricht. Du übst die alten Zauberlieder, Du lockst ihn, der kaum ruhig war, Zum Schaukelkahn der süßen Torheit wieder, Erneust, verdoppeltst die Gefahr. Was suchst du mir dich zu verstecken! Sei offen, flieh nicht meinem Blick! Früh oder spät musst’ ich’s entdecken, Und hier hast du dein Wort zurück. Was ich gesollt, hab’ ich vollendet; Durch mich sei dir von nun an nichts verwehrt; Allein, verzeih dem Freund, der sich nun von dir wendet Und still in sich zurücke kehrt. Нарушить слово так заманчиво, Но должником быть нелегко, Ведь обещания обманчивы, Когда от сердца далеко. Чаруешь песнями-колдуньями, Покой недавний бередишь, И одинокий чёлн в безумии В опасность бросить норовишь. Желаешь спрятаться, укрыться! Боишься встретить вновь мой взгляд! Я знал, что слово возвратится, И примешь ты его назад. Я испытал положенную муку; Всё кончено, свободна ты от друга; Которому хватило силы духа Сказать «Прости», хоть нелегка разлука.

(перевод: Т.Воронцова)

Перевод и понимание смыслов немецкой поэзии

Очень важной задачей является ещё и само понимание произведения. Когда вы нашли приятный по звучанию текст, вам нужно его перевести

В переносе поэтического смысла на родной язык всегда обнаруживается наибольшее количество проблем и ошибок: ведь автор не старается угодить иностранцу. Его главная цель — это ритм, рифма, так что в стихотворении могут встречаться редкие слова, сокращения, любые, в том числе устаревшие формы существительных и глаголов.

Мы советуем переводить произведение в два этапа: сначала выделить знакомые выражения и перевести со словарём все новые слова — так вы наиболее эффективно поработаете над своим словарным запасом. Вторым шагом вы должны постараться собрать все смыслы вместе — если вы не можете понять, что же имел в виду поэт не расстраивайтесь, это возможно, так как в стихотворении встречаются метафоры, скрытые смыслы и аллюзии.

Порой только носитель языка может до конца разобраться в хитросплетениях авторской мысли. Если вы попали в такую ситуацию, то поищите профессиональный перевод. Кроме того, если вы только начинаете изучать немецкий язык, то постарайтесь заранее выбирать те произведения (часто это популярные стихи) у которых гарантированно есть заверенный перевод.

An den Mond

Füllest wieder Busch und Tal Still mit Nebelglanz, Lösest endlich auch einmal Meine Seele ganz; Breitest über mein Gefild Lindernd deinen Blick, Wie des Freundes Auge mild Über mein Geschick. Jeden Nachklang fühlt mein Herz Froh- und trüber Zeit, Wandle zwischen Freud und Schmerz In der Einsamkeit. Fließe, fließe, lieber Fluss! Nimmer werd ich froh, So verrauschte Scherz und Kuss, Und die Treue so. Ich besaß es doch einmal, Was so köstlich ist! Dass man doch zu seiner Qual Nimmer es vergisst! Rausche, Fluss, das Tal entlang, Ohne Rast und Ruh, Rausche, flüstre meinem Sang Melodien zu, Wenn du in der Winternacht Wütend überschwillst, Oder um die Frühlingspracht Junger Knospen quillst. Selig, wer sich vor der Welt Ohne Hass verschließt, Einen Freund am Busen hält Und mit dem genießt, Was, von Menschen nicht gewusst Oder nicht bedacht, Durch das Labyrinth der Brust Wandelt in der Nacht.

An den Mond (к луне) Füllest (наполняешь, заполняешь) wieder (снова) Busch (кусты, кустарник: der Busch) und Tal (долину: das Tal) Still (тихо) mit Nebelglanz (туманным блеском, сиянием; der Nebel — туман), Lösest (освобождаешь, развязываешь) endlich (наконец) auch (также) einmal (один раз) = (освобождаешь наконец-то) Meine Seele (мою душу) ganz (полностью, целиком); Breitest (распространяешь, расстилаешь) über mein Gefild (над моей равниной, полем, нивой: das Gefilde) Lindernd (смягчая, успокаивая /боль, тревогу/) deinen Blick (твой взор), Wie des Freundes Auge (как друга глаз: das Auge) mild (мягкий, добрый, сострадательный) Über mein Geschick (над моей судьбой, участью: das Geschick). Jeden Nachklang (каждый отзвук, продолжение звучания; klingen — звучать; nach — вслед) fühlt mein Herz (чувствует мое сердце: das Herz) Froh- und trüber Zeit (радостного и мрачного времени), Wandle (бреду, брожу: wandeln) zwischen Freud und Schmerz (между радостью и болью: die Freude; der Schmerz) In der Einsamkeit (в одиночестве). Fließe (теки), fließe, lieber Fluss (милая река)! Nimmer (никогда) werd ich froh (/не/ стану я радостным), So verrauschte (так отшумели, стихли: «отшелестели»; rauschen — шелестеть) Scherz (шутка, забава: der Scherz) und Kuss (поцелуй: der Kuss), Und die Treue (верность) so. Ich besaß es (я владел, обладал этим: besitzen) doch (же) einmal (однажды), Was so köstlich ist (/тем,/ что так восхитительно)! Dass (так, что) man doch zu seiner Qual (на свою муку: «к своей муке») Nimmer es vergisst (никогда этого не забудешь: vergessen) = (и надо же, такое не забывается)! Rausche (шелести, журчи), Fluss, das Tal entlang (вдоль долины = по долине), Ohne Rast (без передышки, остановки: die Rast) und Ruh (и покоя: die Ruh), Rausche, flüstre (шепчи: flüstern) meinem Sang (моей песне: der Sang) Melodien (мелодии: die Melodie) zu (нашептывай, подсказывай: zuflüstern), Wenn du in der Winternacht (когда ты зимней ночью: der Winter + die Nacht) Wütend (яростно, ярясь) überschwillst (переполняешься, набухаешь = выходишь из берегов: überschwellen), Oder (или) um (вокруг) die Frühlingspracht (весеннего великолепия: der Frühling + die Pracht) Junger Knospen (молодых почек, бутонов: die Knospe) quillst (пробиваешься, просачиваешься, набухаешь: quellen) = (омываешь, пробиваясь, просачиваясь)

Selig (блажен), wer sich (кто себя) vor der Welt (от мира: «перед миром») Ohne Hass (без ненависти: der Hass; hassen — ненавидеть) verschließt (запирает) = (запирается), Einen Freund (друга) am Busen (у груди: der Busen) hält (держит: halten) Und mit dem (с ним) genießt (наслаждается /тем/, вкушает /то/), Was (что), von Menschen (людьми) nicht gewusst (не знаемо; wissen — знать) = (что людям неизвестно) Oder nicht bedacht (или о чем не подумали, что не приняли во внимание; bedenken — обдумывать, принимать во внимание), Durch das Labyrinth (через лабиринт = по лабиринту) der Brust (груди) Wandelt (бредет, движется) in der Nacht (в ночи, ночью)

Гофман фон Фаллерслебен

Август Генрих Гофман фон Фаллерслебен (Hoffmann von Fallersleben) (1798-1874) — известный немецкий поэт и филолог. Фаллерслебен всю жизнь посвятил изучению истории немецких народных песен, выпустил множество песенных сборников. Но известен он тем, что в 1841 году, находясь на маленьком островке Гельголанд в Балтийском море (кстати, в те времена этот остров был частью Великобритании), сочинил текст к «Песне немцев» («Deutschland, Deutschland über alles», в переводе на русский — «Германия, Германия превыше всего»). Это событие произошло за несколько лет до Мартовской революции, причиной которой стала борьба за объединение немецких княжеств в единое государство. Патриотично настроенным немцам очень понравилась «Песня», в которой во главу ставились интересы немецкого народа и его единение. Именно эта песня впоследствии была взята за основу будущего гимна Германии

Кстати, важно отметить, что в то время все германоязычные народы, населяющие Европу, в том числе австрийцев, было принято считать «немцами». Начало стихотворения Гофмана фон Фаллерслебена, а именно строчки — «Германия превыше всего» означали, что для любого патриотичного немца важнее и ценнее всего должна быть только родина. Отсылка к этой строчке звучит в песне «Deutschland» группы Rammstein, разбор которой можно почитать в нашей статье

Вторая строфа текста призывала сохранить и сберечь истинную репутацию Германии, под которой подразумевались «немецкие женщины, немецкая верность, немецкое вино и немецкие песни» (и с этим трудно поспорить). В последней части «Песни» содержался призыв к единству, праву и свободе, ведь именно они, по мнению поэта, являются залогом счастья, роста и дальнейшего процветания немецкого государства! Судьба «песни без слов». Нельзя не рассказать о том, что в период разделения страны на две части, в ГДР был свой собственный и уникальный гимн. Стихи к нему были написаны поэтом Йоханнесом Бехером (Johannes Becher), а музыку создал Ханс Эйслер (Hanns Eisler). За создание государственного гимна и поэт, и композитор в то время были удостоены почетной награды, им вручили Национальную премию. Государственный гимн Германской Демократической Республики был принят в ноябре 1949 г. и получил гордое и высокое название — «Восставшая из руин» («Auferstanden aus Ruinen»). Давайте прочитаем первую часть гимна (всего же их было три):

Auferstanden aus Ruinen Und der Zukunft zugewandt, Laß uns dir zum Guten dienen, Deutschland, einig Vaterland. Alte Not gilt es zu zwingen, Und wir zwingen sie vereint, Denn es muß uns doch gelingen, Daß die Sonne schön wie nie Über Deutschland scheint. Über Deutschland scheint. Возрождённая из руин И обращенная к будущему, Будем же служить тебе во благо, Германия, единое отечество. Старую беду нужно преодолеть, И преодолеем мы её вместе, Нужно, чтобы нам удалось, Чтобы солнце красиво как никогда Светило над Германией, Светило над Германией.

В истории этого гимна был один интересный факт – в те годы в условиях довольно сложных отношений между Восточной и Западной Германией его исполняли без слов, потому что в тексте явно упоминалась единая страна. Любопытно, что после окончания Второй мировой войны немецкий гимн некоторое время вообще был инструментальным. После того, как в 1990 году пала Берлинская стена, гимн Федеративной Республики Германия стал общим, как для западной, так и для восточной части страны, несмотря на многочисленные споры. В то время многие выступали за отказ от использования текста «Песни немцев» в качестве гимна. Однако в 1991 году президент страны Рихард фон Вайцзеккер (Richard Karl Freiherr von Weizsäcker) утвердил текст «Песни немцев» в качестве государственного гимна единой Германии, разрешив исполнять только третью, то есть последнюю строфу (повезло немцам в этом плане — выучить одну строфу, это вам не несколько куплетов нашего гимна!). Именно в таком виде национальный гимн Германии существует и по сегодняшний день:

«Einigkeit und Recht und Freiheit für das deutsche Vaterland! Danach lasst uns alle streben brüderlich mit Herz und Hand! Einigkeit und Recht und Freiheit sind des Glückes Unterpfand; blüh im Glanze dieses Glückes, blühe, deutsches Vaterland». Единство, право и свобода для немецкой отчизны! Давайте все стремиться к этому по-братски, сердцем и рукой! Единство, право и свобода — залог счастья. Процветай в блеске этого счастья, процветай, немецкая Отчизна!

* * *

Дым над полемЛене Леви мчала к ночи,семеня в поджатых юбках,по пустым и долгим улкам,по предместью.И она плаксиво сныластранно спутанные сречи, кои светер слобно луссил какс фасольку,кишки чьи свисали с ветокчьи кровя текли с карнизов,сто сдыхала пот сапоромкакс обака.Лене мчала до упора:крыши пасти показали;окна выпустили когти кошек; тени—алкоголики шаталисьтак, что дом за домомонемевший город бросив,вышли стадом в поле, кое месяц пачкал…Ленхен вынула из торбыкороб с надписью «Манила»,выбрала сигаруи, заплакав, закурила…Альфред Лихтенштейнперевод с немецкого Терджимана КырымлыDer Rauch auf dem FeldeLene Levi lief am AbendTrippelnd, mit gerafften Röcken,Durch die langen, leeren StraßenEiner Vorstadt.Und sie sprach verweinte, wehe,Wirre, wunderliche Worte,Die der Wind warf, daß sie knalltenWie die Schoten,Sich an Bäumen blutig ritztenUnd verfetzt an Häusern hingenUnd in diesen tauben StraßenEinsam starben.Lene Levi lief, bis alleDächer schiefe Mäuler zogen,Und die Fenster Fratzen schnittenUnd die SchattenGanz betrunkne Späße machten —Bis die Häuser hilflos wurdenUnd die stumme Stadt vergangenWar in weitenFeldern, die der Mond beschmierte…Lenchen nahm aus ihrer TascheEine Kiste mit Zigarren,Zog sich weinendAus und rauchte…Alfred Lichtenstein

Из этого выйдет толк!

Доказанный факт: учить стихи на иностранном языке — занятие трудное, но очень полезное. Существует несколько причин, почему вечером вам стоит открыть сборник стихотворений и начать учить одно из них.

Восприятие на слух

И в родном, и в иностранном языке стихотворения выполняют значимую функцию: они помогают адаптироваться к быстрому произношению, которое характерно для разговорной речи. Рифма, которой отличается поэзия, подсказывает следующее слово, поэтому рифмованные тексты в разы легче запомнить, чем отрывки прозы.

Курс на иностранные слова

Учить слова проще, когда они разбиты на темы. То есть, когда в лексике есть какой-то порядок, то и мозгу легче понять, к какой области относится группа слов, чтобы закрепить за ними место в долговременной памяти. Кроме того, что слова в стихотворениях, особенно базового уровня, объединены одной темой, они произносятся в такт. Это тоже помогает запоминать новые выражения быстрее.

Ещё один плюс стихотворений — эмоции. Благодаря тому, что поэзия чаще всего экспрессивна, она задаёт определенное настроение. Как известно, всё, что вызывает у нас эмоции намного глубже оседает в нашей памяти и без всякой зубрёжки.

Произношение

Чтобы выучить даже небольшое стихотворение, нам нужно прочитать его вслух много раз. В это время активно работают визуальная и слуховая память, которые помогают новым выражениям зацепиться в голове. Так, незаметно для себя мы запоминаем не только иностранные слова, но и то, как они пишутся и звучат.

Каждый раз, когда вы будете читать кому-то выученное стихотворение на немецком, вы будете отрабатывать его произношение, а значит, тренировать собственную устную речь.


С этим читают