Прогулка по москве

Стихи про Москву для первоклассников

Фёдор Глинка «Москва»


Город чудный, город древний,

Ты вместил в свои концы

И посады и деревни,

И палаты и дворцы!

Опоясан лентой пашен,

Весь пестреешь ты в садах:

Сколько храмов, сколько башен

На семи твоих холмах!..

На твоих церквах старинных

Вырастают дерева;

Глаз не схватит улиц длинных —

Это матушка Москва!

Кто, силач, возьмёт в охапку

Холм Кремля-богатыря?

Кто собьёт златую шапку

У Ивана-звонаря?

Кто Царь-колокол подымет?

Кто Царь-пушку повернёт?

Шляпы кто, гордец, не снимет

У святых в Кремле ворот?!

Процветай же славой вечной,

Город храмов и палат!

Град срединный, град сердечный,

Коренной России град!

Валерий Брюсов

* * *

Нет тебе на свете равных,

Стародавняя Москва!

Блеском дней, вовеки славных,

Будешь ты всегда жива!

Град, что строил Долгорукий

Посреди глухих лесов,

Вознесли любовно внуки

Выше прочих городов!

Здесь Иван Васильич Третий

Иго рабства раздробил,

Здесь, за длинный ряд столетий,

Был источник наших сил.

Здесь нашла свою препону

Поляков надменных рать;

Здесь пришлось Наполеону


Зыбкость счастья разгадать.

Здесь, как было, так и ныне —

Сердце всей Руси Святой,

Здесь стоят её святыни,

За Кремлёвскою стеной!

Здесь пути перекрестились

Ото всех шести морей,

Здесь великие учились —

Верить Родине своей!

Расширяясь, возрастая,

Вся в дворцах и вся в садах,

Ты стоишь, Москва святая,

На своих семи холмах…

Ирина Токмакова «Красная площадь»

Mы с детства запомнили эти слова,

И нету прекрасней и проще

Для города имени — город Москва,

Для площади — Красная площадь.

На свете немало других площадей,

Героев на свете немало,

Но сколько здесь было отважных людей

Пожалуй, нигде не бывало!

Кто в море уходит, кто в космос летит,

Маршрут пролагая опасный.

Но каждый считает началом пути

Прогулку по площади Красной.

Тут встретишь гостей из столицы любой:

Парижа, Софии, Каира!

Давай же сегодня пройдёмся с тобой

По стартовой площади мира.

Виктор Гусев «Песня о Москве»

Хорошо на московском просторе!

Светят звёзды Кремля в синеве.

И, как реки встречаются в море,

Так встречаются люди в Москве.

Нас весёлой толпой окружила,

Подсказала простые слова,

Познакомила нас, подружила

В этот радостный вечер Москва.

И в какой стороне я ни буду,

По какой ни пройду я траве,

Друга я никогда не забуду,


Если с ним подружился в Москве.

Не забыть мне очей твоих ясных

И простых твоих ласковых слов,

Не забыть мне московских прекрасных

Площадей, переулков, мостов,

Скоро встанет разлука меж нами,

Зазвенит колокольчик: «Прощай!»

За горами, лесами, полями

Ты хоть в песне меня вспоминай.

И в какой стороне я ни буду,

По какой ни пройду я траве,

Друга я никогда не забуду,

Если с ним подружился в Москве.

Волны радио ночью примчатся

Из Москвы сквозь морозы и дым.

Голос дальней Москвы мне казаться

Будет голосом дальним твоим.

Но я знаю, мы встретимся скоро, —

И тогда, дорогая, вдвоём

На московских широких просторах

Мы опять эту песню споём.

И в какой стороне я ни буду,

По какой ни пройду я траве,

Друга я никогда не забуду,

Если с ним подружился в Москве.

Владимир Борисов «Москва»

Городов не перечесть:

И Париж, и Лондон есть,

Рим, Венеция, Берлин,

Вена, Токио, Пекин —

Городов великих, славных,

Людных, шумных, ярких самых.

Удивительных… и всё же

Есть один — всего дороже,

Город, близкий и родной,

Тот, что нарекли Москвой.

Владимир Борисов «Родня»

Я — москвич,

В Москве родился,

Я с Москвою породнился,

И теперь моя родня

Здесь, под боком у меня.


Боровицкий холм — мой дед,

Вдаль глядит он столько лет!

От него берёт размах

Город на семи холмах.

Бабка мне — Москва-река,

В сером камне берега.

Кремль московский — мой отец,

Он и крепость, и дворец.

Площадь Красная —

Мне мать.

О судьбе её великой

Можно в песне,

Можно в книге

Быль и небыль рассказать.

Нет! Не только для меня —

Всей стране Москва — родня,

Потому что бьётся в ней

Сердце Родины моей!

Москва… как много в этом звуке!

Стихи о Москве русских поэтов

Москва, Москва!.. люблю тебя как сын…

Москва, Москва!.. люблю тебя как сын, Как русский, – сильно, пламенно и нежно! Люблю священный блеск твоих седин И этот Кремль зубчатый, безмятежный. Напрасно думал чуждый властелин С тобой, столетним русским великаном, Померяться главою и – обманом Тебя низвергнуть. Тщетно поражал Тебя пришлец: ты вздрогнул – он упал! Вселенная замолкла… Величавый, Один ты жив, наследник нашей славы. Ты жив!.. Ты жив, и каждый камень твой – Заветное преданье поколений… Михаил Лермонтов

Золотая моя Москва!

Я по свету немало хаживал, Жил в землянках, в окопах, в тайге, Похоронен был дважды заживо, Знал разлуку, любил в тоске. Но Москвою привык я гордиться И везде повторяю слова: Дорогая моя столица, Золотая моя Москва! У горячих станков и орудий, В нескончаемой лютой борьбе О тебе беспокоятся люди, Пишут письма друзьям о тебе. И врагу никогда не добиться, Чтоб склонилась твоя голова, Дорогая моя столица, Золотая моя Москва! Марк Лисянский

Москва

В Москве на Красной площади Толпа черным-черна. Гудит от тяжкой поступи Кремлевская стена. На рву у места лобного, У церкви Покрова Возносят неподобные Нерусские слова.

Ни свечи не засвечены, К обедне не звонят. Все груди красным мечены, И плещет красный плат.

По грязи ноги хлюпают. Молчат. Подходят. Ждут. На паперти слепцы поют Про кровь, про казнь, про суд. Максимилиан Волошин

Евгений Онегин (отрывок)

Но вот уж близко. Перед ними Уж белокаменной Москвы, Как жар, крестами золотыми Горят старинные главы. Ах, братцы! как я был доволен, Когда церквей и колоколен, Садов, чертогов полукруг Открылся предо мною вдруг! Как часто в горестной разлуке, В моей блуждающей судьбе, Москва, я думал о тебе! Москва… как много в этом звуке Для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!! Александр Пушкин

Москве

Давно цари России новой, Оставив стольный град Москвы, В равнинах Ингрии суровой Разбили лагерь у Невы; Но духом ты, Москва, не пала И, древнею блестя красой, Ты никогда не перестала Быть царства нашего душой. Твой дух в одно его скрепляет; Любовь к отчизне, как струя, От сердца к сердцу пробегает По целой Руси из Кремля. Но ту любовь, с которой дикой Пустыню любит – ты слила С огнем науки и великой О Руси мыслью облекла. Связав минувшее с грядущим, Забвенье с предков ты сняла, И поколеньям ныне сущим Ты мысль отечества дала. Оно – в той вере величавой, Что Русь живет в моей груди; Что есть за мной уж много славы И больше будет впереди; Что в доле темной или громкой Полезен родине мой труд И что дела мои – потомки Благословят иль проклянут… Москва! в слезах подъемлю руки К тебе, как к матери дитя, В день драгоценный для науки, В день приснославный для тебя! О, пусть кричат трибуны злые – Мы верим сердцу своему Жива Москва – сильна Россия, И Божий свет рассеет тьму! Аполлон Майков

Сергей Есенин. Стихи о Москве

Да! Теперь — решено. Без возврата…

Да! Теперь — решено. Без возврата Я покинул родные края. Уж не будут листвою крылатой Надо мною звенеть тополя.

Низкий дом без меня ссутулится, Старый пёс мой давно издох. На московских изогнутых улицах Умереть, знать, сулил мне Бог.

Я люблю этот город вязевый, Пусть обрюзг он и пусть одрях. Золотая дремотная Азия Опочила на куполах.

А когда ночью светит месяц, Когда светит… чёрт знает, как! Я иду, головою свесясь, Переулком в знакомый кабак.

Шум и гам в этом логове жутком, Но всю ночь напролёт, до зари, Я читаю стихи проституткам И с бандитами жарю спирт.

Сердце бьётся всё чаще и чаще, И уж я говорю невпопад: — Я такой же, как вы, пропащий, Мне теперь не уйти назад.

Низкий дом без меня ссутулится, Старый пёс мой давно издох. На московских изогнутых улицах Умереть, знать, сулил мне Бог.

Мария Цветаева. Стихи о Москве

Над городом, отвергнутым Петром…

Над городом, отвергнутым Петром, Перекатился колокольный гром. Гремучий опрокинулся прибой Над женщиной, отвергнутой тобой. Царю Петру и вам, о царь, хвала! Но выше вас, цари, колокола. Пока они гремят из синевы – Неоспоримо первенство Москвы.

И целых сорок сороков церквей Смеются над гордынею царей!

Москва! – Какой огромный…

— Москва! – Какой огромный Странноприимный дом! Всяк на Руси – бездомный. Мы все к тебе придем. Клеймо позорит плечи, За голенищем нож. Издалека-далече Ты все же позовешь.

На каторжные клейма, На всякую болесть – Младенец Пантелеймон У нас, целитель, есть.

А вон за тою дверцей, Куда народ валит, Там Иверское сердце Червонное горит.

И льется аллилуйя На смуглые поля. Я в грудь тебя целую, Московская земля!

Стихи о Москве

Облака – вокруг, Купола – вокруг, Надо всей Москвой Сколько хватит рук! Возношу тебя, бремя лучшее, Деревцо моё Невесомое!

В дивном граде сём, В мирном граде сём, Где и мёртвой – мне Будет радостно, Царевать тебе, горевать тебе, Принимать венец, О мой первенец!

Ты постом говей, Не сурьми бровей И все сорок – чти – Сороков церквей. Исходи пешком – молодым шажком! Всё привольное Семихолмие.

Будет твой черёд: Тоже – дочери Передашь Москву С нежной горечью. Мне же вольный сон, колокольный звон, Зори ранние – На Ваганькове.

***

Семь холмов – как семь колоколов! На семи колоколах – колокольни. Всех счётом – сорок сороков. Колокольное семихолмие!

В колокольный я, во червонный день Иоанна родилась Богослова. Дом – пряник, а вокруг плетень И церковки златоголовые.

И любила же, любила же я первый звон, Как монашки потекут к обедне, Вой в печке, и жаркий сон, И знахарку с двора соседнего.

Провожай же меня весь московский сброд, Юродивый, воровской, хлыстовский! Поп, крепче позаткни мне рот Колокольной землёй московскою!

Анализ стихотворения «Домики старой Москвы» Цветаевой

Широко известно, что М. Цветаева с огромной неприязнью относилась к наступлению новой эпохи, которая символизировала для нее победу обывательского образа жизни. Поэтесса считала, что родилась не в свое время. Она мечтала жить в романтическом XIX веке, когда женщину считали верхом совершенства и относились к ней, как к божеству. Такой взгляд Цветаевой ярко выражен в стихотворении «Домики старой Москвы» (1911 г.).

Лирическая героиня обращается к старинным московским домам, которые были населены представителями аристократии. Она жалеет о том, что таких шедевров архитектуры становится все меньше. Сравнивая жилища «прабабушек томных» с «дворцами ледяными», Цветаева считает, что они хранили в себе особую атмосферу. «Потолки расписные», «до потолков зеркала» представляли собой полную противоположность современной безвкусице. В «домиках старой Москвы» было невозможно опуститься до уровня пошлой мещанской жизни. Их жильцы сохраняли чистоту аристократической «породы». Они обладали тонким художественным вкусом, врожденным благородством и изысканными манерами, т. е. теми качествами, которых уже практически не осталось у современников поэтессы.

Заменившие старые здания «уроды… в шесть этажей» олицетворяют для Цветаевой грубую и пошлую толпу серых одинаковых людей. Она с болью относится к стиранию сословных различий. Поэтесса не могла вынести жизнь в квартире с неизбежными ссорами и скандалами между соседями. Даже общение с людьми, которых Цветаева считала ниже себя по происхождению, приносило ей страдания.

Дома родовой знати были залогом сохранения русского величия. В этих последних оплотах бережно хранились национальные традиции российского родового дворянства. Их исчезновение, по мнению поэтессы, неизбежно выразится в общем падении культурного и духовного уровней.

Сама Цветаева родилась и до замужества прожила в таком старинном доме, находящемся в «переулочке скромном» (Трехпрудный переулок). С ним поэтессу связывают самые теплые и счастливые воспоминания. Семья Цветаевых вела активную творческую жизнь. Их дом часто посещали многие талантливые современники, профессора, искусствоведы, музыканты. В нем действительно царил особый аристократический дух.

Стихотворение «Домики старой Москвы» можно считать пророческим, так как дом, в котором родилась и выросла известная поэтесса, до наших дней не сохранился.

Москва с армадами, с канвой украсила дома…

Стихи об архитектуре Москвы

Зодчие

…Государь приказал. И в субботу на вербной неделе, Покрестись на восход, Ремешками схватив волоса, Государевы зодчие Фартуки наспех надели, На широких плечах Кирпичи понесли на леса.

Мастера выплетали Узоры из каменных кружев, Выводили столбы И, работой своею горды, Купол золотом жгли, Кровли крыли лазурью снаружи И в свинцовые рамы Вставляли чешуйки слюды.

И уже потянулись Стрельчатые башенки кверху. Переходы, Балкончики, Луковки да купола. И дивились ученые люди, Зане эта церковь Краше вилл италийских И пагод индийских была!

Был диковинный храм Богомазами весь размалеван, В алтаре, И при входах, И в царском притворе самом. Живописной артелью Монаха Андрея Рублева Изукрашен зело Византийским суровым письмом…

А в ногах у постройки Торговая площадь жужжала… Д. Кедрин

Архитектура Москвы (отрывок)

Колонный свод из многих стен, Что есть над каждою водою. Красавица… Достойна тем Архитектурною молвой.

Москва с армадами, с канвой Украсила дома – с такой Неповторимою красой, Достойной славы вековой.

Москва бескрайна многим тем, Украшена на взоре стен, Облита мрамором, бетоном, Металлом, деревом и взором.

Москва открыта многим нам, Пуская в путь к большим садам. Здесь рококо есть и ампир, Барокко, готика – весь мир!

Москва украшена везде – Красива ночью на воде – Неповторима и верна Старинным правилам всегда.

Но старое заменит новым И уберут в века всё то, Вчерашнее велико слово – Поставят завтрашнее всё!

И снова будет мир украшен Московских улиц, площадей. Здесь будет мило, будет краше! Москва красива и сильней! Павел Петров

***

Колонный свод из многих стен, Что есть над каждою водою. Красавица… Достойна тем Архитектурною молвой.

Москва с армадами, с канвой Украсила дома – с такой Неповторимою красой, Достойной славы вековой.

Москва бескрайна многим тем, Украшена на взоре стен, Облита мрамором, бетоном, Металлом, деревом и взором.

Москва открыта многим нам, Пуская в путь к большим садам. Здесь рококо есть и ампир, Барокко, готика – весь мир!

Москва украшена везде – Красива ночью на воде – Неповторима и верна Старинным правилам всегда.

Но старое заменит новым И уберут в века всё то, Вчерашнее велико слово – Поставя. Петров П.

Анализ стихотворения «Москва» Глинки

Федор Николаевич Глинка, офицер и общественный деятель, выйдя в отставку, пишет гимн русской истории и победам — стихотворение «Москва». Оно по праву занимает свое место в золотой фонде отечественной классической поэзии XIX века.

Стихотворение «Москва» написано в 1840 году. Его автору — 44 года, позади военные сражения, чиновничья служба, опала за поддержку восстания декабристов. Он сотрудничает с журналами «Москвитянин» и «Современник», пробует себя в жанре духовного стихотворения.

Произведение относится к жанру гражданской лирики (уместно назвать также оду и гимн), по размеру — четырехстопный хорей с перекрестной рифмой. Лирический герой — сам поэт.

Лексика возвышенная, торжественная, много восклицаний и риторических вопросов, обращений к столице: город чудный, город древний, кто Царь-колокол подымет? Это матушка Москва!

Это произведение духом и ликующей интонацией перекликается со стихотворением 1831 года А. Пушкина «Бородинская годовщина». Оно афористично и легко запоминается. Автор подчеркивает значимость прописной буквой: Царь-пушку. Вообще, много сложных (двусоставных) слов, роднящих стихотворение с устным народным творчеством: Кремля-богатыря, Ивана-звонаря.

Эпитеты подобраны с любовью к городу и стране: чудный, древний, бедовой, белокаменная, бурнопламенная, полоненною, срединный, сердечный, коренной. Город одушевлен поэтом: ты не гнула, лежала, восстала. Метафора: исполинскою рукою. Затруднение могут вызвать, пожалуй, лишь два слова: хартия (свиток, важный документ) и «выи» (шея). Автор с почти фотографической точностью описывает панораму Москвы. Любуясь городом в годы его наивысшего расцвета, он вспоминает былые бедствия.

Он адресуется и к непокорным окраинам империи: пасынки России поклонятся. В 6 строфе вопросительный знак соседствует с восклицательным, чтобы подчеркнуть невозможность даже для гордеца не смириться: у святых в Кремле ворот?! Сравнение: как мученик. Ф. Глинка употребляет обе формы слова: город и град. Повторы: кто. Упоминаются семь холмов, на которых стоит великий город. Поэт желает процветания Москве и России.

Участник Отечественной войны 1812 года, поэт и общественный деятель Ф. Глинка создал в 1840 году хрестоматийное патриотическое стихотворение «Москва». Соединение пейзажной лирики и возвышенного настроя — ключ к его нестареющему очарованию.

Люблю я, Москва, твою раннюю осень

Красивые стихи о Москве

Окликни улицы Москвы

Замоскворечье, Лужники, И Лихоборы, и Плющиха, Фили, Потылиха, Палиха, Бутырский хутор, Путинки, И Птичий рынок, и Щипок, И Сивцев Вражек, и Ольховка, Ямское Поле, Хомутовка, Котлы, Цыганский Уголок.

Манеж, Воздвиженка, Арбат, Неопалимовский, Лубянка, Труба, Ваганьково, Таганка, Охотный ряд, Нескучный сад. Окликни улицы Москвы, И тихо скрипнет мостовинка, И не москвичка – московитка Поставит ведра на мостки. Напьются Яузой луга, Потянет ягодой с Полянки, Проснутся кузни на Таганке, А на Остоженке – стога.

Зарядье, Кремль, Москва-река, И Самотека, и Неглинка, Стремянный, Сретенка, Стромынка, Староконюшенный, Бега.

Кузнецкий мост. Цветной бульвар, Калашный, Хлебный, Поварская, Колбасный, Скатертный, Тверская, И Разгуляй, и Крымский вал. У старика своя скамья, У кулика свое Болото. Привет, Никитские ворота! Садово-Сухаревская!

Окликни улицы Москвы… Д. Сухарев

Над Москвой–рекой звезды светятся

Над Москвой-рекой Звезды светятся. Хорошо б с тобой Нынче встретиться. Я б тебе сказал Слово нежное, Шли бы площадью Мы Манежною.

Вышли б к Пушкину Мы по Горького, Там бы встретились С ясной зорькою.

Показалось бы Дивной сказкою Нам с тобой шоссе Ленинградское.

Если любишь ты, Черноокая, Мы очнулись бы Только в Соколе.

Оказалась бы Трасса длинная Не длинней ничуть, Чем Неглинная. А. Фатьянов

Любимая Москва

Люблю я, Москва, когда ясной весною Запахнут душистой сиренью ветра… Как хочется слиться С тобою, столица, И петь тебе песни Всю ночь до утра!

Люблю я, Москва, твою раннюю осень, В червонных уборах бульвары твои… Над кронами сосен – Сентябрьская просинь, А в сердце, как в мае, Поют соловьи.

Люблю я, Москва, когда зимнею сказкой Сияет твой звёздный рубиновый свет, А с площади Красной Куранты на Спасской Шлют людям Земли Московский привет! В. Гудимов

Московский рассвет

Рассвет разлился над Москвой-рекою, Его встречает утра бодрый гам. И городской пейзаж передо мною – Большой букет, где счёта нет цветам!

Цветы благоухают на вазонах, Гирляндами свисают с белых тумб И буквами на солнечных газонах Выкладывают тексты моих дум.

Светло от ярких венчиков в столице: Они, нектар преобразив в добро, Сияние улыбок дарят лицам, Сверкая сквозь фонтанов серебро.

Иду в лучах задорных на работу. И, продолжая считывать мечты, С бордюров мне кивают беззаботно Московских клумб весёлые цветы. М. Ромашкинская

Берегите Москву!

Ночь морозная. Иней укутал траву. Пыль веков на державном граните. Заклинаю в ночи: берегите Москву! Храм истории нашей храните.

Долговязые краны над старой Москвой. На холмах что ни день, то обнова. Берегите Москву, каждый камень живой, Каждый выступ лица дорогого.

Я давно уже истиной этой живу. И какая б над миром ни шлялась погода, Я друзьям говорю: «Берегите Москву. Это главная наша забота!»

За грядою домов начинает светать. Белый пар над прохожими вьётся… Берегите Москву. Ей стоять и стоять. Мы проходим… Она – остается. Г. Горбовский


С этим читают