Все стихи юрия левитанского

Автор книги: Юрий Левитанский

Жанр: Поэзия, Поэзия и Драматургия

сообщить о неприемлемом содержимом Шрифт: — 100% +

Юрий Левитанский


Родился 21 января в Киеве. Окончив школу в 1938 в городе Сталине (ныне Донецк), едет в Москву, где учится в Институте философии, литературы и истории.

С началом Отечественной войны уходит на фронт солдатом, становится офицером, затем фронтовым корреспондентом, начав печататься в 1943 во фронтовых газетах.

В послевоенные годы выходит первый сборник стихотворений Левитанского -«Солдатская дорога» (1948) в Иркутске, затем сборники «Встреча с Москвой» (1949), «Самое дорогое» (1951), «Секретная фамилия» (1954) и др.

В 1955-57 учится на Высших литературных курсах при Литературном институте им.М.Горького. В 1963 публикует сборник стихов «Земное небо», замеченный поэтом А.Яшиным, сделавшим известными эти стихи и его автора. Левитанский переезжает в Москву. Кроме стихов, сборники которых регулярно печатались в различных изданиях, поэт занимается и переводами. В 1970 вышел сборник стихотворений «Кинематограф»; в 1975 – «Воспоминания о Красном снеге»; в 1980 – «Два времени»; в 1980 – «Сон о дороге»; в 1991 – «Белые стихи». Ю.Левитанский живет и работает в Москве.

Обаяние поэтического дара Юрия Левитанского, магия его поэзии – результат неустанного поиска поэтом добра, правды и красоты – неизменно влекут к себе читателей. Творчество поэта многогранно, во всем, о чем он писал, вы ощущаете щемящую любовь и нежность к людям, сопереживание, стремление пробудить к жизни все лучшее, что есть в человеческих душах, все истинно доброе и прекрасное. Поэзия Левитанского близка и понятна самым разным людям, и не случайно многие его стихотворения положены на музыку и зазвучали в песнях.

Что делать, мой ангел, мы стали спокойней…

Юрий Левитанский. «День такой-то».

Москва, «Художественная литература», 1976.

МОЕ ПОКОЛЕНИЕ

60 лет советской поэзии.

Собрание стихов в четырех томах.

Москва: Художественная литература, 1977.

ДИАЛОГ У НОВОГОДНЕЙ ЕЛКИ

Сергей Никитин. Времена не выбирают.

Москва, «Аргус», 1994.

Замирая, следил, как огонь…

1976

Юрий Левитанский. Когда-нибудь после меня.

Поэтическая библиотека.

Москва: Изд-во Х.Г.С., ГФ Полиграфресурсы, 1998.

Светлый праздник бездомности…

1976

Юрий Левитанский. Когда-нибудь после меня.

Поэтическая библиотека.

Москва: Изд-во Х.Г.С., ГФ Полиграфресурсы, 1998.

Как зарок от суесловья, как залог…

1976

Юрий Левитанский. Когда-нибудь после меня.

Поэтическая библиотека.

Москва: Изд-во Х.Г.С., ГФ Полиграфресурсы, 1998.


Я люблю эти дни…

Советская поэзия. В 2-х томах.

Библиотека всемирной литературы. Серия третья.

Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

Москва: Художественная литература, 1977.

Всего и надо, что вглядеться…

Советская поэзия. В 2-х томах.

Библиотека всемирной литературы. Серия третья.

Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

Москва: Художественная литература, 1977.

ИРОНИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК

Советская поэзия. В 2-х томах.

Библиотека всемирной литературы. Серия третья.

Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

Москва: Художественная литература, 1977.

Вот приходит замысел рисунка…

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

Здесь обычай древний…

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

Что я знаю про стороны света?..

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

Как я спал на войне…

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

Грач над березовой чащей…

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.


Вы помните песню про славное море?..

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

Не брести мне сушею…

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

ПЕЙЗАЖ

Юрий Левитанский. Стороны света.

Москва: Советский писатель, 1959.

Ритмы, звуки, цвет

Я бы назвала поэзию Юрия Левитанского «поэзией шести чувств», включая интуицию — и автора, и его читателя

Для читателя это особенно важно — немного сойти с ума, отбросить все нажитые представления, начать дышать в такт стихам, и чтобы сердце билось в ритме строф, и чтобы глаза увидели буйство красок и пастель полутонов

Если, паче чаяния, среди взявших в руки томик стихов, окажутся литературоведы и литературные критики, им нужно немедленно забыть о стопах, стихотворных размерах, метрах и ритмах в стихе, о хорее и ямбе, дактиле, амфибрахии и анапесте, а также о силлабо-тоническом стихосложении.

Давид Самойлов говорил о Юрии Левитанском как о «поэте личного отчаяния».

«В его замечательной поэзии… есть крылья поэтически осознанной и возвышенной жизни». Его стихи — «акварель душевных переживаний» (Михаил Луконин).

***

Когда в душе разлад —
строка не удается:
строке передается
разлаженность души.

Пока разлад в душе,
пока громам не стихнуть —
не пробуйте достигнуть 
гармонии в стихе.

Тут нужен лад иной,
нужны иные меры —
старинные размеры
тут вряд ли подойдут.

Попробуйте забыть
о ямбе и хорее,
и перейти скорее
к свободному стиху.

Попробуйте сменить
те горные стремнины
на вольные равнины
свободного стиха.

Пускай он грубоват
и даже разухабист,
но дактиль и анапест
пока вам не нужны.
Лишь он сейчас для вас
былина и баллада,
и музыке разлада
в нем дышится легко.

В нем есть простор душе,
он волен и раскован,
хоть кажется рискован
свободный этот лад.

Но нет здесь риска, нет,
и никакой угрозы,
и в час, когда все грозы
над вами отшумят,

когда утихнет гром
и тучи разойдутся,
вы можете вернуться
к тем далям вековым,

к тем далям снеговым,
к тем неоглядным высям,
чей воздух независим
от воздуха долин.

Там даль лежит в снегах,
там ямб медноголосый,
как бог светловолосый,
рокочет в облаках.
Он весело звенит.
Он презирает скуку.
Он легкую разлуку
легко вам извинит.

Примечания

  1. s:Указ Президента РФ от 29.05.1995 № 537
  2. . Дата обращения 22 января 2016.
  3.  (недоступная ссылка). Дата обращения 2 февраля 2010.
  4. День поэзии 1963. Ежегодник. — М.: Советский писатель, 1963
  5. . Дата обращения 21 марта 2011.
  6. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / . — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491,  с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.. — С. 221.
  7. . Дата обращения 2 февраля 2010.
  8. . Дата обращения 2 февраля 2010.
  9. . teatr.audio. Дата обращения 4 сентября 2016.
  10. . www.stranamam.ru. Дата обращения 4 сентября 2016.
  11.  (недоступная ссылка). Дата обращения 6 ноября 2011.
  12.  (недоступная ссылка). Дата обращения 1 июля 2014.

Кинематограф

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет. А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет. А потом в стене внезапно загорается окно. Возникает звук рояля. Начинается кино.

И очнулся, и качнулся, завертелся шар земной. Ах, механик, ради бога, что ты делаешь со мной! Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса заставляет меня плакать и смеяться два часа, быть участником событий, пить, любить, идти на дно…

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино! Кем написан был сценарий? Что за странный фантазер этот равно гениальный и безумный режиссер? Как свободно он монтирует различные куски ликованья и отчаянья, веселья и тоски! Он актеру не прощает плохо сыгранную роль — будь то комик или трагик, будь то шут или король. О, как трудно, как прекрасно действующим быть лицом в этой драме, где всего-то меж началом и концом два часа, а то и меньше, лишь мгновение одно…

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино! Я не сразу замечаю, как проигрываешь ты от нехватки ярких красок, от невольной немоты. Ты кричишь еще беззвучно. Ты берешь меня сперва выразительностью жестов, заменяющих слова. И спешат твои актеры, все бегут они, бегут — по щекам их белым-белым слезы черные текут. Я слезам их черным верю, плачу с ними заодно…

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино! Ты накапливаешь опыт и в теченье этих лет, хоть и медленно, а все же обретаешь звук и цвет. Звук твой резок в эти годы, слишком грубы голоса. Слишком красные восходы. Слишком синие глаза. Слишком черное от крови на руке твоей пятно…

Жизнь моя, начальный возраст, детство нашего кино! А потом придут оттенки, а потом полутона, то уменье, та свобода, что лишь зрелости дана. А потом и эта зрелость тоже станет в некий час детством, первыми шагами тех, что будут после нас жить, участвовать в событьях, пить, любить, идти на дно…

Жизнь моя, мое цветное, панорамное кино! Я люблю твой свет и сумрак — старый зритель, я готов занимать любое место в тесноте твоих рядов. Но в великой этой драме я со всеми наравне тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне. Даже если где-то с краю перед камерой стою, даже тем, что не играю, я играю роль свою. И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны, как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны, как сплетается с другими эта тоненькая нить, где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить, потому что в этой драме, будь ты шут или король, дважды роли не играют, только раз играют роль. И над собственною ролью плачу я и хохочу. То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу. То, что видел, с тем, что знаю, помоги связать в одно, жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино! Стихи о любви Советская поэзия. В 2-х томах. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм. Москва: Художественная литература, 1977.

» » На отдельной странице

Образование и армия

После школы Юрий уехал поступать в Москву. Там он стал студентом Института философии, истории и литературы. В то же время в этом учебном заведении числились такие известные личности, как Лев Озеров, Давид Самойлов, Сергей Наровчатов и Павел Коган.

Из-за учебы в институте Лавитанский был освобожден от армии. Однако он стремился защищать свою страну от фашистов, поэтому в 1941 отправился на фронт добровольцем. Юра ушел на войну сразу же после сдачи экзаменов, он стал пулеметчиком. В военный период юноша оборонял Москву, служил в Северо-западном, Степном и Украинском фронтах.

Позднее поэт участвовал в битве на Орловско-Курской дуге, форсировании Днепра и прута, взятии Харькова. С 1943 он стал корреспондентом фронтовой газеты. За несколько лет юноша прошел путь от рядового солдата до лейтенанта, командовал подразделением. Его неоднократно награждали за боевые заслуги перед Родиной.

Когда закончилась Великая Отечественная война, Юрий находился в Чехословакии. Но даже после победы он не вернулся домой. Летом 1945 литератору пришлось участвовать в битве на территории Маньчжурии, позже он перевелся в Иркутск. Туда же Левитанский привез своих родителей. И только летом 1947 он смог добиться приказа о демобилизации.

За свои заслуги Юрий получил ордена Отечественной войны и Красной Звезды. Также его удостоили медалей за оборону Москвы, взятие Будапешта, победу над Германией и Японией. После службы юноша работал в газете Восточно-Сибирского военного округа. Через некоторое время его пригласили стать заведующим литературной частью Театра музыкальной комедии.

Примечательно, что военная тема не стала основой произведений поэта. Он не хотел вспоминать об этом болезненном времени, не видел повода для гордости в многочисленных убийствах. Юрий всегда мечтал о мире, ему нравились прекрасные европейские города. Позже он говорил, что плакал, когда в Прагу вошли советские танки в 1968 году.

Смерть

Смерть, до которой Левитанскому на фронте оставалось «четыре шага», настигла поэта через 3 дня после того, как он отпраздновал 74-й день рождения.

Сердце фронтовика потребовало операции в 1990 году. Литераторы-эмигранты, писавшие на русском языке (прежде всего, Владимир Максимов и Иосиф Бродский), помогли собрать деньги и организовать медицинское вмешательство в Германии. Операция прошла успешно, и поэт с жаром включился в российскую политическую жизнь, стремясь, чтобы хотя бы внуки победителей жили не хуже побежденных.

Могила Юрия Левитанского

Левитанский выступал за запрет в России Коммунистической партии и за остановку контртеррористической операции на Северном Кавказе. О необходимости прекращения военных действий поэт сказал президенту Борису Ельцину на вручении государственной премии в Кремле в 1995 году.

Отношение творческой интеллигенции к борьбе с чеченским сепаратизмом обсуждалось и на совещании в столичном правительстве в январе 1996 года, в котором Юрий Давидович участвовал вопреки запретам медиков. Сердце ветерана не выдержало, причиной скоропостижной смерти стал инфаркт. В день похорон Левитанского на Ваганьковском кладбище скончался Иосиф Бродский.

Биография

Юрий Давидович Левитанский (встречается вариант написания отчества Давыдович) родился 22 января 1922 г. в городе Козелец (Черниговская область, Украинская ССР), где его дед Исаак Евсеевич Левитанский до революции работал управляющим на одном из заводов крупного сахарозаводчика Дзюбенко. Вскоре после рождения Юрия семья переехала в Киев, а затем в Сталино (ныне Донецк), где его отец Давид Исаакович Левитанский работал на шахте. Окончив школу в 1938 г. в Сталино, Юрий Левитанский едет в Москву, где в 1939 г. поступает в Институт философии, литературы и истории (ИФЛИ).

С началом Великой Отечественной войны поэт со второго курса института добровольцем ушёл на фронт в звании рядового, служил в частях ОМСБОН, стал лейтенантом, затем военным корреспондентом, начав печататься в 1943 г. во фронтовых газетах. После капитуляции Германии Левитанский участвовал в боевых действиях в Маньчжурии. За время воинской службы был награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», «За победу над Японией», двумя медалями Монголии. Демобилизовался из армии в 1947 г.

Первый сборник стихов «Солдатская дорога» вышел в 1948 году в Иркутске. Затем появились сборники «Встреча с Москвой» (1949), «Самое дорогое» (1951), «Секретная фамилия» (1954) и др.

В 1955—1957 годах Левитанский учился на Высших литературных курсах при Литературном институте им. М. Горького. С 1957 года член Союза писателей. В 1963 г. он опубликовал сборник стихов «Земное небо», сделавший автора известным. Левитанский переехал в Москву.

Одно из первых публичных выступлений Юрия Левитанского перед большой аудиторией состоялось в Центральном лектории Харькова в 1961 году. Организатором этого выступления был друг поэта, харьковский литературовед Л. Я. Лившиц.

Кроме стихов поэт занимался переводами, пародиями — в ежегоднике «День поэзии» за 1963 год опубликована подборка его пародий на известных советских поэтов Леонида Мартынова, Андрея Вознесенского, Беллу Ахмадулину, Михаила Светлова и других. В подборке все пародии написаны на сюжет известной детской считалочки «Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять» (автор Ф. Миллер, 1851).

Могила Левитанского на Ваганьковском кладбище.

В предисловии к этим пародиям Левитанский писал:

В 1970 году у Левитанского вышел сборник стихотворений «Кинематограф»; в 1975 — «Воспоминания о Красном снеге»; в 1980 — «Два времени» и «Сон о дороге»; в 1991 — «Белые стихи».

Юрий Левитанский у себя дома. Апрель 1995 года.

В 1978 году вышла книга пародий «Сюжет с вариантами», в которой была повторена публикация 1963 года.

В 1978 году был удостоен премии «Золотой телёнок» «Литературной Газеты» («Клуба 12 стульев»).

Многие стихи Левитанского были положены на музыку, исполнялись и исполняются популярными бардами (Берковским, Никитиным, братьями Мищуками). Группа СВ в 1984 году выпустила альбом «Московское время», в котором звучат несколько песен на стихи Левитанского.

Песни на стихи Юрия Левитанского звучат в кинофильмах «Москва слезам не верит» («Диалог у новогодней ёлки»), «Рыцарский роман» («Каждый выбирает по себе», муз. В. С. Берковского), «Солнечный удар» («Каждый выбирает для себя», муз. С. В. Березина).

В 1993 году подписал «Письмо 42-х». В 1995 году на церемонии вручения Государственной премии Левитанский обратился к президенту России Ельцину с призывом прекратить войну в Чечне.

Юрий Левитанский скончался 25 января 1996 года от сердечного приступа на «круглом столе» творческой интеллигенции, проходившем в московской мэрии, где он говорил о чеченской войне. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

25 сентября 2013 года установлена мемориальная доска в Донецке.

Стихи Левитанского про одиночество, стихи о дружбе и друзьях, об уходящем времени и любви.

Не поговорили.

Собирались наскоро, обнимались ласково, Пели, балагурили, пили и курили. День прошел — как не было. Не поговорили. Виделись, не виделись, ни за что обиделись, Помирились, встретились, шуму натворили. Год прошел — как не было. Не поговорили. Так и жили — наскоро, и дружили наскоро, Не жалея тратили, не скупясь, дарили. Жизнь прошла — как не было.

Не поговорили…

***

Сто друзей

Ста рублей не копил — не умел. Ста друзей все равно не имел. Ишь чего захотел — сто друзей! Сто друзей — это ж целый музей! Сто, как Библия, мудрых томов. Сто умов. Сто высотных домов. Сто морей. Сто дремучих лесов. Ста вселенных заманчивых зов: скажешь слово одно — и оно повторится на сто голосов. Ах, друзья, вы мудры, как Сократ. Вы мудрее Сократа стократ. Только я ведь и сам не хочу, чтобы сто меня рук — по плечу. Ста сочувствий искать не хочу. Ста надежд хоронить не хочу. …У витрин, у ночных витражей, ходят с ружьями сто сторожей, и стоит выше горных кряжей одиночество в сто этажей.


***

Попытка убыстренья

Я зимнюю ветку сломал, я принес ее в дом и в стеклянную банку поставил. Я над ней колдовал, я ей теплой воды подливал, я раскрыть ее листья заставил. И раскрылись зеленые листья, растерянно так раскрывались они, так несмело и так неохотно, и была так бледна и беспомощна бедная эта декабрьская зелень — как ребенок, разбуженный ночью, испуганно трущий глаза среди яркого света, как лохматый смешной старичок, улыбнувшийся грустно сквозь слезы.

***

Ночью проснулся от резкого крика «Спасите!»

Ночью проснулся от резкого крика «Спасите!». Сел и прислушался. Тихо в квартире и сонно. Спали спокойно мои малолетние чада, милые чада, мои малолетние дщери.

Что же случилось? Да нет, ничего не случилось. Все хорошо, мои милые. Спите спокойно. Да не разбудит однажды и вас среди ночи тщетно молящий о помощи голос отцовский.

Да не почудится вам, что и вы виноваты, если порою мне в жизни бывало несладко, если мне так одиноко бывало на свете, если хотелось мне криком кричать временами.

***

Живешь, не чувствуя вериг

Живешь, не чувствуя вериг, живешь — бежишь туда-сюда. — Ну как, старик? — Да так, старик! Живешь — и горе не беда. — Но вечером, но в тишине, но сам с собой наедине, когда звезда стоит в окне, как тайный соглядатай, и что-то шепчет коридор, как ростовщик и кредитор, и въедливый ходатай…

Живешь, не чувствуя вериг, и все на свете трын-трава. — Ну как, старик? — Да так, старик! Давай, старик, качай права! — Но вечером, но в тишине, но сам с собой наедине, когда звезда стоит в окне, как тайный соглядатай…

Итак — не чувствуя вериг, среди измен, среди интриг, среди святых, среди расстриг, живешь — как сдерживаешь крик. Но вечером, но в тишине…

***

Как медленно тебя я забывал!

Как медленно тебя я забывал! Не мог тебя забыть, а забывал. Твой облик от меня отодвигался, он как бы расплывался, уплывал, дробился, обволакивался тайною и таял у неближних берегов — и это все подобно было таянью, замедленному таянью снегов. Все таяло. Я начал забывать твое лицо. Сперва никак не мог глаза твои забыть, а вот забыл, одно лишь имя все шепчу губами. Нам в тех лугах уж больше не бывать. Наш березняк насупился и смолк, и ветер на прощанье протрубил над нашими печальными дубами. И чем-то горьким пахнет от стогов, где звук моих шагов уже стихает. И капля по щеке моей стекает… О, медленное таянье снегов!

***

Я вас не задержу

Я вас не задержу. Да-да, я ухожу. Спасибо всем за все. Счастливо оставаться. Хотя, признаться, я и не предполагал, что с вами будет мне так трудно расставаться….

Были использованы материалы сайта http://levitansky.ru

Смотрите еще!

Жак Превер

Капли росы на фото

Стихи о жизни и душе

Ты праздника хочешь?

Рождество Христово

Сирень на фото

Нас юность предает

Радуга-дуга — картинки и фото радуги

Красивые фотографии природы

Несчастный котенок

Личная жизнь

По воспоминаниям современников, Юрию Левитанскому мурлыкали все соседские коты и виляли хвостами все встречные собаки. Вокруг поэта всегда были дети и женщины. Литератор обладал приятной внешностью (как свидетельствуют фото, в молодости походил на Лермонтова) и удивительной харизмой. Три женщины сыграли особую роль в биографии Левитанского.

Юрий Левитанский с дочерьми

Первой спутницей жизни Юрия стала девушка Марина, с которой молодой ветеран заключил союз в Иркутске. После возвращения в столицу этот брак постепенно сошел на нет.

Второй раз Юрий Давидович женился только в 40 лет. Избранницей стала студентка Литературного института Валентина Скорина, родившая поэту трех девочек – Екатерину, Анну и Ольгу. Бывший «гуляка» Левитанский превратился в чудесного заботливого отца, обожавшего и целыми днями нянчившего дочерей. Литературным творчеством Юрий Давидович занимался только ночами.

Юрий Левитанский и его жена Ирина Машковская

Когда дочки выросли, поэт, «поздно научившийся жить» и, казалось, стремившийся в зрелые годы наверстать упущенное в личной жизни за время войны, влюбился в третий раз. Последней любовью литератора стала годившаяся Левитанскому во внучки Ирина Машковская. С третьей женой Юрий Давидович начал жизнь с чистого листа, оставив предыдущей семье многокомнатную квартиру, библиотеку и дачу. Этот союз не подарил ветерану детей, но стал для него неиссякаемым источником вдохновения.

Творческий путь

В 1948 в Иркутске вышел первый сборник Левитанского. Он назывался «Солдатская дорога». В 1951 была выпущена книга «Самое дорогое», а в 1954 — «Секретная фамилия». Сочинения поэта регулярно публиковались в журналах, его начали замечать другие известные литераторы. Юра решил не останавливаться на этом, он вернулся в Москву, чтобы развивать свой талант.

С 1955 по 1957 лирик посещал Высшие курсы по литературе, проходившие в Литературном институте имени Максима Горького. После их окончания он сразу же занялся созданием нового сборника. Именно книга «Земное небо», вышедшая в 1963, принесла автору новых поклонников и успех на всей территории СССР. После ее выпуска он опубликовал еще немало произведений лирического и пародийного жанра, часто занимался переводами стихов.

В 1963 была опубликована также книга с искрометными пародиями на коллег Левитанского. Он умело изображал манеру письма Арсения Тарковского, Андрея Вознесенского, Беллы Ахмадулиной и других поэтов. В 1978 вышел еще один сборник «Сюжет с вариантами».

Несмотря на прекрасное чувство юмора, лирик всегда стремился к чистой поэзии. В 1970 он выпустил сборник «Кинематограф», в котором были искренние и проникновенные стихи. Даже сейчас его считают одной из лучших книг XX века. В 1975 опубликовали сборник «Воспоминания о красном снеге». В 1981 вышла книга «Письма Катерины, или прогулки с Фаустом», благодаря которой значительно увеличилось количество поклонников Левитанского.

ПАМЯТЬ



1Бездна памяти, расширяющаяся Вселенная,вся из края в край обжитая и заселенная,вместе с вьюгами, снегопадами и метелями,как реликтовый лес не вянущий, вся зеленая.Бездна памяти, беспредельное мироздание,расходящиеся галактики и туманности,где все давнее только четче и первозданнее,очевиднее и яснее до самой малости.Расширяющаяся Вселенная нашей памяти.Гулкой вечностью дышит небо ее вечернее.И когда наши звезды, здесь умирая, падают,в небе памяти загорается их свечение.И уходят они все дальше путями млечными,и, хранимое небом памяти, ее безднами,все земное мое ушедшее и минувшеес высоты на меня очами глядит небесными.И звучат, почти как земные, только пронзительней,погребальные марши, колокола венчальные,и чем дальше даль, тем смиреннее и просительнейэти вечные очи, эти глаза печальные.Бездна памяти, ты как моря вода зеленая,где волна к волне, все уходит и отдаляется,но вода, увы, слишком горькая и соленая,пьешь и пьешь ее, а все жажда не утоляется.И опять стоишь возле этой безлюдной пристани,одиноко под небесами ночными темными,и глядишь туда все внимательнее и пристальней,еще миг один — и руками коснешься теплыми.2Небо памяти, ты с годами все идилличнее,как наивный рисунок, проще и простодушнее.Умудренный мастер с холста удаляет лишнее,и становится фон прозрачнее и воздушнее.Надвигается море, щедро позолоченное,серебристая ель по небу летит рассветному.Забывается слишком пасмурное и черное,уступая место солнечному и светлому.Словно тихим осенним светом душа наполнилась,и, как сон, ее омывает теченье теплое.И не то что бы все дурное уже не помнилось,просто чаще припоминается что-то доброе.Это странное и могучее свойство памяти,порожденное зрелым опытом, а не робостью, —постепенно воспоминанья взрывоопасныето забавной, а то смешной вытеснять подробностью.И все чаще мы, оставляя как бы за скобкамии беду, и боль, и мучения все, и тяготы,вспоминаем уже не лес, побитый осколками,а какие там летом сладкие были ягоды.Вспоминается спирт и брага, пирушка давняя,а не степь, где тебя бураны валили зимние,и не бинт в крови, и не коечка госпитальная,а та нянечка над тобою — глазищи синие.Вспоминаются губы, руки и плечи хрупкие,и приходит на память всякая мелочь разная.И бредут по земле ничейной ромашки крупные,и пылает на минном поле клубника красная.3Небо памяти, идиллический луг с ромашками,над которым сияет солнце и птица кружится,но от первого же движенья неосторожногосразу вдребезги разлетается все и рушится.И навзрыд, раздирая душу, клокочут зановоте взрывные воспоминанья, почти забытые.И в глазах потемневших дымное дышит зарево,и по ровному белому полю идут убитые.Прикипают к ледовой корке ладони потные.Под руками перегревается сталь каленая…И стоят на столе стаканы, до края полные,и течет по щеке небритой слеза соленая. Аудио файл:  скачать или прослушать 

Аудио файл:  скачать или прослушать 

Первые сборники стихов Юрия Левитанского.

В 1948 году выходит первый поэтический сборник стихов Ю. Левитанского «Солдатская дорога», а в 1963 году его книга «Земное небо» принесла поэту известность. Самая же популярная книга стихов «Кинематограф» была написана, когда поэту было уже 50.

У него все было позднее, поздние стихи, поздняя любовь, поздние дети. Причем, удивляются критики, его лирика с возрастом становится прозрачней, как будто душа его не старела, а молодела. Его стихи – это размышление, это строки, пропущенные через сердце, тонкие, лиричные и очень личные. Стихи про одиночество, про место в этом мире.  Все стихи — это «мои мгновенья, мои годы, мои сны». Иногда стихи ироничны, но как-то мягко и застенчиво ироничны. Его стихи негромкие, как и он сам. И в этом – особое очарование. Но в то же время, отмечают его друзья, при всей своей интеллигентности и мягкости, он мог пойти на многое, отстаивая свои ценности, доказывая и убеждая со всем пылом и неожиданной страстностью.

В мастерской скульптора Вадима Сидура, 1968 год. фото Гладкова (с)

В Москве Левитанский появился в середине пятидесятых, где и жил до конца жизни, писал стихи, работал переводчиком, обладая удивительным языковым чутьем и слухом.

Прокормиться на собственные стихи трудно и Юрий Левитанский много переводит с немецкого, чешского, португальского, польского и других языков. Юрия Левитанского любили коллеги и выбирали ему стихи для перевода. Знали, что хорошие стихи в оригинале в переводе Левитанского становятся очень хорошими, он вдыхает в них свою жизнь..

Практически португальский Левитанский)

Юрий Левитанский отличался редкой восприимчивостью, возможно поэтому он был одним из лучших поэтических пародистов, и его книга «Сюжет с вариантами», книга пародий, была издана буквально по требованию его друзей-писателей, героев этих пародий. Некоторые критики считают, что Левитанский был лучшим пародистом не только своего времени, но и всех времен. Он мог пародировать не только выдернутые строки из стихов, но сам стиль и образ мышления пародируемого.


С этим читают