Василий белов: биография и творчество

Рассказы о всякой живности

Федя живет в большом деревенском доме вдвоем с женой. Зовут жену Еленой, а он почему-то все время величает Егоровной. Хотя Егоровне всего сорок лет, и она даже не помышляет о пенсии — работает дояркой. Федя же возит почту. Детей у них нет.


Каждое утро он выносит на крыльцо седло и почтовую сумку, затем идет за лошадью и седлает. Потом долго пьет чай. Только после всего этого едет в центр, как он называет деревню, в которой почтовое отделение.

Федя очень любит животных. Кого только нет в доме! Две кошки живут в комнатах, и обе весьма чистоплотны. В большом хлеву обычно помещается корова Поляна и теленочек. Две гусыни и гусь ночуют в загородке между хлевами, пять кур и один петух живут зимой в хлеву, а летом на верхнем сарае. Держат Федя с Еленой еще поросенка, правда, не каждый год, и всегда называют его одинаково: Кузей. Но самый умный среди всей этой многочисленной живности, это конечно же пес Валдай.

Так вот, Федя ежедневно ездит через лес за семь километров, чтобы привезти в эти края письма, газеты и переводы. Для этого колхоз выделил ему коня по кличке Верный. Федя сам ухаживает за ним. Не ставить же из-за одного Верного специального конюха?В деревне когда-то была конюшня на сто двадцать лошадей. Теперь половина конюшни развалилась. Вторую, еще не разрушенную половину занимал один Верный. Скучно жить одному во всей конюшне, особенно зимой, когда такой собачий холод да еще почти без еды! Сена Верному, как и другим лошадям, которые стоят на центральной усадьбе, из-за плохого сенокоса нынче выделили мало. В зимнем рационе всего пять кило в сутки. Овса же, так обожаемого всеми лошадьми, нет и в помине. Но что значит пять кило сена для такого большого коня?Обо всем этом я узнал, заехав сюда случайно. С Федей мы познакомились, как он говорит, «на базе рыбной ловли»; База эта была главной, но, разумеется, не единственной. Я ночевал у Феди и зажился на несколько дней. А потом довольно часто приезжал в эти края.

Курьер

Федя возил почту третий год. Зимой в санях, летом в седле. Слева к седлу он приторачивал почтовую сумку с письмами и газетами, справа обычно торчала какая-нибудь посылка. Что говорить, не очень-то надежный был почтальон! Иногда он отдавал письмо соседу, сосед передавал другому соседу. И письмо долго ходило по рукам, попадая, куда нужно, месяца через два. Не зря дедко Остахов, который жил на отшибе в конце деревни, называл Федю «кульером».Зато газеты и переводы Федя развозил очень тщательно. Верный сам знал, когда к какому дому нужно сворачивать. Федя, не слезая с седла, совал газету в скобу ворот и ехал дальше. Он частенько боялся слезать, потому что залезть обратно в седло иногда просто не мог. В седле же он сидел в такие дни очень прочно. Федя рассказывал: «Один раз ехал да кепку с головы обронил. Ох, — думаю, — не буду слезать, завтра все равно обратно поеду. На другой день гляжу, кепочка-то лежит. Никуда не девалася».Все же однажды Верный притопал домой без почтальона. Сумка, притороченная к седлу, держалась крепко, и Верный на всем пути во всех деревнях ни разу не ошибся. Он по очереди подходил ко всем домам, где выписывали газеты. Люди, которые были дома, выходили и брали из сумки нужную им газету. Верный зашел даже к дедку Остахову, который выписывал «Сельскую жизнь». Конь встал у крылечка и простоял ровно столько, сколько стоял всегда. Однако дедко Остахов не посмел без спросу взять из сумки газету. Верный постоял у крыльца и пошел дальше, а дедко глядел и качал головой, глядел и качал:— До чего наука дошла!Федя пришел домой только через два дня. С почтальонов его сразу сняли и поставили в кладовщики. На Верном же стали возить с фермы навоз, но все равно еще долго называли курьером.

Литература

Творческая биография будущего знаменитого писателя стартовала во времена службы в армии. Василий Белов сочинил первые стихи из цикла «На страже Родины», которые опубликовала газета Ленинского военного округа. Дебютной изданной книгой стал поэтический сборник «Деревенька моя лесная», которая увидела свет в 1961 году. Однако поэта из мужчины не вышло, его ждала блестящая судьба прозаика, умеющего правдиво и проникновенно писать о деревне.

Писатель Василий Белов

Начинал писатель с рассказов. Первое произведение в прозе читатели получили в том же 1961 году, была опубликована повесть «Деревня Бердяйка». Вдохновение и бесценный материал черпал с малой родины: Белов поселился в Вологде, а Тимониху превратил в подобие дачи, где проводил много времени.

Спустя пятилетку Василий Иванович уже занимал почетное место в когорте ярких авторов, пишущих на сельскую тематику. Белова даже назвали основателем «деревенской прозы» — из-под пера вышла работа «Привычное дело». Повесть легла в основу мелодрамы «Африканыч» с Николаем Трофимовым в главной роли.

Николай Трофимов в экранизации книги Василия Белова «Привычное дело»

А чуть позднее лавров добавили «Плотницкие рассказы» (1968)

Это произведение тоже привлекло внимание представителей кинематографа. В одноименном телеспектакле о жизни колхозного плотника снялись Борис Бабочкин, Петр Константинов, Василий Бочкарев, Екатерина Калинина

В золотое наследие кино вошла также картина «Целуются зори», снятая по мотивам рассказа вологодского писателя. Режиссер Сергей Никоненко отдал главные партии известным актерам: односельчан, приехавших в город, сыграли Борис Сабуров, Иван Рыжов и Андрей Смоляков.

Часть литературных произведений вошла в программу среднего образования. Например, с рассказом «Весенняя ночь» школьники знакомятся в пятом классе.

Книги Василия Белова

Россыпь повестей составили цикл «Воспитание по доктору Споку». За основу взята идея противостояния деревни и города, конфронтация жизненных укладов и менталитетов. Позиция писателя оказалась бескомпромиссной: мужчина прямо говорил, что жизнь в городе лишена естественности. Василий Иванович старался сохранить чистоту русского языка, активно пользовался диалектными словами, способными лучше передать смысл и эмоции.

Перо Белова было заточено и на произведения, посвященные детям. Василий Иванович – автор «Рассказов о всякой живности», куда вошли забавные истории и сказки о животных, в том числе про злющую собачонку Мальку.

Книга Василия Белова «Рассказы о всякой живности»

Значимым трудом Василия Белова признано собрание этнографических очерков «Лад». В книге объединились произведения о северной деревне. Она представляет собой настоящую поэму, в которой воспет русский человек.

Василий Иванович сплел неповторимую паутину из пословиц, бывальщин, рассказов, собранных на просторах Архангельской, Кировской и Вологодской областях. Рассказал читателю о народных промыслах и традициях. Точку в творчестве Белова поставил сборник этнографических очерков «Повседневная жизнь русского севера» (2000). Эти две работы сегодня – ценнейший материал для российских этнографов.

Выручил — рассказ Василия Ивановича Белова

  Всю жизнь бабушка Марья держала корову. Но оттого что косить разрешалось только за проценты, ей, как и многим другим старухам, пришлось сдать животину в колхоз. Кто от этого выиграл — неизвестно. Скорее всего, никто. Ведь все равно бабушка Марья сдавала молоко государству и теленок тоже шел государству, а трава, особенно в лесу, пропадает зря.   Так ли иначе частный сектор бабушки Марьи был полностью ликвидирован. Но человеку, всю свою жизнь связавшему со скотиной, очень трудно привыкать жить одному. И поэтому бабушка завела овцу и козу. На другое лето бабушка выпускала в поле уже целую ораву, в числе которой был не только баран, но и козел.   Сена на эту ораву потребовалось не меньше, чем на корову. Поэтому бабушка овец оставила, а коз продала. Вот только на козла никак не находилось покупателя. Резать было жалко. Так и шло дело, как в песенке: «Жил-был у бабушки серенький козлик». Какой, к черту, козлик! Это был уже настоящий козел, вонючий и такой приставала, что один ужас. Оттянет губу и лезет ко всем по очереди. Его лупили за нехорошее поведение проезжие трактористы. (Хотя, если разобраться по совести, от них-то пахло не лучше. Горючим и всякой гарью.) И вот нынче, жалея козла, бабушка Марья перестала выпускать его на свежий воздух. Она запирала его в старой зимней избе и кормила пыльным прошлогодним сеном. Козел чихал и не ел. Тогда бабушка наводила ему в ведре вкусного пойла. Вот это другое дело, как бы говорил козел и, причмокивая, махал хвостом. Бабушка разговаривала с ним, как с человеком: «Экой ты плут, откуда навязался на мою голову?»   В сенокос она бродила понемногу косить. Козел, оставаясь один, блеял взаперти на разные голоса. Федя, встретив однажды старуху, спросил:

— Ты чего, телевизор, что ли, купила?

— Полно, — замахалась бабка. — Какой от меня телевизор.


— А я думал, купила. Весь день поет. Ведь никому и на трубе так не выиграть, как он, бедняга, выводит.

— Да чего делать-то? Исколотили всего.

— Выпускай! — коротко посоветовал Федя. — Я выручу. Бабушка Марья недоверчиво покачала головой:

— Да как выручишь-то?

— А это уж мое дело как.

И бабка выпустила козла. Говорят, что все гениальные мысли очень просты. Не зря говорят. Федя поступил просто. Он начал учить козла бодаться. Надел мотоциклетную каску, встал на четвереньки и под смех ребятишек боднул козла. По вечерам они с козлом устраивали на лужке тренировки. Козел оказался способным учеником. На третий день он понял, что от него требуется.

Федя решил больше не рисковать своей головой и начал ставить на торец широкую доску, прикрываясь ею, как щитом, дразнил:

— Ну, душной, давай!..

Козел несильно стучал в доску рогами. Вскоре он научился бить с разбегу, и Федя едва удерживал доску. Однажды козел вышиб защиту и разбежался еще, чтобы ударить прямо по Феде. Феде пришлось бежать, он еле успел захлопнуть ворота.

С этого дня ни один тракторист даже пальцем не смел тронуть козла. Но бабушка Марья попала в другую беду. Козел начал бодать всех подряд. Ей пришлось снова заточить козла в старую избу.  

Читать другие рассказы В.Белова

Книги

Всего на русском языке издано пятьдесят семь книг Василия Белова. Общий тираж составляет более семи миллионов экземпляров. За рубежом на разных языках издано около сорока произведений. Среди книг Белова, стоит назвать следующие:

  1. «Плотницкие рассказы».
  2. «Бессмертный кощей».
  3. «Знойное лето».
  4. «Привычное дело».
  5. «Лад».

Самая знаменитая книга – роман «Все впереди». Герой этого произведения – успешный физик. На самом пике карьеры он разочаровывается в жизни. Герой Белова бросает работу, жену, которая неоднократно изменяла ему, и уезжает в глубокую деревню.

По книгам Белова снято несколько фильмов, в том числе и экранизация одноименного романа «Все впереди». По повести «Привычное дело» в 1970 году режиссер Михаил Ершов снял картину «Африканыч». В сюжете повести — печальная история сельского жителя, который однажды решил отправиться на заработки в далекий северный город. Книги Белова прежде всего о любви к родному краю. Так, герой повести «Привычное дело» покидает деревню, где прошли его детство и юность. Но вскоре возвращается, осознав, что вдали от родного края и семьи он жить не сможет.

Последние годы Белов посвятил восстановлению церкви в деревне Тимонихе. Писатель ушел из жизни в 2012 году, в результате инсульта. Согласно одной из версий, болезнь спровоцировало осквернение церкви. Однако храм был разграблен за шесть лет до кончины Белова.

Зайцы — рассказ Василия Ивановича Белова

  В этой деревне жило два мальчика — маленький и большой. Не буду называть их по именам и фамилиям. Им это совсем ни к чему, да и рассказы эти не о людях, а о животных.

Мальчики были как мальчики, они ежедневно занимались своими делами. То врозь, то вместе бегали на речку, катали по дороге какие-то громадные чугунные шестеренки, Ходили собирать щавель. Мало ли дел? Со мной они почему-то стеснялись разговаривать.

— Ты кобылу-то разнуздал? — услышал я, проходя однажды мимо дома, где жил маленький.

— Не-е, — ответил большой. — Лягается.


Я видел, как маленький «разнуздал кобылу» и поставил ее в стойло. Оба начали рвать траву, чтобы накормить кобылу, которую изображал поломанный, когда-то заводной танк. Из палочек, частоколом воткнутых в лужок, была сделана загородка. Накормили, поставили и убежали.

В тот день Федя принес откуда-то пару кроликов. Потерпев неудачу с цыплятами, он решил развести кроликов. Раньше он занимался этим делом, и вот опять притащил одну пару откуда-то. Сделал из досок загородку, посадил их туда и позвал ребятишек:

— Идите зайцев глядеть!

На улице оказался один маленький мальчик. Он подошел, заглянул:

— Зайцы?

— Ага, — потвердил Федя. — Вот только что за уши изловил. Вон за гумном.

— А чего они едят?

— Капустку. Ну, пока капустка не выросла, и травку едят.

— А почему один белый, а другой не белый?

— Так этот вот днем родился, а тот ночью.

Федя нарвал сочной травы, бросил в загородку. «Зайцы» действительно начали жевать травинки. Это привело в восторг голопятого зрителя: сомнений не было, в загородке были живые настоящие зайцы.

— Одного дам, — твердо сказал Федя. — Только скажи отцу, что надо барана взамен. Как только пригонит барана, сразу и берите.

В тот же вечер от дома, где жил маленький, раздался ужасный рев: мальчик просил у отца барана.

Никто не мог убедить его в том, что это не зайцы. Чтобы успокоить его, ему посулили барана на завтра. И он уснул, а утром, едва проснувшись, опять прибежал глядеть на зайцев. Уже вместе с большим.

Так он и засыпал каждый день с ревом, и отец каждый раз обещал ему барана, чтобы обменять утром на зайца. А утром все начиналось сначала…

Наконец, когда появился приплод, Федя сжалился не только над маленьким мальчиком, но и над большим. Однажды он вытащил за уши двух крольчат, подал ребятам:

— Нате! Ежели убегут, я не отвечаю.

К осени кроликов в деревне развелось столько, что их даже не считали. Они питались травой и действительно были очень похожи на зайцев.  

Читать другие рассказы В.Белова

Личная жизнь


Жена Василия Белова, Ольга Сергеевна, имела дворянские корни, родилась в учительской семье. И сама выбрала путь учителя, преподавала в школе русский язык и литературу. По словам дочери, финансовое положение семьи позволяло не работать, однако Ольга Сергеевна учительствовала для себя, чтобы «не одичать».

Василий Белов с женой и дочерью

На полвека женщина стала музой и главной сподвижницей талантливого мужа. Говорят, Белов слыл человеком со сложным характером, нелегко было терпеть его взрывной нрав. Для родных до сих пор загадка, как под одной крышей уживались две противоположности, уверены, что без большой любви явно не получилось бы совместной жизни.

Василий Иванович стал отцом поздно, только в 40 лет. Дочь Анна — искусствовед, работает экскурсоводом в музеях Московского Кремля. В интервью женщина рассказывает, что писатель не спешил заниматься воспитанием, все время отдавал работе – пропадал в командировках, в том числе часто входил в состав российских делегаций, ездивших за границу. Лишь когда наследница достигла подросткового возраста, взялся за воспитание.

Василий Белов с дочерью Анной

По воспоминаниям Анны, отношения складывались сложные, не обошла стороной проблема отцов и детей, ссорились и спорили по любому поводу. Дочь считает, что всему виной большая разница в возрасте, ведь папа годился Ане в дедушки. Только со временем стали друзьями.

Василий Иванович – человек увлекающийся, искусство любил в любом проявлении. Коллекционировал картины и собирал антиквариат. В бога не верил, только отпраздновав золотой юбилей, обратился к вере, участвовал в восстановлении храма.

Владимир Крупин, Валентин Распутин и Василий Белов

Близкие друзья автора деревенской прозы – люди именитые. Лучшими товарищами были писатели Владимир Крупин и Валентин Распутин, а также Анатолий Заболоцкий, оператор Василия Шукшина.

Этнографические очерки

Василий Белов также известен своими этнографическими очерками, опубликованными в трудах «Лад» (1982) и «Повседневная жизнь русского Севера» (2000). Данные работы были задуманы как «сборник зарисовок о северном быте и народной эстетике». В них автор рассказывает о традиционной культуре, народном фольклоре, быте и художественных промыслах деревень Вологодской, Архангельской и Кировской областей России. Всю свою жизнь он собирал устные рассказы, бывальщины, песни, пословицы, предметы материальной культуры и быта, работал в архивах, изучал разнообразные этнографические материалы. Многие материалы были записаны со слов матери В. И. Белова — Анфисы Ивановны Беловой. Данные очерки представляют собой прежде всего авторское исследование и лишь отчасти художественные измышления о крестьянском быте, являясь ценным источником для современной этнографии Русского Севера.

«Василий Иванович писал такие вещи, которые в советское время, было очевидно, не станут публиковать. Размышлял о горькой участи русской деревни, о тяжёлых проблемах. В стране советов такая тональность была не принята. Тогда все только воспевали и превозносили. Но он сумел пробить эту стену. Его стали печатать благодаря упорному харовскому характеру, высокому писательскому таланту и трудолюбию».

В городе

После окончания школы Василий Белов два года работал в колхозе. Некоторое время даже занимал ответственную должность счетовода. Однако душа его не лежала к бухгалтерской деятельности. В 1949 году Белов покинул родную деревню, отправился в город и поступил в школу ФЗО, где приобрел профессию столяра.

В 1951 году герой этой статьи уехал в Ярославль и поступил рабочим на завод. Жил в те годы Белов в общежитии. Совмещал работу с учебой в вечерней школе. Однако получить аттестат ему не удалось: призвали в армию. К двадцати четырем годам будущий классик советской литературы имел уже немалый жизненный опыт. Аттестата зрелости так и не имел Василий Белов. Книги Добролюбова, Белинского стали для него первыми учителями. Писать стихи Белов начал еще в армии. Некоторые произведения начинающего поэта были напечатаны в военной газете.

Однажды весной

В понедельник у Верного был выходной. В этот день почтовое отделение не работало. Сена в кормушке нет. Верный погрыз доску в стойле и подошел к окошку. Он даже пошатывался от голода. Окошко в конюшне длинное и узенькое. Вчера Федя выставил раму, говоря:— Сена нет, так пусть хоть на свежем воздухе… Верный повернул голову и просунул ее на улицу.А на улице — весна, снегу как не бывало. Но ведь и травы тоже нет! Верный шумно вздохнул и поглядел вдоль деревни. Ребята бежали в школу и вдруг видят: из окна конюшни торчит большая лошадиная голова. «Верный! Верный!»— закричали. Конь навострил уши. Ребята подошли ближе и по очереди стали дотягиваться, чтобы погладить. Верный тихо заржал и начал шлепать большой мягкой губой.— Наверно, есть хочет! — сказал один из мальчиков, доставая из портфеля кусок воложного пирога. Он предложил пирог коню. Верный неторопливо, но жадно сжевал этот кусок. Потом съел второй кусок, третий, четвертый… Ребята скормили ему все свои школьные завтраки, припасенные дома.— Ленька, а ты чего? Давай, нечего жадничать.Совсем маленький мальчик насупился и чуть не заплакал.— У меня только яйцо, — сказал он и тихо добавил: — И две конфеты…— Ну и что?Ленька открыл полевую, видимо, еще отцовскую сумку. Яйцо, сваренное вкрутую, быстро очистили. Верный съел и яйцо. Правда, раскрошил половину. Конфет было, конечно, жалко. Но все равно распечатали. Верный съел и конфеты. Больше ни у кого не было ничего съестного. Ребята побежали. Школа была далеко, в другой деревне. Они боялись, что опоздают. Верный долго смотрел им вслед.Так он научился есть конфеты и яйца. Особенно повезло Верному через неделю, Первого мая, когда ребята получили в школе подарки.А тут скоро и травка пошла, свежая и такая зеленая. Не чета соломе! И Верный понемногу стал опять поправляться.

Биография

Родился 23 октября 1932 года в деревне Тимониха (ныне Харовский район Вологодской области). Выходец из крестьянской среды русского Севера. Его отец Иван Фёдорович Белов погиб на войне, мать Анфиса Ивановна в одиночку растила детей (в своих воспоминаниях «Невозвратные годы» Василий Иванович Белов подробно описывает всех деревенских родственников). После семи лет обучения в деревенской школе окончил ФЗО в городе Сокол, где получил специальность слесаря 5-го разряда, освоил специальности моториста и электромонтёра. Армейскую службу в —1955 годах проходил в Ленинграде. В газете Ленинградского военного округа опубликовал первые стихи «На страже Родины», а затем поступил учиться в Литературный институт имени А. М. Горького.

Литературную деятельность начал как поэт, но по совету Александра Яшина, которого считал своим учителем, начал писать прозу. С 1964 года постоянно жил в Вологде, не порывая связь с «малой родиной» — Тимо́нихой, в которой черпал материал для своего творчества, начиная с повести «Деревня Бердяйка» и книги стихов «Деревенька моя лесная» (обе — ). Вслед за ними увидели свет книга рассказов «Знойное лето» () и «Речные излуки» (). Публикация повести «Привычное дело» () принесла Белову широкую известность, утвердила за ним репутацию одного из родоначальников и лидеров «деревенской прозы». Эта репутация была упрочнена выходом повести «Плотницкие рассказы» ().

Народный депутат СССР (избран по списку КПСС), член Верховного Совета СССР (1989—1991), с 1990 — член ЦК КПСС[источник не указан 1248 дней].

В 1997 году за большой личный вклад в развитие отечественной литературы и отражение самобытности традиций Русского Севера Василию Ивановичу присвоено звание Почётного гражданина города Вологды.

В 2005 году подписал «Письмо 5000».

Скончался на 81-м году жизни 4 декабря 2012 года после продолжительной болезни. В федеральных СМИ прошла информация, что писателя разбил инсульт после того, как местные жители разграбили и осквернили церковь в Тимонихе, которую Белов восстановил на свои средства. Однако в самом Харовском районе, где находится деревня Тимониха, это считают газетной уткой: кража икон в храме действительно была, но это произошло в 2006 году и на здоровье писателя трагически не повлияло. Причём в первую очередь в краже подозревают не местных жителей, а приезжих соседних дачников. Похоронен на родине в Тимонихе.

Патриарх Кирилл выразил соболезнование в связи с кончиной писателя. Депутаты Законодательного собрания Вологодской области предложили присвоить имя писателя Василия Белова одной из улиц регионального центра и создать музей.

Заплаткин — рассказ Василия Ивановича Белова

  Был у Феди кот по кличке Заплаткин. Федя рассказал мне историю его происхождения. Года два назад кошка окотилась под печкой, тайно от Феди. Федя взял клюку и начал по одному выгребать потомство, намереваясь всех утопить. «Только выволоку, — рассказывал он, — а матка его за шкирку и обратно. Так и не мог сосчитать». Когда малыши подросли, они начали сами выбегать из-под печи, чтобы поиграть на полу. Но и тогда Федя не мог углядеть, сколько их, то ли пять, то ли четыре. Таких веселых не захотелось Феде губить. Он, по мере спроса, по одному отдавал их нуждающимся. Всех отправил по разным бригадам, остался один, весь пестрый, словно в заплатках. Федя прозвал его Заплатанным и оставил себе.   Заплаткин вырос, от матери совсем отступился и очень подружился с Валдаем. Бывало, Федя правится с озера, его еще далеко в поле встречает Заплаткин. Мяучит и просит рыбку. Федя садился на кочку и давал Заплаткину маленькую сорожку. Кот не спеша съедал сорожку, и оба шли домой. Валдай шумно догонял их уже у самого дома.   Порой Заплаткин до крови дрался с другими котами (например, с Лидииным Рыжком, о котором я уже говорил). Правое ухо у Заплаткина было разорвано в такой драке, да так и зажило. Оно похоже было на кошелек. Около глаза имелся изрядный шрам. После очередной потасовки Федя стыдил кота:   — Опять поддался? Ох ты! Ворона! Столька нет, дак и не берись, не втягивайся.   Смущенный Заплаткин жмурился и по очереди прижимал свои драные уши. Он словно бы отмахивался: мол, и так тяжело, а тут еще читают нотацию

  Как-то я ходил на реку, смотрю, в густой огородной траве осторожно крадется Заплаткин. Он даже не обратил на меня внимания, нашел какую-то травку и лениво начал ее жевать

«Заболел, — сразу подумал я. — Лекарство ищет». И я не ошибся, кот действительно захворал. На другой день я зашел к Феде по какому-то делу и вижу: Федя держит кота в коленях и сует ему что-то в рот, приговаривая: «Ну, батюшко, давай, давай бери». — «Чем ты его потчуешь?» — спросил я. «Да вот, слабительное, — отвечал Федя. — Не берет, выплевывает. Может, аспирином попробовать?» Федя развернул другое лекарство. Он разломил пополам таблетку аспирина и сунул Заплаткину в пасть. Кот вырвался и убежал в коридор. Его начало там рвать.   Вскоре бедный Заплаткин ушел куда-то из дому и больше не появился. Его нашли мертвым далеко от деревни, в поле. Один Валдай жалел своего друга и не однажды начинал выть, видимо вспоминая кота. Но и Валдай скоро успокоился. Что делать? Заплаткина было уже не вернуть.  

Читать другие рассказы В.Белова

Деятельность писателя в 90-е годы

  На протяжении трех лет, от 1989 до 1992 года, Василий Белов занимал депутатский пост. В эти нелегкие для постсоветских стран времена он наконец в полной мере и со всей честностью может писать о своем отношении к коллективизации 30-х годов. В этот период публикуется трилогия писателя, ставшая своеобразной хроникой 1932 года. В этих книгах Белов последовательно и яростно осуждает проводившуюся политику.   90-е годы принесли писателю награждение несколькими литературными премиями и продолжение журналистской деятельности, но публикаций стало гораздо меньше. В 1997 году Белов стал Почетным гражданином Вологды. Звание было присуждено писателю в качестве признания того большого личного вклада, который он внес в процесс развития отечественной литературы, а также за то, как отражена в его произведениях самобытность русских северных традиций.   С течением лет взгляды Белова остались неизменными: горячо болея за сохранность литературного русского языка и природных богатств России, он является приверженцем традиционного российского уклада жизни. В последние годы жизни Василий Белов занимал довольно радикальную позицию.   Жизнь писателя оборвалась в 2012 году в результате длительной болезни. Писателя часто именуют великим художником деревенской прозы. В литературных кругах считается, что жанр «деревенской прозы» получил свое развитие именно благодаря той деятельности, которую вел Белов Василий Иванович. Краткая биография и наиболее значимые из его произведений стали частью школьной программы как средство воспитания в детях доброты, любви к людям и окружающей природе.  

Читать все рассказы В.Белова  Читать рассказы других авторов

Детство и отрочество

Василий Иванович Белов родился в октябре 1932 году, в Вологодской области. В семье колхозников Ивана Федоровича и Анфисы Ивановны будущий писатель был вторым сыном. Крестьянских детей в те годы регистрировали не особенно тщательно. А потому никаких метрических документов на Белова не оказалось. Точная дата его рождения неизвестна. В документах поставили приблизительное число – 23 октября. Год же указали неверный – 1933. Впоследствии Василий Белов приложил немало сил, дабы восстановить подлинную дату своего рождения.

Когда началась ВОВ, герой этого повествования окончил первый класс начальной школы. Детские воспоминания отразил в своем литературном творчестве Василий Белов. Рассказы его во многом автобиографичны.

Читать Василий научился еще до школы. Правда, отцовская библиотека содержала немного книг, но среди них, наряду с трудами Ленина, были произведения Льва Толстого, Николая Гоголя, Виктора Гюго. Во время войны, когда в деревне остались только женщины, дети и старики, и работы было в колхозе очень много, будущий прозаик находил время для чтения. Помимо сочинений, хранившихся дома, Василия интересовали и книги советских авторов, которые он брал в местной библиотеке.

Помимо чтения, у мальчика было еще одно увлечение – столярничество. Еще до войны Василий соревновался с братом, у кого быстрее и лучше получится сделать табуретку.

Семилетнюю школу будущий прозаик окончил в 1947 году. Белов Василий Иванович, биография которого началась в непростое довоенное время, познал физические и нравственные лишения в юном возрасте. В послевоенные годы он потерял близкого друга, бабушку по отцовской линии, любимого крестного. Все эти люди ушли из жизни в результате болезни и голода, который продолжался вплоть до начала пятидесятых годов.

Валдай — рассказ Василия Ивановича Белова

  Федин Валдай — громадный пес, не чета Лидиной Мальке. Темно-серый, с патлатою сединой на ляжках. Лает Валдай совсем редко, лишь в самых крайних случаях. Как это ни удивительно, Федя, при всей его любви к животным, весьма редко кормит собаку. Валдай почти всегда голоден. Обстоятельство это ничуть не мешает величайшей собачьей преданности своему хозяину, а также их обоюдной любви. Отношения такие сложились между ними давно, прочно, и не мне было их менять. Но уж так получилось, что однажды я стал виновником ссоры, возникшей между Валдаем и Федей. Обычно голодный Валдай часами лежал на пригорке около дороги напротив Фединого дома. Он гордо и независимо поглядывал на проходившие по дороге машины и тракторы, зевал, потом клал голову на вытянутые передние лапы и спал. Я часто наблюдал за ним из окна. Вот он встал, сладко потянулся, поглядел в одну сторону улицы, в другую. Нигде никого, только поют петухи. Валдай подошел к дому напротив. У крыльца висел умывальник. Валдай подошел и, нюхая, ткнул носом в шишечку умывальника. Полилось. Валдаю обрызгало нос, он фыркнул и сконфуженно отошел. Мне стало смешно. В благодарность за это я выкинул в окошко полпряника. Валдай съел и поглядел на меня, дожидаясь чего-нибудь еще. Я бросил ему корку черного хлеба, он обнюхал ее и отошел недовольный: дескать, чего ты меня угощаешь такой ерундой? Так я приучил его сидеть под окном и ждать угощения. Федя, съездив за почтой, частенько заходил к моим хозяевам побеседовать, оставляя пса за дверями. Валдай скулил и просился к нам. Однажды я пропустил пса в комнату и дал ему кружок колбасы. Валдай сглотнул колбасу одним махом и вильнул хвостом, прося еще. — А ну марш из помещения! — закричал Федя. — Крохобор. И вдруг пес сверкнул белками глаз и зарычал, да с такой злостью, что даже Федя опешил. — Ишь, не пондравилось. Пшел! Кому говорят! Пес, может быть впервые, не послушался, и жестокий пинок отбросил Валдая к дверям. Неизвестно, что было бы дальше, если б я не остановил Федю… Валдай с неделю сердился на него, даже не хотел ночевать в доме. Но потом они опять помирились. Иногда Федя ходил в лес, на озеро. Он выносил из сеней весло и корзину для рыбы, и тут Валдай вскакивал со своего пригорка, начинал радостно визжать и прыгать вокруг Феди. — Валдай? В лес! В лес! Пес прыгал еще выше, стараясь лизнуть Федю в щеку. Так был рад. Он устремлялся в поле, возвращался, визжал и прыгал, бежал опять. Так любил ходить в лес, что весь менялся, вся сонная лень одним махом слетала с него. В такие дни он сразу становился веселым, стремительным и шумным.  

Читать другие рассказы В.Белова

С этим читают